+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Жил-был храбрый, сильный Воин. И был у него любимый Источник. Воин часто приходил полюбоваться его чистой водой. Он не спеша утолял жажду, смакуя каждый глоток. Он любил отдыхать у источника, глядя в его прозрачные воды, на веселые камушки на дне и юрких золотых рыбок. Он наслаждался покоем и Любовью, исходящими от Источника. Он завороженно слушал нежное, бодрящее душу, журчание. Он смотрел в его зеркальную гладь и видел там свое отражение — храброго, сильного воина в сверкающих доспехах. Воин не сознавал, что Источник давал ему нечто гораздо большее, чем воду — он давал ему саму жизнь, жажду жизни, страсть, жизненную силу, отвагу. Давал ему Его — более храброго и сильного, более совершенного. Таким он чувствовал себя рядом с Источником. Только здесь, у Источника, Воину приходили в голову всевозможные планы сражений, казалось, они были навеяны мудрым журчанием вод. Он чертил пальцем на желтом песке свой план, и, если тот был нехорош, Источник смывал его. А когда план удавался, Источник журчал громче и веселее, и Воин знал — это то, что надо, это обеспечит победу. Так и было.

Он уходил, окрыленный, и совершал тысячу подвигов в честь своего Источника. И всегда возвращался к нему: — каждый день, каждый час, расставаясь лишь для дальних доблестных походов. Их связь была так сильна, что даже в далеких странах Воин всегда помнил об Источнике, мысленно разговаривал с ним и чувствовал его неизменную поддержку и Любовь, презирающую расстояния, охраняющую от удара вражеского меча.

Шли годы. И вот однажды, народ избрал храброго Воина своим Царем. Он попал в золотой дворец, ломящийся от богатств, где его одели в парчу и бархат, где бесчисленное множество слуг и служанок выполняли каждую его прихоть.

Деньги и власть изменили душу Воина. Он стал надменным, жадным, жестоким и циничным. Он быстро привык слышать с утра до ночи поток придворной лести. Он был так озабочен своим величием, непрестанным увековечением своей былой воинской славы, что решил: Источник ему уже не нужен. Или — почти не нужен. Он шествовал вместе со своей, на все готовой свитой, и тяжеленной ногой, обутой в золоченые латы, ступал в чистые когда-то воды Источника. А вся его свита норовила попасть в его след, поднимая со дна Источника еще более толстый слой мути и грязи.

Только иногда, по ночам, чтобы не увидели слуги, томимый страшной, сводящей с ума жаждой, Царь торопливо пробирался к своему Источнику. Озираясь, быстро пил мутную воду ручья, по которому днем гордо шагал со своей челядью. И трусливо бежал, так и не утолив до конца жажды, прочь, прочь… Он думал: теперь я Царь, я богат и могущественен. Зачем мне мутный Источник? Я куплю себе много-много разных свежих, чистых родничков и буду пить, пить и наслаждаться. И он скупил все родники в родной округе и в завоеванных царствах. Устраивал дикие оргии, разъезжая, сопровождаемый свитой, от одного родничка к другому, к третьему и десятому. Но в самый разгар веселья внезапно замирал от какой-нибудь мелочи, напоминающей ему об Источнике: то вдруг мимолетно прозвучит знакомая мелодия, то — что-то иное. И это злило его. Но, главное, что его злило больше всего: он почему-то никак не мог напиться. Не мог. Ни один, даже самый чистый, самый прозрачный родничок не утолял его жажду, а только возбуждал ее все больше. Ни один не давал Силы, ни один не рождал Любви и Покоя в царской душе… Он больше не совершал подвигов, не строил планов, он делал, что от него требовалось, как робот, по привычке. Но душа его была мертва. Его все чаще тянуло к своему Источнику. В редкие минуты, когда Царь-Воин оставался один, он снова и снова вспоминал тот Источник, что приносил Силу. И спрашивал себя: кто теперь насыщается тобой, мой Источник? И что-то нехорошее шевелилось в душе, когда он представлял себе другого храбреца, отдыхающего у чистейших вод, дающих Любовь и Силу…

А Источник хирел. Воды в нем почти не осталось, трава и мусор вытеснили ее. Люди глумились над ним и смеялись: посмотрите-ка, его бросил Царь. Когда-то он пил из него, а теперь у него сотня других родничков.

Источник все ждал своего Воина, не хотел давать Силу никому другому. Так странно он был устроен. В том и заключалась его Сила, что он мог ее отдать только ему, единственному, — Воину. И однажды Воин пришел. Он понял глупость мишурного блеска славы, ничтожность лести и жалкую никчемность родничков. Сбросил с себя царские одежды, надел воинские латы. И стал самим собой, только более взрослым и мудрым. Он пришел к Источнику и сказал: «Прости». Заботливо убрал весь сорняк, очистил дно, обнес изгородью, чтобы ничья торопливая, случайная, грязная нога больше никогда не замутила его воды. Он отгонял собак и людей, привыкших сбрасывать в него мусор. Ему пришлось быть терпеливым, ведь то, что однажды по глупости разрушил, нелегко восстановить. А иногда уже и невозможно. Но этот Источник умел прощать (!). И в этом была его Великая Сила.

Произошло чудо: источник ожил и снова стал давать любовь и силу, а воин был терпелив и заботлив. Они жили счастливо, потому что снова обрели друг друга, и каждый — себя самое. Они заслужили счастье быть вместе, потому что прошли через великие страдания и получили урок. Они поняли: самое дорогое — это любовь, и ее надо беречь, холить и лелеять. А если ты в спешке прибегаешь лишь напиться, то никогда не получишь чистой воды. Никогда не напьешься. Никогда не будешь счастлив.

Вот такая история.