Намоленный город

Кыштым  — путешествие в свет

Явления: ЭКСКУРСИЯ
текст: Лена Москаленко
фото: Игорь Ляпустин
Тайны и таинства Христорождественского Собора в Кыштыме, почему красная армия хотела его разрушить и не смогла. Загадки православной жемчужины раскрывает прихожанам и туристам иерей отец Михаил Чирков.
Собор Рождества Христова , Кыштым
Силами и пожертвованиями кыштымцев. Да и адрес храма Рождества Христова на улице Ленина в Верхнем Кыштыме  — уже сам по себе загадка. Кто бы мог предположить в далёком 1848 году, что самое величественное во всём Кыштымском округе культовое здание в XX веке будет стоять на улице в честь красного вождя мирового пролетариата. Уж не Ленин ли в своё время отдал приказ не щадить православие в советской державе! Правда, сила веры оказалась сильнее революционных идей и помогла этой храмовой жемчужине выстоять  — избежать взрывов красного террора и забвения. Сейчас это действительно кажется таинством.
Собор Рождества Христова , Кыштым

Византийское величие

Белые фасады в лесах, килевидные закомары, синие и зелёные «маковки», золотое убранство. Христорождественский собор стоит в самой высокой точке Верхнего Кыштыма  — его византийское величие видно сразу на въезде в город. Царственная уникальная архитектура на улице Ленина особенно резонирует с современностью  — православный «небоскрёб» в этом месте буквально парит, создаёт свой культурный код бытия и уносится в небеса. Чистые и светлые. Кстати, даже в хмурую погоду здесь почему-то всегда свет. Чудо веры и Божьего промысла  — как назидание потомкам: жить по совести.

Нас встречает отец Михаил  — предлагает с дороги горячую гороховую похлёбку и чай. За светлой трапезой  — первые откровения и впечатления.

— Храм начали строить в 1848 году силами православных Кыштыма, они же и собирали пожертвования, — рассказывает настоятель храма Рождества Христова отец Михаил. — Строили долго  — по тем временам почти 10 лет, без спецтехники, практически вручную  — это величественный подвиг веры: сооружение храма вели сначала крепостные, а затем вольнонаёмные мастеровые. Завершили строительство аккурат к 1857 году  — в царствование императора Александра II.

Это рост почти в две 16‑этажки. Храм и его колокольня возносятся в небо на 71 метр. Стоишь на земле  — смотришь вверх и попадаешь в плен тайн и таинств: как одними человеческими руками можно творить такие чудеса? Первый этаж храма расписали только к 1902 году.

— Шестипристольный храм освятили на Рождество 1857 года, было построено два этажа: верхний летний и зимний, который отапливали печами. Его-то и расписали. Летний не стали  — в Кыштыме и в те времена слишком большие были перепады температур, но посмотрите, как сохранилась роспись, какой почерк, какие лица, — отец Михаил и сам не перестаёт удивляться.

Иконописные лики храма и сегодня ничуть не померкли и хранят множество загадок для искусствоведов, архитекторов, строителей и археологов. Отец Михаил говорит: не иначе ещё одно чудо.

иерей отец Михаил Чирков

Под сенью своих святых

Пророчества и таинство цифр. В 1938‑м храм Рождества Христова большевики всё-таки заколотили. И опять мистические 9 лет: строили столько, потом настолько же до 1943 года закрыли. В лихолетье храм снова открыли, ещё раз освятили  — уже у Сталина попросили верующие во время Великой Отечественной. За эти годы где-то кто-то надругался над святыми, появились пошлые надписи «здесь был тот-то», но у советских безбожников не получилось  — окончательно храм разрушить и совершить абсолютное зло.

— Храмовая роспись оказалась сильнее хулиганства, — не без иронии подмечает отец Михаил. — Лики и фрески не только продержались почти 120 лет, они, как самые настоящие шедевры, практически уцелели. Они ещё столько же простоят, — уверен иерей.

Отец Михаил подводит к надписи  — её сделали сразу же после окончания работ в 1902 году: «Стенная живопись святых картин и орнаменты исполнены Московскою придворною мастерской Якова Ефимовича Епанечникова». Всё советское время храм Рождества Христова в Верхнем Кыштыме был действующим  — и прихожане не стеснялись, шли, молились. В 90‑е XX века фрески уже едва просматривались  — их отмыли от пыли и копоти, а декоративную роспись и орнамент обновили свежими красками. Пролетарская революция, конечно, немало испытаний принесла храму: собор лишился колоколов и внутреннего убранства. Под ликами святых были и склады, и конюшни.

— Здесь впечатляет качество строительных работ  — это тоже не иначе как таинство, — отец Михаил рассказывает о современной экспертизе и техническом аудите. — Вердикт «феноменально». Вот будем подыматься в верхний храм, посмотрите, какая кирпичная кладка  — до сих пор стоит как новая. Полы и деревянные перекрытия из лиственницы  — вечные! Добротная работа. Прочная.

У отца Михаила этому своё объяснение  — строили богобоязненные люди. Страх перед Божьим проклятием у людей был тогда велик  — нельзя было Божьи дела вершить с пренебрежением.

— Делали на совесть  — оказалось, на века   говорит отец Михаил.

— Как этого сейчас не хватает!

— Немногие знают и помнят, что с тебя Господь спросит  — без разницы, кто ты: учитель, строитель, парикмахер  — работать надо на совесть.

— И если следовать заветам  — Бог же человека с совестью создал.
— Да-да-да, — соглашается иерей.

История собора Рождества Христова и до наших дней сохранила много тайн и помнит много удивительных событий. Отец Михаил рассуждает исторически: заводовладельцы тех времён пеклись о вере, и на примере Кыштыма очевиден Божий промысел: Господь  — одной стороны, люди  — с другой. С Кыштымом и собором Рождества Христова связана и история трёх святых, которые ныне канонизированы Русской православной церковью.

— Сегодня мы их чтим как наших небесных покровителей, — открывает ещё одно таинство храма отец Михаил. — Это диакон Константин Словцов, отец Константин Алексеев и учитель Кыштымского двуклассного училища Министерства народного просвещения Александр Сидоров. Они были расстреляны большевиками в 1918 году и канонизированы в лике российских новомучеников  — тех, кто пострадал от безбожной власти, но до конца своих дней не боялся смерти и не отрёкся от своей веры Богу.

В храме есть немало удивительных святынь. Например, сохранилась икона Успения Пресвятой Богородицы, в которую вкраплена часть мощей святых угодников, в том числе, апостола Варфоломея и святого великомученика и целителя Пантелеймона, а пять лет назад в соборе появилась икона, которую написали во Владимире специально для Кыштыма к 160‑летию храма Рождества Христова. В икону «Собор преподобных Оптинских старцев» вмонтировано 12 мощевиков.

Собор Рождества Христова , Кыштым

Голос молитвы и пламя храмовой свечи

Отец Михаил предлагает нам пройти в верхний храм  — на второй этаж в Никольский предел. Подъём крутой: ступени из лиственницы, которым почти 174 года,  — это тоже уже великая история. Среди православных во все времена было сильно поверье  — собор невозможно разрушить! Можно душить веру и стрелять в священников, можно глумиться над святынями, но стены соборного храма уничтожить невозможно.

— Конечно, судьба Христорождественского храма невероятна, — отец Михаил снова ссылается на историю. — Немало таких храмов по стране было уничтожено, но этот, вопреки всему, выстоял. Это тоже чудо Божье. Не удивлюсь, что к лику святых будут ещё причислены и те, кто не уставал молиться за храм, и сила голоса их молитвы тоже поражает.

Собор невозможно разрушить  — чисто белые стены Никольского предела лишь подтверждают правоту народной истины. Отец Михаил начинает: «Отче Наш», эхом до небес раздаётся молитва  — мощная акустика храма восхищает и завораживает. Непостижимо! Как человек с геометрической точностью проектировал, как построил  — создал, и без единого инструмента человеческий голос сумел превращать в музыку. В музыку, которая попадает прямо в сердце.

Современность и её информационный интершум тонкой нитью из настоящего пронизывает прошлое, чтобы сохранить будущее. Кто-то приходит в собор  — находит веру, а кто-то в некрополе собора   ищет корни своей семьи и находит родных.

— В прошлом году приехала в храм семья из Верхней Пышмы  — оказывается, здесь похоронен их прадед Димитрий Мукин, — отец Михаил рассказывает уже историю наших дней. — Они где-то прочитали, установили родство, пытливо нашли. И такие факты приятно удивляют  — в таких событиях восстанавливается ведь не только нить времён, но и связь поколений в отдельно взятой семье.

Сегодня доступ в Никольский предел открыт не каждому  — пока здесь идут ремонтные работы: отшлифована старая лиственница, которая тоже была собрана вручную, начисто до куполов побелены стены  — цвет и свет пустому гулкому залу придаёт ещё больший величественный объём. Говорят, Никольский предел построен по пропорциям Исаакиевского собора в Петербурге. Тем, кто испытывает особый интерес, отец Михаил всё-таки второй этаж открывает. Здесь сам собой случился музей  — кто-то приносит старые иконы, чугунные утюги и мельхиоровые рукомойники. Есть и раритетные венцы  — сквозь столетие пробивается торжественное золото парчи: а ведь кто-то под этими венцами сделал правое Божье дело  — создал крепкую семью, воспитал хороших детей.

Отец Михаил предлагает посмотреть на Кыштым с высоты колокольни  — сюда ведёт узкая лестница, а из темноты ты сразу попадаешь в свет. На уровне глаз зелёные и синие маковки храма, белые фасады в лесах, килевидные закомары и тонкое золотое убранство. Здесь девять колоколов  — это рукотворный голос храма. Ежедневно колокольный перезвон собора Рождества Христова дарит намоленному Кыштыму свой призыв, своё бессмертное напутствие, полное загадок и таинств.

Собор Рождества Христова , Кыштым