+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info
Михаил Мазур

Старший сказал

СЕМЬЯ: Юбилей
Текст: Любовь Усова
Фото: из архива семьи Мазур
В советские годы фамилия Мазур часто звучала в связи со знаковыми зданиями Челябинска. Строительное управление СУ-8 треста «Челябинскгражданстрой», которым руководил Михаил Игоревич Мазур, было одним из тех, что возводили и реконструировали драмтеатр и цирк, и дворец спорта «Юность», и кинотеатры «Урал», «Союз», «Россия», «Победа», и Торговый центр, и Дворец молодёжи на Алом поле. И многое, многое другое, чем мы любуемся по сей день. Строитель и сын строителя Анатолий Михайлович Мазур посвящает свой рассказ 75‑летию Мазура-старшего, заслуженного строителя Российской Федерации.

По линии отца у меня отличные гены. Отец моего отца, мой дед — Мазур Израиль (Игорь) Исаакович — был выдающейся личностью. В начале войны 7 ноября 1941 года он принимал участие в параде, что состоялся в Москве на Красной площади. И сразу ушёл на фронт. Выжил, наверное, потому, что ему ещё многое предстояло сделать в жизни, ну и благодаря своему характеру, конечно. За мужество, проявленное в боях Великой Отечественной войны, Игорь Мазур получил личную благодарность от Верховного Главнокомандующего. После увольнения из армии его направили в Казахстан. Молодому коммунисту и фронтовику поставили неслабую задачу: превратить захолустное местечко Актюбинск в промышленный город и построить известный на всю страну химкомбинат. Там он и трудился заместителем генерального директора комбината. На ту пору ему было всего 25 лет. Мой отец родился 20 мая 1946 года, в первый послевоенный год.

Детство, которое отец провёл в Актюбинске, как и у многих послевоенных советских детей, по его воспоминаниям, связано с увлечением стрельбой. Много времени он уделял книгам и игре на трубе и даже был участником заводского оркестра. После окончания школы отец приехал в Челябинск и поступил в Челябинский политехнический институт им. Ленинского комсомола. Студенческие годы пролетели как миг, но вместе с дипломом юный инженер Михаил Мазур получил значительно больше.

Морозным февральским днём в ресторане «Рубин» (нынешняя «Диета»), что на проспекте Ленина, он встретил свою любовь, вернее — Любовь. Так её и звали — Любовь Лымарь, весёлая, смешливая, умная. Она была студенткой пединститута, будущий учитель. Как гласит семейная легенда, сблизились молодые люди на почве любви к истории и литературе, и, конечно, красавец брюнет был просто сражён и очарован красотой Любови, которая стала его судьбой.

В 1969-м, окончив институт, отец уехал служить в армию, и не один, а с женой и сыном. Место службы не абы какое, а великая стройка страны, космодром Байконур. Там и учился всем премудростям, тонкостям и секретам строительного дела. Через два года семья вернулась в Челябинск, а в 1974-м родился я. В это время отец работал начальником проектного отдела проектного института, которому отдал в общей сложности 11 лет своей жизни. Чтобы достойно обеспечивать семью, отец брал работу на дом. Я, как вчера, помню, как он ночами чертил проекты за кульманом, а в 6 утра уже вставал на пробежку. Вообще, всю свою жизнь отец увлекается спортом — бег, плавание, шахматы, стрельба. И, конечно же, в минуты отдыха с молодости и по сей день он не забывает своё любимое увлечение — книги. Помню, как отец сдавал макулатуру и наполнял дом собраниями сочинений. Он сам, будучи страстным книгочеем, и нас, сыновей, приучал к тому, что книги — это душа и мудрость.

Мой отец — разносторонний человек. Харизматичный, живой, с блестящим чувством юмора. Мы покатывались со смеху, когда отец начинал дома «дурить». Я уверен, если бы он пошёл по этой стезе, у Чарли Чаплина появился бы реальный конкурент.

В какой-то момент, наверно, ему захотелось большего в профессии — видеть воплощение своих проектов в камне, в городе. Так и случилось. В советские годы в Челябинске было два крупных строительных треста — «Челябметаллургстрой» и «Челябинскгражданстрой». В структуре второго имелось Строительное управление № 8. Туда и пришёл отец в 1982 году начальником ПТО и быстро вырос до начальника управления.

О, каким грандиозным было то время! Челябинск был чистым манящим листом, который застраивали крупными объектами соцкультбыта. Каждый проект был как Байконур — исключительный, неповторимый, шедевр соцреализма. Таковыми остались и поныне. Много талантов трудилось над ними. Один из тех, на ком лежала ответственность за доведение строительства до завершения, — Михаил Игоревич Мазур. Строительство было масштабным: в те годы объединение строило до трехсот тысяч квадратных метров в год! Папа работал без устали, мама воспитывала сыновей, а мы, сыновья, постигали крестьянскую жизнь на новоприобретённой даче, куда каждый вечер после работы возвращался отец. А в выходные у нас были и первые чертежи скворечников, которые мы мастерили вместе с папой, и лыжные пробежки по зимнему лесу, и сборы грибов‑ягод летом. А в городе — театры, музеи — обязательная культурная программа. И книги, безусловно, книги.

А потом начались гласность-перестройка. Папа всё чаще замещал директора, беря на себя многие его функции: вёл переговоры, проводил совещания и оперативки. Когда пришла пора, коллектив выбрал отца — специалиста и опытного управленца — директором. Сколько себя помню, я всегда находился рядом с папой. Хорошо помню первую контору СУ-8, что базировалась долгие годы на ЧМЗ. Отец брал меня на все пусковые объекты, и я запомнил, как зимой перед Новым годом ходил с ним по Комсомольскому проспекту, который только-только начал застраиваться. И драмтеатр, и цирк, и тысячи квадратных метров жилья для учителей, врачей, рабочих вырастали на моих глазах. И это чувство — ух ты, какая красота! — разделяли мы оба.

Восьмидесятые заканчивались вместе с эпохой социализма. В строительном управлении властвовал хозрасчёт. Отец искал заказы, чтобы прокормить коллектив в триста человек. Иногда — в прямом смысле слова: за построенный объект расплачивались мясом, его и раздавали рабочим в счёт зарплаты.

Уходящая эпоха изменила жизнь не только отца, но и всей семьи. Трагическая гибель брата разделила нашу жизнь на «до» и «после». Мама организовала и возглавила движение «Солдатские матери России», а 15 октября 1990 года стала членом президентской комиссии по расследованию причин гибели, травматизма военнослужащих, нарушений законности в армии в мирное время. Сотни солдатских жизней — юных, талантливых, молодых — были спасены благодаря ей. А отец погрузился в работу.

Новые времена требовали новых решений. Компания перепрофилировалась, начав больше работать на строительстве жилых домов. После приватизации СУ-8 переименовали в «Жилстрой», Отец стал его собственником и генеральным директором. Отделочный бизнес — сложный, зависит от множества факторов. За прошедшие 30 лет как в стране, так и в строительной отрасли было много кризисов, которые отец, возглавляя компанию, преодолел и удержал позиции на рынке во многом благодаря основному заказчику — ОАО СК «Челябинскгражданстрой».

Я пришёл работать в компанию в 1997 году. Коллектив знал сызмала, заданий от отца не ждал, сам решал, что делать: на объект ли поехать, документы изучить, с людьми пообщаться или работу проконтролировать. Вписался в компанию естественно и незаметно.
Перенимал отцовский стиль управления: неиссякаемый оптимизм, порядочность, терпение. Да и выбора у меня не было иного, кроме как помогать отцу. Другого пути не знал и не искал. При участии нашей компании в Челябинске возводились целые микрорайоны — в Ленинском районе, на Северо-Западе, в «Парковом», в Чурилово, в Сосновском районе (микрорайон «Славино»).

Отец и сегодня генералит в «Жилстрое». Его слово по-прежнему последнее. «Старший сказал», — говорят в компании. Когда он приходит в офис, очередная книга с закладкой ждёт его на столе. Вся информация в его голове по-прежнему лежит на полочках, легко достаётся, когда нужно. Когда беседую с папой, он неизменно и незаметно подводит меня к правильному решению.

Такие гены — на вес золота. Обязаны продолжаться и продолжаются. Михаила Игоревича радуют его внуки. Старшая внучка Ольга, у которой за плечами есть и 31‑й лицей, и звание кандидата в мастера спорта по шахматам, и третье место на чемпионате мира, и факультет лечебного дела в медицинском университете, и работа аналитиком в международных проектах, справедливо считает, что это всё дедушкины гены «виноваты». Ольга говорит, что дедушка для неё — лучший друг, с кем можно не только обсудить серьёзные и важные вещи, попросить совета, но и пошутить, расслабиться. Именно дедушка сделал из Ольги такого же книголюба, как и он. Первую подаренную дедом книгу «Дети капитана Гранта» Ольга хранит до сих пор. Средний внук Михаил, названный в честь деда, заканчивает девятый класс. Младший  — Максим, ему 11 лет. Все внуки очень любят и уважают своего дедушку. И это неудивительно! Он всегда и развеселит, и даст нужный совет. Несмотря на непростую судьбу, отец остаётся жизнерадостным, добрым и активным человеком. Любит путешествовать, занимается спортом. А я счастлив находиться рядом с ним. Когда ещё сказать это? Мы любим тебя, папа.