Символ нашей истории

Из острога в Законодательное собрание

явления: история в лицах
Текст: Сергей Смирнов
Фото: из фонда Государственного исторического музея Южного Урала и архива журнала «Миссия»
Остаётся только гадать, кто выбрал это место — Бог или дьявол? Сначала здесь была тюрьма, в стены которой вросли надписи с мольбами заключённых, их проклятья власти. Затем на месте тюрьмы появилось здание отделения Банка России, где хранили свои капиталы уже те, кто эту власть поддерживал. А потом сюда переехала и сама власть. Партийная, советская и, наконец, областная — законодательная. Как ни крути, но власть, деньги и тюрьма связаны воедино, пусть и в разных порядках. Таков наш мир, наша история.

История этого места начиналась с тюрьмы

Какие события происходили в жизни провинциального городишки XVIII века? Народ здесь жил тёмный, театров не строили, а в местах не столь отдалённых потребность была. Да ещё какая! Поэтому появление мест заключения отмечалось как историческая дата. Как сообщает известный историк и защитник архитектуры города Юрий Латышев, острог был обозначен на карте Челябинска 1768 года и находился примерно в начале нынешней Кировки — в районе пересечения с улицей Труда.

Город рос, росло и количество преступников. Острог был уже маловат. В 1826 году в Челябинске на казённые средства купцом Юдиным был построен двухэтажный каменный корпус для присутственных мест. А в подвальных помещениях этого здания (о, нравы!) расположилась городская тюрьма. Однако менее чем через 10 лет после постройки — в промежуток между 1834 и 1836 годами — здание разрушилось. Ничто не вечно, даже тюрьмы.

В 1842 году на южной окраине Челябинска (угол проспекта Ленина и Кировки) был построен новый острог. В это время через Челябинск проходил Сибирский каторжный тракт, для проходивших этапом кандальников требовались новые «темницы». Острог состоял из двух бревенчатых одноэтажных бараков вместимостью 400–500 человек, огороженных забором.

В 1848 году по предписанию губернатора в Челябинске был устроен эшафот с позорным столбом. Для экзекуции и позорного наказания эшафот с преступником вывозился под барабанный бой на Хлебную площадь  — туда, где сейчас находится органный зал «Родина». Бичевание было острым зрелищем, на которое стекалась масса народа. По конфирмации (утверждению) генерал-губернатора, в декабре 1906 года в Челябинске состоялись четыре казни. Узников, приговорённых к смерти, повесили во дворе Блиновской тюрьмы, названной так по дому, в котором она размещалась. За какие преступления был вынесен такой суровый вердикт, сейчас уже неизвестно. Можно предположить, что приговоры могли быть связаны и с событиями первой русской революции 1905–1907 годов. Дело, как говорится, тёмное.

2 сентября 1896 года Челябинская городская дума постановила выделить место под постройку нового арестного дома на берегу реки Миасс. Стройка затянулась почти на 10 лет, на возведение тюремного замка была потрачена огромная по тем временам сумма — более полумиллиона казённых рублей. Строили крепко! Получив донесение об открытии 9 ноября 1908 года в Челябинске нового здания пересыльной тюрьмы, последний российский император Николай II написал на полученном рапорте резолюцию: «Отрадно».

В новой челябинской пересыльной тюрьме в качестве заключённых, двигавшихся по этапу, в своё время побывало немало известных людей. Среди них — будущий вождь народов Иосиф Сталин. А на месте первого острога, развалины которого ещё несколько лет красовались в центре города, в Челябинске появилось новое здание. Это здание было более приятного содержания. В нём содержались деньги.

«Денежное» место

На закате XIX века Челябинск был маленьким уездным городом. Но капитализм в России развивался, а это требовало концентрации капитала даже в провинции. Что, в свою очередь, было нужно для этой цели? Банки! Челябинское отделение Государственного банка Российской империи было открыто 5 июля (17 июля по новому стилю) 1893 года.

Первое арендованное здание отделения находилось на Мастерской улице (сейчас — ул. Пушкина) недалеко от городской тюрьмы. Ветхость и теснота помещения, судя по отчётам управляющих, приводила к многочисленным кражам у клиентов, а близость тюрьмы способствовала «политической агитации служащих». Режим не дремал. Для государственного учреждения это было несолидно! Но решение о постройке нового каменного здания на Уфимской улице (сегодня — улица Кирова) из-за недостатка средств было принято только в 1909 году. С 1912 года отделение размещалось в собственном здании, которое, по описаниям современников, являлось одним из самых лучших в городе. Архитектором здания был Мацей Иосифович Баллог. Об архитекторе сведений сохранилось мало, известно лишь, что он с 1903 года занимал должность губернского инженера в Оренбурге. На перекрёстке двух челябинских улиц он поставил себе памятник, который служит людям вот уже более сотни лет. Кстати, государство заботилось о жильё для служащих: в Челябинске были построены каменные жилые дома для рабочих и персонала тюремного замка, госбанка и казённого винного склада. Куда же делась тюрьма? Её снесли и построили на новом месте. Без тюрьмы в уездном городе никак нельзя.

Сначала деятельность отделения Государственного банка ориентировалась на обслуживание крупных промышленных и торговых предприятий. После утверждения в 1894 году нового устава Государственного банка Челябинское отделение расширило работу с мелкими торговцами, ремесленниками и кустарями. Банки, как бы сказали сейчас, поднимали мелкий, а потом и средний бизнес. Вот как всё в мире повторяется.

Во время Первой мировой войны почти вся деятельность Челябинского отделения Государственного банка была направлена на изыскание денежных и материальных ресурсов для ведения военных действий (опять не хватало денег!). При этом фронту оказывалась не только финансовая поддержка. Так, служащие Челябинского отделения активно помогали созданному ещё во время Русско-японской войны для оказания помощи больным и раненым воинам Всероссийскому комитету имени генерал-адъютанта Скобелева. Многие служащие банка были мобилизованы и уходили на фронт. А банкиры подсчитывали барыши.

После войны — новый поворот. Пришедшие к власти большевики национализировали банковскую систему. Челябинская губерния, созданная в 1919 году, в этот период входила в состав Уральской области. В её столице  — Екатеринбурге — 1 марта 1922 года была организована Уральская областная контора Государственного банка, а в Челябинске 14 июня этого же года — отделение Государственного банка. Работники банка, как отмечали современники, трудились с энтузиазмом. Помимо основной работы они регулярно участвовали в субботниках по восстановлению разрушенного хозяйства. Однако проблема кадров оставалась одной из основных. На работу в банк стали приходить рабочие и крестьяне, некоторые из них не умели даже читать и писать. Поэтому, как говорится, без отрыва от производства развернулось движение по ликвидации неграмотности и обучению банковскому делу.

Так или иначе, банк пережил НЭП, кредитную реформу 1930–1932 годов, определившую структуру кредитной системы на последующие 55 лет, успешно мобилизовал средства для нужд промышленности и сельского хозяйства. При этом служащие банка имели под рукой одно средство «механизации» — счёты. В 1935 году контора располагала только одной счётной машиной. В 1936 году при переезде в здание по проспекту Ленина (где сейчас и располагается преемник конторы — Главное управление Банка России по Челябинской области) здесь организуется счётно-машинное бюро. Сейчас эти машины могли бы легко освоить даже дети. А тогда они были вершиной прогресса!

В годы Великой Отечественной войны работники Челябинской областной конторы Госбанка старались своевременно удовлетворять возросшие потребности хозяйства области в деньгах и кредите, обеспечивали сбор и хранение ценностей. Так, денежную выручку иногда приходилось инкассировать на санках (!), а инкассаторами работали и женщины. Представьте себе женщин, которые в голодном городе везут на саночках мешок денег. Жуть. Кроме основной работы, банковской, была и другая нагрузка. Например, в дни войны в коллективе были созданы две санитарные дружины. Медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» было награждено 13 сотрудников банка. За годы войны из конторы Государственного банка на фронт ушло 148 банковских работников. Боевыми орденами и медалями были награждены семь человек.

Что происходило за стенами здания банка все эти годы, было государственной тайной. Главное, что он работал лучше, чем часы! Но началась перестройка, «павловская» реформа, дефолты и прочее — систему закачало. И тем не менее она выстояла. Посмотрите сейчас на величественное здание банка (когда-то здесь размещалось казначейство и жильё для сотрудников Госбанка Российской империи): сооружение вызывает уважение, спокойствие и уверенность. Отделение Госбанка сохраняет и внутреннее достоинство. Внушает!

Власть на мраморной платформе


Почему отделение Госбанка переехало в другое здание? Да потому, что в январе 1934 года была образована Челябинская область, и «старое» здание перешло Челябинскому обкому ВКП(б). Напомним, что оно было одним из красивейших в городе, и, делая выбор между деньгами и властью, коммунисты отдали приоритет власти. Тогда же было решено провести его полную реконструкцию. На эти цели было выделено 500 тысяч рублей, но и этой суммы не хватило.

В Челябинском государственном архиве сохранилось немало документов, которые рассказывают о постоянных просьбах и требованиях увеличить финансирование. Денег молили, как у Бога, а в ответ получали отписки. Это в какой-то мере развенчивает мир о роскоши партийных чиновников. Наверное, поэтому руководство треста «Челябтракторострой», которому было поручено провести реконструкцию, не испытывало особого желания проводить эти работы (ответственность просто расстрельная!). Причину отказа вскоре нашли: ссылаясь на большую загрузку по строительству учреждений соцкультбыта, а также завода ЧТЗ, было сделало всё, чтобы сложный объект передали тресту «Челябстрой».

В областном государственном архиве сохранились уникальные документы, которые рассказывают о том, как шла реконструкция, как оборудовали здание, какую мебель приобретали, сколько на это было потрачено. Все эти документы собраны в особой папке Челябинского обкома КПСС.

Так, из списка необходимого инвентаря можно узнать, что для высоких челябинских чинов того времени было приобретено десять несгораемых шкафов по две тысячи рублей каждый, одна тысяча метров ковровых дорожек, три ковра, которые, по всей видимости, были в кабинетах первого секретаря обкома и его заместителей. Любопытно, что среди самых дорогих покупок того времени оказались портреты вождей. Их было куплено 100 штук по 63 рубля каждый. А вот настольные лампы были довольно дешёвые — всего по пять рублей. Кстати, часть мебели той эпохи сохранилась в челябинском архиве: тумбочка, эмалированная плевательница, этажерки, шкафы и стулья.

Обстановка в обкоме была добротная, но не роскошная. К слову, когда обком КПСС был ликвидирован, в здание просочились любопытствующие граждане, которые первым делом ринулись в… туалеты. Но золотых унитазов не увидели: комнаты были отделаны голубой плиткой, только, в отличие от других подобных заведений, здесь было чисто. В кабинетах секретарей и зав. отделами стояли обтянутые зелёным сукном столы, на столах — лампы с зелёным абажуром (зелёный цвет, очевидно, снимает усталость, а работали здесь и по ночам), стеклянный графин с водой  — всё стандартное. В здании обкома сохранились банковские сейфы, которые стояли здесь с момента основания здания — их не могли вынести. Один сейф — работа знаменитого петербургского заводчика и изобретателя Франца Карловича Сан-Галли. На нём стоит личное клеймо поставщика императорского двора. Литейщики его завода изготовили решётки для Зимнего и Таврического дворцов. Второй сейф когда-то выпустил Сущевский завод несгораемых шкафов и плит. Что хранили в сейфах? Один из ветеранов завода им. Колющенко вспоминает, что во время войны для изготовления «Катюш» потребовались редкие инструменты, кажется, свёрла. О проблеме узнал первый секретарь обкома КПСС Николай Патоличев. Он пригласил специалистов завода к себе в кабинет, и достал инструменты из сейфа. Во время войны некоторые вещи были дороже денег. И доверяли их самым достойным.

Обком партии в этом здании располагался до 1991 года. Когда партии и советских органов не стало, всем показалось, что встанет вопрос, кто займёт пустующие здания. Но свято место пусто не бывает. С начала 1990‑х в местных коридорах власти поселились депутаты Челябинской областной думы, которую возглавил известный южноуралец Вячеслав Скворцов. В современной же истории нашего города в здании по улице Кирова, 114, располагается Законодательное собрание Челябинской области, которым руководит Владимир Мякуш. К слову, ряд документов указывает на то, что здание современного областного парламента стоит на большой мраморной платформе, которая не даёт ему проседать, несмотря на то, что уникальному строению уже более ста лет. Власть стоит на прочной основе.

В 2006 году в здание областного парламента вдохнули вторую жизнь: здесь прошла вторая масштабная реконструкция. Фасад здания был облицован мрамором (на чём стоим, тем и украшаем!). Сегодня это строение является частью архитектурного ансамбля центра города, которое всегда вызывает восхищённые взгляды прохожих. Какие же люди работают в этом здании сегодня? Вопрос не праздный и не риторический.