+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Город и река

часть 2: Индустриализация и урбанизация

СТИЛЬ ЖИЗНИ: Ландшафт

Текст: Лана Литвер, Николай Антипин
Фото: Дарья пона, объединённый государственный архив Челябинской области

Южная набережная (восточнее моста) за бывшими домом Яушевых и зданием пассажа  (ул. Труда, 92). 1960-е гг.

Города всегда строили по берегам рек. Во‑первых, это красиво. Во‑вторых, соответствует градостроительной логике. Река питает и защищает город. Отношения города и реки всегда взаимны. Как это было в Челябинске? Почему Миасс однажды перестали воспринимать и как элемент городской среды, и как источник жизни? Как развивалась драматическая история реки в границах города? И что делается сейчас, чтобы вернуть обмелевшую, заиленную, но живую реку — горожанам?

Миасс остался для Челябинска питьевым источником, но перестал быть холодильником, что легко объяснимо, и там больше не стирали
бельё, что тоже неплохо. Но и как место для отдыха Миасс постепенно утрачивал статус. Если до революции и в первые годы после горожане любили устраивать променады, встречаться на набережной, поплавать на лодочках и потанцевать… Да-да, чуть ниже от моста по течению был сад-остров — место культурного досуга челябинцев. Туда приплывали на лодках или переходили по временному мосту. На острове стоял кинотеатр под названием «Фурор», по вечерам играла музыка. Остров забросили, позже он перестал быть островом, зарос и частично ушёл под воду. На его месте остались заросли, которые были срублены, когда началось строительство Конгресс-холла — как раз на этом месте.

Расширение русла реки в 1960‑х годах, как мы понимаем сейчас, было ошибкой. Хотя визуально это решение, безусловно, изменило центр города. Старожилы вспоминают, что река, когда она уже стала широкой, была чистой, красивой, без зарослей. Исчезли страшные развалюхи на левом берегу, которым не пристало украшать центральную часть города. Людей переселили в новые благоустроенные «хрущевки». Уже стояла филармония, построили кинотеатр «Родина», позже цирк — картинка стала открыточной.

Расчистка реки Миасс (1978)
Здесь нужно вспомнить, что часть городских улиц Челябинска когда-то планировали архитекторы из Санкт-Петербурга. В их эскизах прошлого река Миасс — полноводная, быстрая река, значимый элемент архитектурного ансамбля. Они спроектировали триумфальную набережную, чтобы в зеркале реки отражались знаковые здания, как в водах Невы — Петропавловская крепость или Зимний дворец. Но архитекторы не учли ни Шершнёвскую плотину, ни дорожную революцию. Плотина лишила Миасс полноводности, а широкие магистрали окончательно разорвали связи города и природы, города и воды.
Расчистка реки Миасс (1978)
Сейчас река постепенно зарастает тиной и осокой. Это естественный процесс саморегуляции. Скоро в русле будут появляться острова, а сам Миасс из когда-то судоходной артерии превратится в ручеёк среди болот. В Челябинске Миасс используется как русло для сточных вод: 57 труб только в центральной части города. А сколько ещё неизвестных нам стоков? За рекой все годы заботливо ухаживали. Регулярно проходил земснаряд — гидротехническое оборудование для очистки водоёмов. Это не тот экскаватор, которым сейчас по ведру вычерпывают воду, а специальный плавающий механизм, который очищает водоёмы от отложений со дна. Он работает на всех реках в крупных городах страны и на Миассе ходил до 2010‑х годов, до тех пор, пока главные мосты — и Троицкий, и Свердловский, и по улице Красной — не реконструировали, в результате чего они стали ниже. Земснаряд под ними уже не проходит физически, что ещё больше усугубляет положение дел. Не продумали, не рассчитали. Сначала река перестала быть бурной, а вода — проточной. Потом её перестали очищать единственно возможным техническим способом. Сейчас на месте дикой своенравной реки Миасс мы видим… то, что видим.
Обычно в городах набережная — это точка притяжения, градостроительная доминанта. Города улучшаются вокруг водных артерий: развивается инфраструктура, растёт спрос на недвижимость. Это нормальный процесс, это рыночные законы, это инвестиции. Город — это такой же рынок, в котором есть товар — парки, товар — улицы, есть товар — здания. Если они ухудшаются, город ухудшается, люди просто будут меньше его покупать. Поэтому люди уезжают. Не только молодёжь — молодёжи естественно рисковать, искать себя, пробовать новое. Но уезжают семьи с детьми, те, кто не видит перспектив. Как девелопер я хочу, чтобы каждое новое явление, здание было лучше прошлого. Каждое новое вложение города должно усиливать и улучшать среду.
Вахтанг Чикаберидзе

управляющий партнёр, «Девелопмент Про»

Питьевая функция Миасса остаётся, как и производственная, — промышленные предприятия, технологически связанные с рекой, никто не отменял. Но энергия реки, которая когда-то питала город, истощилась. Нет движения воды. Река мелеет и заболачивается. Река, которая даёт динамику, задаёт городу темп, — стоит, зарастает осокой. В ней нет силы. И это внутреннее состояние города. Опыт российских и мировых городов показывает, что набережная и река в целом всегда являются центром притяжения местных жителей и туристов. Вблизи плотины Миасс очень красив и извилист, а ниже города, у Баландино, бурлит порогами меж скал. Но кто об этом знает?
Екатеринбург

Екатеринбург и Исеть

Уральская река, которая системой плотин разливается в пруды, а в черте города зашита в гранитные каналы. Золотоносная и судоходная в прошлом, ныне используется лишь как благоприятный фон. Летом 2020 года в центре города открылась реконструированная набережная — по программе «Комфортная среда» было выделено 120 миллионов рублей. Обновили дорожки, установили качели, лавочки и батуты для детей, сделали площадку для общественных собраний или уличных концертов.
А в паре километров выше по течению, возле нового жилого комплекса по улице Щербакова, открыли удивительную набережную, созданную по сказкам Бажова. На семистах метрах деревянного променада устроен амфитеатр, спортивные площадки, сказочные скульптуры. Набережная построена исключительно на частные средства, инвестиции, привлечённые застройщиком. Бюджет сказочной набережной — более 300 миллионов рублей.
Понятно, что не убрать водохранилища и принципиально чище реку тоже не сделать, потому что вода к нам уже приходит нечистая: город Миасс стоит на реке, по дороге множество сельскохозяйственных стоков, наша металлургия завершает этот процесс, плюс выхлопные газы — всё это попадает в воду. Но механизмы очищения рек есть. Известен шведский опыт: в Стокгольме тоже была грязная река, Швеция была металлургической страной. Но они нашли способ очистить, и теперь там ловят форель. Проблемы города и реки копились десятилетиями, и наконец сейчас власти вплотную приблизились к их распутыванию.
Челябинск
shares