+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Директор лицея №11 Елена Киприянова – это человек, которого можно слушать бесконечно. Наверное, интуитивно я сразу выбрала для себя роль ученика. Тот, кто хочет узнать что-то новое или найти подтверждение своим мыслям, не может оторваться от источника знаний: будь то книга или учитель. А Елена Владимировна никогда не отказывалась от роли педагога. Вот потому и вопросов в интервью оказалось немного. Она их просто предугадывала. Проницательность, педагогический опыт или умение видеть жизнь из ее глубины? Наверное, все вместе.

Елена Киприянова

Управление школой – это творчество или жесткое следование правилам и требованиям?
Любая деятельность, в том числе и управление, подчиняется законам диалектики. Единство противоположностей, а значит и творчество, и нормативный регламент. Учитывая, что норм и регламентов разного уровня и направлений появляется все больше и больше, приходится проявлять немалую долю смекалки, чтобы порой противоречащие нормы свести к единому знаменателю. И еще, школа – это люди и дети, а не роботы, работающие по алгоритму. Где люди – там изменчивость, гибкость, ситуативность, а значит и творчество.
На директоре и хозвопросы, и документация – а сколько времени остается на главное: на осмысление глобального пути школы?
Хозяйственные и финансово-экономические вопросы подчинены как раз тому самому осмыслению пути. Пока не осмыслишь концептуально, какова твоя миссия, стратегическая цель и тактические задачи, как выстроить хозяйственную деятельность? Если мы понимаем, что инженерное образование, углубление физики и математики, профильность экономического и лингвистического направлений, развитие спорта и дополнительного образования – это главное, то есть и понимание реконструкции ресурсной базы. Какие необходимы лаборатории, какое оборудование, какие помещения необходимо готовить. Это условно, конечно. Но хорошая школа – это, прежде всего, концептуальное, стратегическое осмысление ценностей и механизмов (ресурсов) их формирования. Время на осмысление всегда есть, точнее оно выделяется в собственном тайменеджменте. Это значит, что директор должен планировать и выступления на конференциях, семинарах, педсоветах, и издание научных и методических материалов, которые не исключают и программу развития и краткосрочные проекты – и вообще быть лидером, транслирующим коллегам новые интересные идеи, а иногда просто мысли о главном, и требовательность к себе самому более, чем к другим.
Вы продолжаете следить за жизнью своих выпускников, расскажите, куда они идут дальше?
Выбор наших выпускников – вузы. Примерно 50% уезжают в вузы столичные. Каждый классный руководитель знает о своих детях все, ну или почти все. В принципе, лицей дает хороший старт. На мой взгляд, в основном, наши выпускники – уверенные в своих силах люди, с интересом и азартом относящиеся к жизни и готовые трудиться. Мы говорим об этом термином «социализация поликультурного и научно-исследовательского типов».
Одаренные дети – тема для Челябинска актуальная?
Думаю, что эта тема актуальна для всей России и для мира в целом. Охота за талантами – интернациональная проблема. Талантливые, одаренные, способные взять на себя ответственность, служащие на благо людей и Отечества – огромный мировой дефицит. Складывается впечатление, что сегодня только школа занимается поддержкой и развитием у детей талантов и способностей. На самом деле у современной российской школы это получается не достаточно эффективно в силу разных причин, и не только школьных. В Европе, например, существует и концепция «наука в школе» и преемственность образовательных уровней, когда каждая из образовательных ступенек поддерживает другую. Мы тоже сегодня нацелены на это. Детский сад – школа – вуз – все это звенья одной цепи. И развитие способностей детей связано с ресурсным обеспечением, в том числе, кадровым.
Но у нас чаще всего этого не происходит. Есть ресурс в высшем учебном заведении, но он не используется. Почему так?
Не используется? Не знаю… Главные ресурсы высшей школы – это кадры и оборудование. В вузе есть остепененные люди, которые понимают, что такое наука и как ее развивать. В школе же их почти нет. Мы тоже сегодня ориентированы на одаренность академическую и исследовательскую в большей степени. Таков государственный заказ. Хотя в лицее детей развивают во всех направлениях, учитывая различные виды одаренностей. Лицей делает все для того, чтобы человек выкристаллизировался как личность, у которой сформирована система ценностей, и мотивация на познание и творчество. Конечно, способности нужно выявлять как можно раньше. Поэтому, лучшие специалисты должны работать в детском саду и в начальной школе. В российской традиции же получается несколько наоборот. Самые-самые, как правило, работают в старшем звене, с уже сложившимися и мотивированными личностями.
Нужны ли ребенку обязательные «100 книг», которые то и дело рекомендуют к прочтению?
Нужны. Ведь 80% книг человек читает до 17 лет. В мире, где так много «неразборчивой» информации, плюс еще не сложились мировоззренческие установки ребенка, книга и будет тем агентом, который заложит, сформирует ценностные ориентации.
Как вы относитесь еще к одной модной сегодня идее – сделать младшие классы профильными?
Отрицательно. В приоритете задач младшей школы – не знаниевая парадигма, а личностно-ориентированная. В младшей школе учатся учиться и самостоятельно добывать знания, тренируют навыки, которые лягут в основу самообразования всей жизни. Великие психологи давно утвердились в мысли, что ранняя профилизация возможна только относительно математики. Все остальное – губительно. Тем более, в 21 веке востребованы специалисты широкого профиля. Чем шире культурный диапазон ребенка, тем лучше для его дальнейшей узкопрофильной специализации.
Тогда в школе человек должен научиться самостоятельности, в первую очередь?
Современная школа это и делает, и хочет, и может делать. Но чтобы развивать таланты эффективно – школе нужен Учитель-исследователь и учебные лаборатории. Сегодня модернизация образования подразумевает финансирование данных направлений. Каждое образовательное учреждение реализовало федеральные деньги на совершенствование материальной базы учреждений. Наш лицей помимо этого получил гранты на лаборатории физики и альтернативных источников энергии, химии, инженерной технологии, на компьютерное оборудование. Нам удалось создать лабораторию экологии, гончарную мастерскую, открыть токарные и слесарные мастерские с целью формирования практических навыков и инженерного мышления. С 2014 года мы включены в международный проект «Лего-школа» совместно с издательством БИНОМ, который предполагает реализацию уникальных интегрированных программ по технологии и информатике на новом оборудовании LEGO MINDSTORMS Education EV3. Это можно назвать ресурсной школой – то есть той, в которой сконцентрирован кадровый и материально-технический потенциал. Разумеется, потенциал отражается на результатах. За последние три года у нас 19 стобалльников по результатам ЕГЭ, победители международных и всероссийских олимпиад, научных, творческих и спортивных конкурсов. Мы входим в топ– 500 лучших школ России, и в топ-25 лучших школ повышенного уровня РФ. Не только наш лицей, еще порядка 51 общеобразовательного учреждения Челябинской области можно смело называть образовательными ресурсными центрами – по результатам и аккумуляции материальной и кадровой базы.
На летнем семинаре в Абхазии вы обсуждаете то, что происходит с образованием, ищете теоретические пути решения проблем?
На одном из последних семинаров у нас была тема: «Коммодификация образования». Мы же любим такие термины, чтобы всех запутать и все усложнить. (Улыбается). Речь идет о том, что образование становится сферой услуг, и поэтому теряет свой ценностный базовый смысл. Ведь за услугу потребители платят, а значит и требования у них к образованию такие, как к любой другой материальной услуге. Одно дело – те концептуальные документы, которые написаны в педагогической среде при участии государства (государственный заказ), и другое – как формируется общественное сознание (социальный заказ). К сожалению, социальный заказ формируется медленнее государственного, с учетом роста потребительских настроений в обществе. Родителям нужно в большей степени, чтобы их ребенок сдал ЕГЭ и поступил в институт. При этом официальные цели образования декларируют, в первую очередь, личностный результат, например, патриотизм, гражданственность как основное качество формируемой личности. А нужно ли это родителям?
Смысл существования образовательного института как результата не может быть описан в экономических терминах. А если учесть, что духовное производство (школа, вуз) – основополагающий стержень современной культуры, а формирование образовательных отношений формируется как обслуживающее – возникает явный конфликт. Поэтому у нас были очень жаркие дискуссии.
По сути, школа сегодня «служанка трех господ» в хорошем смысле. Она выполняет государственный заказ. Еще должна выполнять социальный заказ, который отличается от государственного, и должна ориентироваться на личность. Мы, например, создаем все возможные условия для развития лучших качеств личности. Знаете, сколько желающих учиться в лицее? И мы благодарны всем тем, кто нас выбирает, у них явно «хороший вкус»! Но, к сожалению, мы не можем принять всех, ведь школа тоже имеет право на выбор.
В этой связи мне нравится одна история. Стоя в музее в огромной очереди к Джоконде Фаина Раневская наблюдала за молодым человеком. Наконец, отстояв часа три, подойдя к нетленному произведению искусства, он возликовал, привлекая внимание собравшихся: «Она совершенно не производит на меня никакого впечатления!». Раневская едко заметила: «Молодой человек, эта женщина уже на стольких произвела впечатление, что теперь она сама выбирает».
Профессионально мы можем определить, какому ребенку в интенсивной углубленной академической среде будет комфортно и безопасно. Хотя, родители, безусловно, правы в том, что они стремятся к благоприятной среде, ведь именно среда – основной фактор развития личности и способностей.
После семинаров вы обобщаете полученный вами научный опыт? Это выливается в научное творчество?
Если ты приезжаешь из Абхазии с личностным приростом, на эмоциональной позитивной волне, то эта волна пойдет и дальше. Возникают некие новые идеи. Иногда они выливаются в интересные проекты, иногда – в отдельные работы. Насколько они востребованы? Прежде всего, это необходимо тебе самому. И если от тебя идет позитивная информационная и эмоциональная волна к другим – например, к коллегам, тогда вообще отлично. Коллеги резонируют со всем лицейским сообществом. Так, находя отклик у других людей, информация движется, затрагивая общество в целом.
Как у вас обычно проходит лето?
Видите, погрустнела? (Смеется). Все ушли в отпуск, а мне никак нельзя. У меня право финансовой подписи и ремонты. В школе ремонтировать много и «со вкусом» можно только летом. Наверное, возможность отдыхать – надо совмещать с работой. Вопрос про отдых для меня философский. Из серии «Если у вас бы все было и вам ничего не надо было бы делать, что бы вы делали? Работала бы». Хотя педагоги с удовольствием идут в отпуск и даже отмечают это событие. Исходя из своего опыта, могу сказать, как тяжело после отпуска выходить на работу. И на первый урок не очень хочется. Ты медленно собираешь все свои силы, конспекты, карты, методички и идешь, и каждый шаг, почти как на Голгофу. Но вот ты переступил этот порог, увидел чудесные детские глаза и все. Ты на сцене, занавес открылся, и вместе с ним – открылись души тех, кто с надеждой смотрит на тебя.
Можно ли типологизировать педагогическую среду?
Если это сделать вообще, а не в частности, то картинка будет не слишком яркой. Наверное, это не самые веселые люди в силу жизненных обстоятельств, но это сильные люди. Такие люди умеют, зайдя в образовательное учреждение, путем невероятных усилий и затрат превратиться в Другого, «из лягушки в царевну». Эта уникальная учительская трансформация многого стоит.
Если говорить об обобщенном портрете педагога лицея №11, то я могу сказать, что это позитивный человек с огромным желанием работать, обладающий чувством юмора, умеющий радоваться мелочам и получающий удовольствие от жизни.
Есть мнение, что учителя быстро эмоционально изнашиваются, потому что очень много отдают. Как себя уберечь от этого?
Наверное, это правда – отдают много. Помню, что когда вела историю и философию – это были разные ощущения после проведенных уроков. История для меня была менее затратна, а вот после 6 уроков абстрактной для детского восприятия философии в тех же классах – я даже руку поднять не могла, сил не было совершенно. А дети стремились поговорить и расспросить и после уроков, и на переменах… С другой стороны, те, кто много отдают – много и получают. Так что, может быть, учителя «самые красивые» в этом смысле как раз.
Ваш личный источник энергии?
Природа, общение, семья. Еще – хорошая книга, или когда ты сам сел и написал что-то, разумеется, один на один со своими мыслями. Тишина и одиночество в каком то смысле – это тоже сохранение энергии. Все время брать энергию извне – может и хорошо, но неправильно. Да, ты используешь внешние источники, но генерируются они внутри. Внешнее, также с успехом, может и лишить тебя энергии. Сильно расстроился – разрядился. Но это твоя собственная эмоция, поэтому умение саморегуляции, то, чему необходимо учиться, возрождаться из пепла как Феникс.
Значит, одиночества вы не боитесь?
Ммм… Психологи утверждают, что одиночество – основная проблема 21 века. Человек будет бороться с этим, но преодолеть практически не сможет. Это уже философы подключаются со своими прогнозами. Иллюзия решения проблемы – глобальная сеть. Она только все усугубляет. «Одиночество в сети» – есть такой замечательный роман. Одиночество… как ни парадоксально, но в нем, возможно, сокрыт высший замысел. По большому счету, что мы имеем сейчас в век научно-технического прогресса? Человека с сознанием потребителя в массовом порядке, отсюда глобальные проблемы человечества, грозящие гибелью. А планете нужен мощный духовный прорыв, нужен новый человек. Вряд ли в обществе сегодня есть институты, которые могли бы быстро и легко справиться с этой задачей. Школа, вуз, государство, армия или трансформирующаяся семья смогут? Скорее нет. Раньше это была церковь. Катарсис – переживаемый человеческой душою в церкви давал возможность этой душе расти и становится лучше и чище. Именно поэтому угрожающее человечеству одиночество рассматривается философами как путь выхода из кризиса, чтобы освободить время на осмысление себя самого. Поэтому социум и природа выстраивают все так, что 21-й будет веком одиночек. Измените себя – и мир изменится.
Это вовсе не означает, что я сторонник происходящего. Очень хочется, что бы у современного человека, в век зашкаливающих нагрузок бытия была дополнительная точка опоры – семья и близкие.
Если личности не мешать, могут ли в ней сформироваться качества нового человека?
Знаете, маленьким ребенком нужно руководить, более старшего – направлять, «взрослому» ребенку – подсказывать, рекомендовать и советовать, то есть «расширять» его сознание и взгляд. Мне кажется, что лучшее время в моей жизни, когда я работала учителем. Когда ты отдаешь детям, получаешь от них втройне. И дело даже не в получении, а в отдаче. Это приятнее. Я точно знаю, что материальные вещи не делают нас счастливыми. Это только комфорт. Но к счастью комфорт не имеет никакого отношения.
Так может, абстрактные вещи вовсе не абстрактны?
Абстрактные вещи – это внутренние глубинные установки, которые мы можем не осознавать, но делать так, а не иначе. Поэтому они осязаемы. Я учусь жить так, чтобы понять и принять любого человека, уважая его и его позицию. Ведь каждый имеет право и у каждого своя правда. В этом глубинный образ мышления, образ жизни и отношение к себе самому. Уважает другого только тот, кто уважает себя. Важно, чтобы в школе эти абстрактные вещи были заложены в виде конкретной системы ценностей. И тогда это будет конкретная жизнь конкретного человека в конкретной ситуации.
Вы умеете видеть во взрослых людях детей? В каких случаях сами ощущаете себя ребенком?
Конечно, взрослые – часто дети. Эрика Берна, ведь, все читали. Когда я чувствую себя ребенком? Ммм… когда обо мне заботятся, когда чего-то боюсь, когда очень смешно, когда старые друзья и не надо играть «мудрые» роли, когда детские игры, детские книжки, например, про Карлсона: «Гей гоп, повеселимся?».
Вы верите в чудеса? Какое самое большое чудо случилось в вашей жизни?
Все-таки мы воспитывались в романтическую эпоху. Помните, «Ребята надо верить в чудеса»… Верю! И знаю, что они есть. Вопрос в том, что считать чудом? То, что необъяснимо, то, что можно назвать Божественным провидением или то, что во внешнем мире созвучно «музыке» собственной души. Как раз сейчас читаю увлекательную книгу Архимандрита Тихона «Несвятые святые» о чудесах, о старцах Псково-Печорского монастыря, о митрополитах и патриархах, о том, чем соткана жизнь этих светлых людей. На языке психологии это звучало бы как о синхронизмах, на языке просторечном – об удивительных совпадениях. Глубоко уверена в том, что мир внешний есть лишь отражение того, что происходит в собственной душе. Поэтому, если в жизни идет что-то не так, посмотри на себя, найди этот корень проблем внутри, потрудись измениться – и мир заиграет другими красками. Это и есть чудо. Неслучайно у Александра Грина в Алых парусах – чудо сотворено чистым сердцем. А чудес в моей жизни было много, и я, надеюсь, нет, я знаю, что самые изумительные чудеса впереди…

shares