Любовь Рыльских и Ирина Губаренко

Она была грандиозно женственной женщиной. Ни капли лукавства, ни тени притворства, открытый взгляд, царственная осанка и потрясающе лучистые глаза.
В редкие наши встречи мы разговаривали всегда один на один, за столом на ее кухне, накрытым даже ранним утром как на званый ужин. – Кушай, не смотри на меня, – улыбалась Любовь Филипповна, а мне всегда хотелось слушать ее, не отрываясь.
Она любила рассказывать, как они познакомились с Виталием Павловичем, как он впервые подарил ей цветы, как она сразу же поняла, что это любовь всей ее жизни. Она могла говорить о своем муже долго, нежно и очень трепетно.
В начале прошлой осени она водила меня по саду и показывала новые розы. – Ну скажи, разве кто-нибудь сможет ухаживать за ними так, как я?
Однажды я попросила у нее простого женского совета. Она ответила без паузы: иди вперед, даже не запинайся об это, ты должна уметь чувствовать своего мужчину как саму себя. – Вы так умеете? – спросила я уже у ворот ее дома. – Умею, Ира, – спокойно ответила она. – Виталий Павлович еще шнурки на туфлях развязывает, а я уже знаю, в каком настроении он пришел домой.
Светлая Вам память, Любовь Филипповна.

Ирина Губаренко