Второе небо

Явления: история в лицах

Текст: Александра король
Фото предоставлены: Астрокомплексом ЮрГГПУ, ОГАЧО, Отделом фотонаследия Государственного исторического музея Южного Урала
Так поэтично назвали челябинцы открывшийся в городе планетарий. Для них это техническое новшество стало настоящим чудом, тем более что в пятидесятые годы прошлого века вся страна от мала до велика буквально бредила космосом.
Здание Александро-Невской церкви. 1960-е годы

Соревнование в мире было нешуточным: кто первый полетит в космос  — мы или капиталистическая Америка? Весь мир пристально следил за новостями. В стране Советов в ход были пущены все интеллектуальные и технические силы и средства для победы, и сверх того  — брошены все масс-медиа той эпохи. Космическая гонка стала идеологией в СССР, а означало это, что даже школьники были озабочены вопросом «есть ли жизнь на Марсе?». Но, кроме шуток, советские взрослые и дети хотели знать о космосе всё! Мальчишки поголовно мечтали стать космонавтами. На этой страстной идеологической волне в 1956 году в промышленном Челябинске появился первый на Урале планетарий. Астрономы утверждали, что в день открытия планетария в небе над Челябинском особенно ярко светилась Большая Медведица.

Здание храма словно ждало именно его. После революции, когда советская власть активно боролась с самим институтом церкви за души новых советских граждан, её представители и сочувствующие повсеместно варварски крушили купола и колокола, разграбляли церковную утварь, а служителей храмов зачастую уничтожали физически. В церквях устраивали конюшни и казармы. В Челябинске в тридцатые годы XX века здание бывшего храма Александра Невского использовали под склады, позже там размещался газетный цех типографии «Челябинского рабочего», хранилище госархива. Храмовые росписи были замазаны, купола и колокольни отсутствовали. Так, в запустении, здание простояло до пятидесятых, когда распоряжением обкома партии было решено отдать его под планетарий  — «с целью пропаганды естественно-научных и атеистических знаний». Какая связь, спросите вы? Прямая. Кто как не учёный-астроном-физик убедительно расскажет народу научнодоказанный факт, что Бога на небе нет, а есть звёзды и планеты. Но планетарий стал для людей чем-то гораздо большим  — центром, куда стекались техники-любители, изобретатели, педагоги и учёные челябинских институтов  — педагогического, политехнического, сельскохозяйственного, государственного университета. Они с энтузиазмом взялись за организацию уникального научно-просветительского центра: были инженерами, строителями, организаторами и подсобными рабочими. А позже стали лекторами и изобретателями многих приборов и приспособлений для воссоздания космических явлений и эффектов.

Бывшая церковь идеально подходила для лекций о космосе: высота купола давала огромную развёрстку для луча специального аппарата, моделирующего небо. Плюс отличная акустика, позволяющая лектору играть голосом, не напрягая связки. Многие наглядные эффекты своими руками сделал механик-энтузиаст Н. С. Хлызов вместе с К. И. Ферапоновым и Э. В. Кондрашовым (будущим астрономом Пулковской обсерватории). Здесь работало настоящее общественное КБ, руководил которым заслуженный изобретатель РСФСР А. Н. Трусов.

Вы не поверите, но первый проекционный аппарат, создающий панорамную проекцию звёздного неба, тоже был самодельным! Установку УП-4 сконструировал и собрал К. Н. Шистовский, первый директор Московского планетария, он же провёл первую лекцию, ставшую резонансным событием того времени. «Перед блестящими от восторга глазами слушателей сверкают созвездия, пером жар-птицы горят полярные сияния и восточная заря, под звуки музыки Чайковского восходит красное солнце», — так описывал ту лекцию Константин Ферапонтов, один и первых, кто влился в ряды сотрудников планетария. И народ потянулся: рабочие и инженеры, врачи и педагоги, с семьями и без, курсанты училищ, студенты и школьники. Планетарий стал, как сегодня принято говорить, точкой притяжения горожан. Для них энтузиасты-педагоги готовили интереснейшие лекции, развешивали афиши, проводили тематические вечера. Были в планетарии и телескопы, в которые можно было посмотреть на реальные звёзды и планеты вблизи.

Планетарий

Позже в планетарий прибыл настоящий аппарат, присланный Москвой, производства фирмы Карла Цейса, мирового производителя непревзойдённого качества оптики и поныне. «Подобных этому аппарату было закуплено СССР всего несколько, и он был превосходного качества, тем более по тем временам!», рассказывает Жанна Буйло, директор Астрокомплекса ЮрГГПУ, бережно хранящего историю первого Челябинского планетария. Об этом и многом другом с Жанной Валерьевной делилась Алефтина Петровна Попова, преподаватель астрономии университета (в то время  — пединститута), кандидат наук, почётный житель Челябинской области и одна из плеяды первых лекторов планетария. В то время сама Жанна Валерьевна была ещё школьницей. Всю жизнь помнит ощущения со своего первого похода в планетарий: они пришли на лекцию всем классом и наблюдали затмение Луны и Солнца, метеорные потоки, восход на Венере. Аппарат создавал эффект полного погружения, школьники словно находились посреди звёзд, на Луне и Марсе. Это было незабываемо. А ещё впечатлила лектор, эмоционально рассказывающая такие подробности мира космоса, о каких ни в одном учебнике не прочитаешь. Голос лектора школьница Жанна запомнила и спустя годы услышала его на первом курсе пединститута, когда пришла на лекцию по астрономии. В перерыве студентка подошла к преподавателю и спросила: «А вы работали в планетарии?». Да, ответила Алефтина Петровна. С той поры они были рядом  — ученица и её Учитель. А когда они стали коллегами педагогического университета, их общение переросло в дружбу. Алефтина Петровна все годы читала лекции в планетарии и преподавала астрономию в университете, умела сложнейшие физические явления и законы описать просто и доступно. «Наша фея»,  называют её коллеги. Жанна Валерьевна, давно уже опытный педагог, по сей день пользуется своей «зелёной тетрадкой», где в своё время детально расписывала уроки астрономии Поповой…

А в планетарии шли лекции  — «Жизнь вне земли», «Происхождение земли и других планет» или тематический вечер «Человек штурмует космос». На первом этаже здания работала городская техническая станция, где дети и взрослые занимались моделированием, второй  — был отдан миру звёзд. Челябинский планетарий повлиял на судьбы многих молодых людей. В нём побывали миллионы юных южноуральцев. Только за первые 10 лет преподавателями планетария было проведено десять тысяч лекций о космосе. И не только в самом помещении планетария: штатные и нештатные лекторы выезжали в другие города и районные центры, на предприятия, в школы, организации города Челябинска и Челябинской области. В районных центрах по обычаю сначала шла ошеломительная космическая эпопея, а потом  — танцы под патефон. Романтика! И вопрос «Есть ли жизнь на Марсе?» в шестидесятые-семидесятые ещё не был риторическим, а бурно обсуждался общественностью и профессионалами. Поиск братьев по разуму занимал умы людей: многие умельцы настраивали домашние радиостанции, слушали «эфир» и ловили сигналы «инопланетян».

После запуска первого космического спутника в 1957 году в некоторых городах СССР были организованы станции по отслеживанию его движения. Решением Академии наук СССР и всеми государственными структурами на базе челябинского планетария была открыта пробная станция под номером 91. Начальником этой станции был назначен Евгений Григорьевич Пономарёв, в то время молодой преподаватель пединститута, энтузиаст и лектор планетария. Кто-то наверху счёл его достаточно компетентным для столь важной миссии. Пономарёв организовал связь с Пулковской обсерваторией и сам с командой единомышленников вёл постоянное наблюдение за спутником, передавал отчёты в Москву. В те времена спутник становился невидим для Москвы через некоторое время после запуска, и его сигналы ловили наблюдатели, живущие на других территориях России, над которыми он пролетал. И только по этому факту можно судить о том, насколько сильно изменились технологии сегодня.

Подготовка к фотонаблюдениям Солнца на крыше Планетария, слева — Евгений Пономарёв

С 1957 года в планетарии работал астрономический кружок, сюда стекались люди разных возрастов и профессий  — студенты физмата институтов города, рабочие-радиотехники, лаборанты и школьники. Детьми занимался всё тот же Пономарёв, и говорят, что именно работа кружковцев была замечена в Москве и повлияла на организацию станции в Челябинском планетарии. Так или нет, но для многих воспитанников астрономического кружка детское увлечение переросло в хобби на всю жизнь. Или в профессию, как, например, для В. Ф. Карташева, ставшего впоследствии преподавателем педуниверситета. Или лаборанта-наблюдателя Астрокомплекса ЮрГГУ Александра Перевозова, главного звездочёта области, влюбившегося в астрономию благодаря Пономарёву, его кружку и планетарию. Штатных работников планетария можно было по пальцам пересчитать  , директор, три лектора, один методист и один механик. Гораздо больше было энтузиастов, кого притягивал космос или планетарий, хотели они того или нет.

Учителя школы № 98 Ларису Израильевну Мирнович судьба привела в планетарий в начале шестидесятых. Сегодня её ученикам первого школьного выпуска  — по 80 лет, ей  — 90, и она прямо заявляет, что никогда не болела небом и звёздами, она  — географ по призванию и обожает путешествовать. В своё время объездила всю Россию и заграницу. Работала гидом на теплоходах и паровозах. Старшее поколение может помнить: садишься в поезд, а по радио красивый голос ведёт рассказ про города и веси вашего маршрута. После путешествий учитель делилась впечатлениями со своими учениками. Она подрабатывала гидом и на городских экскурсиях: рассказывала гостям города про Челябинск и его славную историю. А своих учеников возила на экскурсии по заводам, была такая традиция в советские годы. Уроки астрономии для десятиклассников традиционно проводились в планетарии, а сама Лариса Израильевна читала там лекции по географии. «Помню, пришла в гороно и сказала: мне нужен абонемент в планетарий для учеников трёх десятых классов. Гороно оплатил абонемент для ста десятиклассников, и я водила детей пешком с Елькина до Алого поля на уроки астрономии и географии, — рассказывает Лариса Израильевна. — Часто встречала в планетарии нашего знаменитого краеведа Н. И. Шувалова. Увлекательные лекции часто читали корифеи педагогического института». Лариса Израильевна вспоминает одну из лекций, которую вёл профессор М. М. Куклин. Во время демонстрации диафильма вдруг порвалась плёнка. Профессор растерялся: «Кто-нибудь умеет склеивать плёнку в киноаппарате?» «Какой марки?»  — спросила Лариса Израильевна. — «Украина». С «Украиной» ей приходилось иметь дело: на уроках географии часто показывали фильмы, учителя даже оканчивали курсы киномехаников. Быстро склеила, и лекция продолжилась…

На площадке возле планетария все годы стоял телескоп, и поздним вечером группы посетителей могли наблюдать реальные звёзды. Это сейчас здесь разбит парк, который хорошо освещён в вечернее время, поэтому наблюдение за небом невозможно. А вплоть до девяностых перед планетарием был тёмный пустырь, да и городская «засветка» не мешала астрономам. Астроном, как известно, любит темноту: в темноте звёзды ярче. Жанна Валерьевна, став преподавателем ЮрГГПУ, а потом и директором Астрокомплекса, часто водила сюда группы студентов. В восьмидесятые по вечерам Челябинск патрулировали милицейские «тройки», доходили до Алого поля и сталкивались с «подозрительными элементами», что-то рассматривающими в телескоп. «Мы направляли телескоп в западном направлении, поскольку именно там в небе находится много интересных астрономических объектов, — рассказывает Жанна Валерьевна. — А раньше, в той же стороне, где сегодня стоит торговый комплекс «Алое поле», были казармы. Подходят к нам трое в тулупах и валенках и спрашивают: «А что вы рассматриваете на секретном объекте?».

В начале восьмидесятых планетарий временно закрыли: предполагалось, что само здание и звёздный зал будут реконструированы, установлено новое оборудование. Уже приобрели малый планетарий той же фирмы «Цейс». Но временное закрытие затянулось до тех пор, пока здание не отдали под филармонию. Правопреемником планетария и его архива стал Астрокомплекс пединститута. На территории университета возвели отдельное здание для занятий физикой и астрономией и проведения экскурсий для всех интересующихся небом и звёздами. Над смотровой площадкой под специально оборудованным открывающимся куполом был установлен уникальный телескоп кудэ-рефрактор, один из трёх имеющихся в России. Правда, педагоги университета какое-то время мечтали о строительстве на его территории нового планетария и даже занимались поиском пропавшего аппарата марки Цейс. Но его так и не удалось найти: сгинул в вихре перестройки, как многое в те годы.

Сегодня Жанна Валерьевна показывает первокурсникам университета собор Александра Невского, рассказывает о его сложной судьбе. И о том, что, по сути, планетарий, изначально призванный бороться с религией, спас культурный религиозный объект. Такой вот казус. Благодаря планетарию и его работе в течение 33 лет историческое здание храма Александра Невского не разрушилось. Дождалось давно обещанной реконструкции. Планетарий выполнил свою миссию сполна  — сохранил и храм, и любовь к небу.

Планетарий