Графиня из Флоренции

Графиня из Флоренции

Пусть простит меня читатель, но я не помню, в дворике какого именно из музеев Флоренции стоит этот Бахус: античная скульптурка менее метра высотой. Почти шарообразный веселый человечек, вытесанный из грубого темного камня, пузико отполировано до безупречного глянца поцелуями поклонников божества. Ручки и ножки коротенькие, а мужские достоинства несоразмерно огромные.

Хильнем на Брод, чувиха!

Хильнем на Брод, чувиха!

– Какое у него порочное лицо! – Голос Эли дрожал то ли от страха, то ли от восхищения. Мы автоматически замедлили шаги. Впрочем, не только мы, все, кто двигалcя «по кругу» от перекрестка улиц Спартака и улицы Кирова и до перекрестка того же Спартака и улицы Советской, замедляли шаги, если на ступеньках появлялась фигура Мая Белоусова. Он стоял, как маршал, принимающий парад. Рядом несколько приближенных. Они резко отличались от большинства. Еще бы – стиляги! А Май Белоусов был общепризнанным королем Бродвея. Бродвеем (или сокращенно – Бродом) называлась та самая часть улицы Спартака.

Птичка Колибри

Птичка Колибри

Хотите знать, в каких нарядах выходила замуж моя бабушка? Для первого дня, чтобы идти в городскую управу, был приготовлен строгий костюм из тонкой белой шерсти в узенькую черную полоску. В тон к костюму были подобраны скромная (по тем временам) шляпка, перчатки, ридикюль, ботиночки из мягкой кожи на шнуровке.

Лучше, чем подруга Лида, я не знаю индивида

Лучше, чем подруга Лида, я не знаю индивида

Я не буду говорить о том, что Старикова – один из лучших журналистов Челябинска, это общеизвестно, у нее есть круг постоянных читателей и почитателей ее творчества, которые находят Старикову, где бы она ни печаталась. Дело в том, что у Стариковой есть дар, который редок у людей нашей суетной профессии: настолько глубоко проникаться бедами, заботами, радостями тех, с кем свела журналистика, что многие оставались и остаются ее личными друзьями: ходят к ней и друг к другу в гости, и она, как бы ни была загружена, находит время для того, чтобы навестить многих из них, принять у себя дома.

Наши танцы

Наши танцы

Шёл восемьдесят девятый год. Полный тупик. То, что Борис Соколкин умел, что составляло смысл его жизни, никому не было нужно. Жить не на что. И вдруг – сюрприз судьбы. Дама из знаменитого московского купеческого рода предложила поработать в её фирме, занимавшейся реставрацией предметов старины. Объяснения, что он резчик-любитель,
во внимание приняты не были, поскольку заказ был срочный.
Реставрация деревянного иконостаса в Казанском соборе Петра и Павла.

В нужное время на нужном месте

В нужное время на нужном месте

Рональд Рейган, выступая как-то в одном из университетов своей страны, услышал от студентов, что люди его поколения
не смогут понять современную молодёжь, потому что в годы, когда они были молоды, не было космических полётов, компьютеров с интернетом и даже – телевидения.
– Да, – ответил президент, – это так.
Но наше поколение всё это создало.