+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info
Олег Извеков

Последние 30 лет не очень понятно, зачем мы нужны стране

БИЗНЕС: От первого лица

Текст: Лана Литвер
Фото: Игорь Филонов

Олег Извеков

-Челябинск будущего — это уже не Танкоград, а город технологических инноваций. Так вы сформулировали свою генеральную линию. Олег Борисович, вы правда в это верите?
-Я хочу сразу уточнить, что этот месседж — не плод воображения одного человека Олега Борисовича Извекова. Это командный труд, итог серьёзных мозговых штурмов. Не скрою: когда я приходил на работу в администрацию Челябинска, я понимал, что городу нужна идея. Исходя из моего профиля деятельности (Олег Извеков занимал руководящие посты в компаниях ПАО «Ростелеком», ГК «Ростех» — Ред.), я наивно полагал, что мы сейчас начнём строить smart city — умный город — и всё наладится. Сейчас я понимаю, что умный город — это методология, наш набор инструментов и что цифровизация муниципалитета — это только часть большого пазла под названием «Город технологических инноваций». Мы собирали ведущих бизнесменов, общались с ректорами вузов, экспертами из сферы высшего образования, представителями общественности, лидерами мнений, провели огромное количество консультаций, чтобы выработать проект общей стратегии развития города до 2035 года.

-Зачем вообще нужна концепция? Есть же какие-то константы развития крупных городов, можно их придерживаться.
-Конкуренция между странами давно отошла на второй план. Сейчас главный тренд — это конкуренция между городами. Если у города есть стратегия и люди, которые её поддерживают, значит, они готовы принести или сохранить в нём свои ресурсы. Город борется за человеческий капитал. Один знакомый философ недавно сказал мне: знаешь, когда молодёжь остаётся в городе? Когда он либо соответствует её самооценке, либо повышает её. А сегодня владельцам крупного бизнеса некому оставить его в наследство. Дети не хотят развивать бизнесы отцов, потому что не хотят оставаться в городе без перспективы, без идеи.

-Какие тонкие настройки.
-Когда наш город будет соответствовать самооценке молодых людей, тогда всё будет хорошо. Но для этого нужна идея. Есть такой замечательный стратег, бизнес-философ господин Джек Уэлч. Он пишет, что стратегия — это не просто подборка отчётов и красивых фраз, графиков и каких-то догматических документов на шестьсот страниц. Это яркая идея, простая и доходчивая. Яркая идея, план достижения, яркие люди на нужных местах.

-Олег Борисович, этих стратегий был вагон.
-Я больше скажу: если вы откроете сайт Министерства экономического развития РФ, найдёте там семьсот стратегий семисот городов. Они все похожи.

-А где-нибудь написано: мы строим Город технологических инноваций?
-Нет. Это, если хотите, наше УТП, которое мы предложим своим жителям, молодёжи, бизнесу. Нам нужно отстроиться от всех.

-Мы говорим про человеческий капитал, про молодёжь, про энергию, развивающую город. Объясните молодому человеку, почему ему нужно работать здесь.
-Потому что это город технических инноваций. Он позволит молодому человеку развить свой технологический, предпринимательский, научный потенциал, если он у него есть. Предоставит площадку для развития идей и возможность их капитализировать.

-Но вы не можете ему гарантировать вознаграждения, как в лучших университетах Европы или мировых IT-компаниях.
-Если эти лаборатории или представительства иностранных компаний откроются в Челябинске, то можем. Именно об этом речь идёт. Мы создадим для инновационного бизнеса лучшие условия в России.

-Хорошо. Вы сказали, что Умный город — только часть пазла. А остальные части?
-Промышленность. Больше трети валового регионального продукта города Челябинска, почти сорок процентов, формирует наша промышленность. Да, в том числе тяжёлая металлургия. Давайте говорить честно. Я, наверное, стал бы очень популярным вице-мэром, если бы сказал: давайте-ка вынесем всё производство за город. Я не буду никогда этого делать. Потому что Челябинск рос вокруг предприятий, заводы укоренены внутри города. Сначала мы были крепостью, потом логистическим хабом на Транссибе, потом здесь обнаружили запасы бурого угля и построили электростанцию, соответственно сразу спланировали промышленные площадки. Если кто-то думает, что в 1941 году случилось чудо и заводы появились по щелчку пальцев, то нет. Это была гениально спланированная операция. По сути, мы стали спасителями страны. Мы на самом деле до сих пор себя так ощущаем.

-Откуда вы это знаете?
-Мы провели большую социологическую работу, опросили порядка шести тысяч респондентов. И на вопрос, в каком Челябинске вы бы хотели жить, мы получили ответ: порядка 70 процентов жителей, включая молодёжь, тоскует по миссионерскому значению города, которое мы обрели в годы войны. Мы — город доблести, мы — Танкоград, мы спасли и спасаем страну. У нас придумали ядерную бомбу, у нас есть серьёзная оборонка, приборостроение, тяжёлая металлургия, мы — щит Родины, в этом было наше предназначение. Эта миссионерская история до сих пор нравится челябинцам, тем более что две трети горожан приехали сюда именно в 1940‑е. Мы — город мигрантов и отсчитываем свою великую историю с 1941 года.

-Но в последние годы эта история как-то растратила великий смысл.
-Да, если раньше было понятно, зачем мы нужны стране, миру, своим жителям, студентам, школьникам, то сейчас, последние тридцать лет, не очень понятно.

-И тяжёлая промышленность сейчас воспринимается как экологическая проблема, а не в сакральном смысле.
-При этом именно тяжёлая металлургия и перерабатывающая промышленность до сих пор помогают нам выстоять во время кризисов, даже таких, как последний. Крупная промышленность составляет больше трети дохода внутреннего регионального продукта. И именно она — огромный потенциал для технологических инноваций. Без работы с этим огромным сегментом экономики мы сколь угодно можем строить smart city, но в городе ничего особо не изменится. И у нас есть потрясающе успешные примеры: ЧТПЗ, например, или КОНАР. Наша задача — чтобы все заводы стали условными флагманами белой металлургии, чтобы промышленность перешла в новый технологический уклад. Чиновники, государство должны создать бизнесу условия, чтобы им стало интересно.

-Звучит круто, но как? Какие условия нужны бизнесу, чтобы ему было интересно работать здесь?
-Потенциальные преференции, значительные и без скромности. Стесняться тут нечего. И бизнесу нужны дешёвые длинные деньги.

-Можно озвучить конкретные меры?
-Я бы сейчас не стал называть цифры, потому что мы движемся тут step by step. Мы определяемся с идеей, понимаем, что все действующие лица, стейкхолдеры, пассионарии, с ней согласны. После этого мы начинаем готовить условия для реализации. Коллеги из правительства области — это наши партнёры, соратники в трансформации. Здесь мы работаем одной командой. Силами команды на уровне города, региона подключить сюда и федеральные истории: субсидии, например, РВК, Фонда развития промышленности и так далее.

-Лоббизм?
-В том числе. Здесь история рисуется достаточно прозрачной, мы с точностью до шага понимаем, что делать. Например, мы точно понимаем, что в сфере IT город должен стать меккой технологического предпринимательства.

-Равной Иннополису?
-Нет. Лучше Иннополиса. Мы должны стать лучшими в стране. У нас есть для этого потенциал, история. Вы знаете, например, что программу WinRar придумали у нас в Челябинске в 1993 году ребята из ЧПИ? Особая задача — создание уникальных условий для IT-шников и для всех компаний, которые внедряют инновации. В этом вопросе наш регион значительно продвинулся. Предприятия, которые начинают у себя внедрять зелёные технологии, проекты замкнутого цикла, бережливое производство, проекты по цифровизации, оптимизации затрат, снижению себестоимости, повышению добавленной стоимости, — такие инновационные предприятия должны получить лучшие условия для работы.

-Это вопрос ближайших месяцев?
-Не так быстро. Конечно, администрация сама ничего не сделает с тяжёлой промышленностью. Я не могу прийти в красивом пиджаке на завод и заявить: а давайте-ка оцифруем тяжёлую промышленность. Мне скажут: не мешай, мы сами сделаем, если ты нам создашь условия. Этим мы вместе с коллегами из правительства области очень плотно занимаемся сейчас. Тяжёлая промышленность, IT-шники, малое и среднее предпринимательство как подбрюшье тяжёлой промышленности — это уникальная история для Челябинска. Мы работаем в том числе и над созданием условий для возникновения научно-промышленных кластеров, которые будут образовываться вокруг вертикальных крупных корпораций. Малые и средние предприятия могут развиваться за счёт большого бизнеса, и это нормально. Соответственно здесь потенциально получится большой коллаборационный челябинский продукт замкнутого цикла.

-Город откажется от налогов, чтобы бизнесу было комфортно?
-В какой-то мере — да. Налоговые преференции в Челябинске могут стать существенно более привлекательными, чем в любом городе России, но только для определённого пула производств и бизнеса. Если хотите попасть в этот пул, будьте любезны, становитесь инноваторами, добавляйте зелёное производство, оцифровывайте производство и так далее. Я уж не говорю про IT-шников, которые будут подносить снаряды в виде программного обеспечения, технологий, приложений. Если мы заявили, что мы Город технологических инноваций, то для бизнеса мы должны создать лучшие условия в стране. Итак, у нас есть яркая идея, есть условия для её реализации. Нужны люди, и они есть, пассионариев в нашем городе много. Челябинцы вообще — люди отзывчивые, неуёмные, требовательные. Это очень хорошо, они нам спокойно жить не дадут. Мы готовы ко всем инвестиционным проектам, абсолютно ко всем.

-Что значит «готовы»?
-Значит, готовы участвовать в аналитике и сопровождении этих проектов. У нас готова аналитика по проектам, которые так или иначе нужны городу Челябинску. Начиная от аквапарка (я уверен, кто первый в эту тему зайдёт, соберёт все сливки) и заканчивая этнографическим парком — вот ещё одна история с потрясающей монетизацией. Уже даже площадки подобрали, ищем инвесторов для этих проектов. Такая история, как крытые футбольные поля, точно взлетит: мы понимаем загруженность существующих футбольных площадок, видим, что как минимум пять-десять полей город вынесет. Мы понимаем, что городу нужны и IT-проекты. И здесь у нас есть отличная база. А для того чтобы бизнесу было проще, у нас есть Агентство инновационного и инвестиционного развития Челябинска.

-Я инвестор, у меня есть проект. Город выступает как куратор?
-Город может и принять участие в формате государственно-частного партнёрства. ГЧП — это огромный потенциал для развития города, на мой взгляд. Мы сейчас очень детально, скрупулёзно отрабатываем проекты ГЧП, связанные, например, с остановочными пространствами, — это одна из составляющих и smart city, и города технологических инноваций.

-А вы наблюдаете очередь инвесторов?
-Как вам сказать. Представьте, есть у вас сейчас лишний миллион долларов, а у нас с вами такой весёлый 2020 год. Что вы будете делать? Вы посидите, посчитаете ещё раз, посмотрите на всё, взвесите… И это нормально. Мы воспринимаем 2020 год как шанс хорошо подготовиться к старту важных и знаковых проектов, про которые я рассказывал. Но, например, инвестиции в проекты Умного города на сентябрь в Челябинске уже превысили полмиллиарда рублей. Неплохой результат.

-Пожалуйста, нарисуйте картинку Челябинска через пять лет. Человек выходит на остановку…
-…на экране он видит свой приближающийся автобус. Он приезжает, как и отображается на смартфоне, через три минуты. Кстати, через пять лет транспорт уже может быть беспилотным. Едет в свой замечательный офис, который работает на солнечных батареях. Либо он приезжает на металлургическое производство, надевает белый халат и идёт в чистейший белый цех, где управляет сложным технологическим процессом нажатием двух-трёх кнопок. Над предприятием, если и есть какие-то выхлопы, то это водяной пар. Вокруг огромное количество зелени.

-Человек поработал, поел яблок из яблоневого сада, дальше он поехал куда?
-Никуда не поехал, а просто прогулялся пешком до этнографического парка, в котором посетил одну из кухонь народов, которые проживают на Южном Урале, покушал вкусной аутентичной еды. На велопарковке взял велосипед, проехал через бор, на другой велопарковке оставил велосипед, деньги у него автоматически списались. Дальше пешочком дошёл до дома. Я вижу это так.

-А если у подъезда разлилась лужа.
-Он со своего смартфона заходит в мобильное приложение администрации города Челябинска, нажимает кнопку «пожаловаться на лужу», и в течение нескольких часов лужи нет. Она высохла. Включили дополнительное солнце. А если без фантазий — стратегия развития города должна быть разработана в том числе самими жителями. В её создании должны участвовать те, кто будет её воплощать. Поэтому мы идём по этому тяжёлому, хлопотному пути согласования, убеждения, проработки разных мнений. Мы идём по этому пути достаточно долго, и я надеюсь, к концу первого квартала 2021 года мы будем иметь окончательный документ.

shares