+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Сегодня время такое – время стремительных изменений, ошеломительных изобретений, новейших технологий, удивительных проектов. Вот и наши юристы, соответствуя времени, находятся в постоянном поиске нововведений. Юридическая компания LEGAL ADVISER вместе с московскими коллегами – «Центром развития коллекторства» – активно применяет необычную технологию взыскания долгов. О ней рассказывает Ульяна Степанова, руководитель компании LEGAL ADVISER.

Ульяна Степанова  (© 2022 МИССИЯ )

Ульяна Владимировна, в чем суть новой технологии, расскажите.
-Все просто: ее суть – в альянсе правовых инструментов и PR-сопровождения взыскания. Юридические инструменты мы используем, если они эффективны, но ключевая роль во множестве случаев отводится все – же PR-сопровождению. Предприниматель и его бизнес всегда рискуют, когда возможная недобросовестность становится публичной. Ведь ставится под сомнение его репутация – и на этом строится наше вмешательство. Мы сначала корректно предлагаем должнику и связанным с ним лицам выбор между погашением долга и репутационными рисками. Если конструктивного диалога не возникает, то мы твердо следуем разработанной программе взыскания и распространяем информацию об особенностях бизнеса учредителей компании-должника, которые, как правило, проявляются в недобросовестности по отношению к кредитору. И это совершенно законно.

Бизнес есть бизнес, это всегда риск. При чем тут недобросовестность?
-Осуществляя предпринимательскую деятельность, каждый обязан соблюдать обычаи делового оборота, предпринимательскую этику и гражданское законодательство. Наиболее часто встречающиеся способы обмана кредиторов и уклонения от уплаты долга проявляются в использовании фирм-однодневок и подставных директоров в деловых операциях, «слив» компаний, имеющих кредиторскую задолженность на номинальных участников и директоров с одновременной сменой юридического адреса. Не исключение – преднамеренное или фиктивное банкротство компании-должника, уклонение от исполнения обязанностей по оплате за поставленную продукцию под прикрытием «модной», на сегодняшний день, причиной – «кризис».

Должники совершенствуются в способах невозвращения долга, а привлечь учредителя или руководителя за такие фокусы к уголовной, административной или гражданско-правовой ответственности практически невозможно, равно как и взыскать долг с брошенной или ликвидированной компании, когда активы были предварительно выведены.

И как вы поступаете в таких случаях?
-О том, что за долговую проблему взялась наша компания, мы письменно информируем лиц, связанных с организацией должника, имеющих возможность влиять на долговую ситуацию. По правилам, принятым в нашей компании, и следуя технологии, к этому моменту нам уже известны основные особенности и структура бизнеса всех основных фигур, в том числе – их партнеры, общественная и социальная деятельность, значимые для них деловые связи. Это, так называемые, «ключевые точки», на которые мы ориентируемся в дальнейшем. Все эти обстоятельства анализируются на первом этапе, еще до уведомления должника. При отсутствии «реакции» на уведомление, мы приступаем к реализации программы взыскания, ибо у нас всегда есть план «А», план «В» и план «С», и мы просчитываем варианты реакции должника.

Демонстрация и реализация PR-сопровождения – законного распространения информации о наличии задолженности и последствиях ее взыскания по ключевым для должника точкам – бывает двух видов. Массово – на пресс-конференциях и в пресс-релизах, публикуемых в интернете, или точечно – в обращениях к адресатам, значимым для должника. Это своего рода «законный шантаж», когда должник или связанные с ним лица выбирают между погашением долга и теми негативными последствиями, которые обязательно возникнут в их бизнесе в результате публичности их возможной недобросовестности. Все, что размещается в интернете, как вы знаете, оперативно подхватывается поисковыми системами. И партнеры, настоящие или потенциальные, подумают – стоит ли продолжать или начинать бизнес с теми или иными фигурами, даже если сегодня они действуют от имени другой компании? Этими партнерами могут быть и государственные структуры, и общественные организации, где должник, либо связанные с ним лица, выступают как чиновники либо общественные деятели. Партнерами могут быть кредитные организации, которые при проверке потенциального заемщика вряд ли примут решение о выдаче кредита.

Тонкий момент: разве шантаж может быть законным? А как же ответственность за клевету при распространении информации, ведь долг– то возник у компании, а не у ее учредителя?
-Распространяя информацию о возможном недобросовестном поведении должника или связанных с ним лиц, мы не нарушаем прав и законных интересов ни юридического, ни физического лица. Наши действия не могут быть квалифицированы по ст.129 УК РФ (клевета), поскольку мы распространяем сведения, соответствующие действительности, а логические выводы обозначены нами, как «мнение». Любой исходящий от нас письменный документ, проходит тщательную проверку на соответствие закону, чтобы максимально исключить ситуацию, когда взыскатель может быть обвинен в клевете.

Здесь, скорее, более важно не то, какими законными способами будет проводиться взыскание, а – готов ли должник и связанные с ним лица нести деловые и репутационные риски? Недальновидная позиция некоторых должников уже привела к тому, что их бизнес был затруднен, выстраивать деловые и партнерские отношения им стало крайне сложно. У них «срывались» контракты и договоренности – «публичная недобросовестность» сработала против их планов.

У нас есть два отказа в возбуждении уголовных дел за клевету и вымогательство по заявлению Леонида Мулина, фигуранта взыскания, которое сопровождает LEGAL ADVISER. Он обращался с заявлениями о возбуждении против меня и моих сотрудников уголовных дел, так как PR-сопровождение причиняет вред его репутации и бизнесу. Правоохранительные органы полностью разделили нашу позицию, отметив, что распространение информации в данном случае является проявлением самозащиты гражданских прав, предусмотренным ст.12 Гражданского кодекса РФ.

Но разве есть гарантия, что долг будет взыскан?
-Когда взыскание юридическими процедурами невозможно (есть Акт судебных приставов о невозможности взыскания), то технология и репутация лиц, связанных с должником – единственные законные инструменты. Цели у PR-сопровождения две. Первая и основная – взыскание задолженности в интересах клиента, вторая – информирование предпринимательского сообщества о возможных недобросовестных способах ухода от долговых проблем, используемых лицами, которые юридически или фактически управляли предприятием должника. За год, что мы применяем свою технологию, почти 12 миллионов рублей должники вернули своим кредиторам. Причем, многие из взысканий даже не выходили в публичную плоскость. Страх потери репутации и желание избежать осложнений в текущем бизнесе перевесили. На мой взгляд, технология действенна, актуальна и востребована. Предпринимательское сообщество в ней нуждается – и это факт. 

Pin It on Pinterest

Share This