+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Он один из тех, кто почти уже не помнит, как складывались отношения между обществом и спортом
в Советском Союзе. И поэтому акцент в своей работе он делает на современные методы. Да и вид спорта, собственно, обязывает.

Тренер Челябинской детской теннисной школы Максим Зелингер, как это обычно бывает, пришёл в свой вид спорта абсолютно случайно. Мечтал стать хоккеистом, но увидел объявление на столбе, и… вот уже почти двадцать пять лет в теннисе. До пятнадцати лет — как игрок, а потом, когда пришлось выбирать между учёбой и возможной карьерой, выбрал первое. «Синицу в руках».

— Не жалеете сейчас о принятом тогда решении, ведь играли же против  Кафельникова, были подающим надежды спортсменом, могли добиться больших высот, стать знаменитым?
— Уверен, мог сделать неплохую карьеру в спорте. Но пятнадцать лет назад решение за меня приняла сама жизнь. Что сейчас, что раньше — в теннисиста нужно было вкладывать деньги. Мы жили вдвоём с мамой, денег у нас было немного. Поэтому я решил завязать с теннисом и пошёл учиться. Если честно, сожаление, конечно, есть. Ведь неизвестно, чем бы всё это закончилось, и кто бы был на высоте сегодня. Но по-другому поступить тогда было невозможно. Родители Женьки Кафельникова смогли продать дом, сад и отправить его учиться теннису в Испанию. У нас такой возможности не было.

Дорогой вид спорта
— Тем не менее, вы в теннис всё-таки вернулись. В конце девяностых. За эти годы поняли, почему этот вид спорта в Челябинске не пользуется популярностью?
— Вопрос о популярности тенниса в нашем регионе сложен. Играть хотят многие, другое дело, что не все желающие имеют возможность играть — и, прежде всего, финансовую возможность. Если говорить про детей, всё зависит от материального положения родителей. Теннис — достаточно дорогой вид спорта. Во-первых, ракетки, во-вторых, форма.  россовки, которые «летят» через месяц, через два — если нормально заниматься. А именно так нужно заниматься, если хочешь действительно чего-то добиться. У ракеток рвутся струны раз в две недели. И то, если беречь. И, наконец, если человек не просто играет в теннис, а мечтает покорить какие-то высоты, ему обязательно необходимо ездить на соревнования. Сейчас все участвуют в турнирах за свой счёт. Причём, минимум раз в два месяца. Но лучше — ежемесячно или даже чаще. Игровая практика необходима в первую очередь.

— Нетрудно предположить, что дети в вашей школе платят за обучение.
— У нас муниципальная школа. Но образование действительно платное. Дети ежедневно тренируются. Дважды в неделю посещают бассейн. Один раз в неделю занимаются общефизической подготовкой.  роме того, у них продлённый день. Они выполняют домашнее задание в школе, чтобы вечер освободить для родителей. Так ребёнок занят с восьми утра и минимум до шести вечера.

— Видимо, вам приходится работать с детьми не из самых обыкновенных семей?
— Всё верно. Но у нас применяется дифференцированный подход. Если родители талантливых детей не могут оплачивать их образование, мы ищем варианты. Вечером у нас идут в школе детские тренировки. После шести тренируем перспективных детей, с которыми занимаемся индивидуально. Происходит натаскивание их на достижение результата. И при этом — улучшение их физической и моральной подготовки.

— Давайте остановимся на этом подробнее, всегда очень интересно вникнуть в мелочи того или иного вида спорта.
— Индивидуальные тренировки проходят очень просто. Тренер либо сам играет один на один со своим воспитанником — час, полтора или даже два — в зависимости от готовности ребёнка. В таком случае, тренер корректирует каждый шаг ребёнка. Ставит ему технику и учит думать на корте. Обращает внимание на каждую мелочь. Либо же тренер находит спарринга, становится за спиной у ребёнка и так же корректирует каждое действие. Каждый удар, движение рук, перемещение по площадке.

— Кто из детей известных в Челябинске родителей тренируется у вас?
— Аня Видгоф, раньше у нас занималась Ксюша Первак. У меня в группе занимается Женя Кибардин, папа которого — хозяин Челябинского рыбоперерабатывающего завода. Занимался, но пока прекратил, сын  Константина Абрамчука, генерального директора «Метростроя». Недавно начал тренироваться сын Сергея Резвого, начальника Челябинского ОМОНа. Школа, одним словом, достаточно престижная.

Дело молодых
— Чем школа отличается от теннисных академий?
— Практически ничем. В Москве, например, академии специализируются исключительно на теннисе. В какой-то период они отсеивают детей, которые занимаются для себя. А мы стараемся гармонично развить человека. Ну не получается у него в теннисе — пусть он просто тренируется. В нашей школе ребёнок обязательно доучится до одиннадцатого класса. Мы просто от него в самом спорте требуем меньше. Требуем больше с тех, у кого виден потенциал.

— Вы можете, допустим, не принять неподходящего под ваш «формат» ребёнка в свою школу?
— Подобная практика, на самом деле, существует. Но, прежде всего, мы смотрим на физическую подготовку и коммуникабельность ребёнка. У нас были случаи, когда к нам приходили дети, которым категорически запрещалось заниматься спортом. Мы вынуждены таким отказывать. Максимальное количество детей в классе — пятнадцать человек. Практикуем индивидуальный подход. С детьми, которые приходят к нам в школу, ещё до нас должны заниматься родители. А когда ребёнок брошен, не знает элементарных вещей, он будет в классе «белой вороной».

— На каком этапе становится ясно, получится из ребёнка профессионал или нет?
— Теннис — особый вид спорта. Ребёнок может в восемь или девять лет играть просто замечательно, но потом, перенасытившись, прекратить заниматься. А может, наоборот, до двенадцати лет ничего не показывать, а потом «выстрелить». Сказать, что в десять лет человек станет «профи», извините, не сможет никто. Могу привести очень известный пример. Мы в своё время вместе играли с Женей  афельниковым. Он был обычным, как и все мы. Ездил на соревнования, играл… ничего особенного. А теперь он — звезда. Многое становится ясно ближе к тринадцати, четырнадцати годам.  огда у ребёнка начинает работать голова.  огда он перестаёт быть маленьким, когда начинает интересоваться чем-то еще помимо спорта. Сможет ли он совмещать свои увлечения и теннис, поможет ли ему в этом тренер, родители. А дальше уже важно найти инвестиции, выезжать на большое количество турниров, в том числе и за границу, зарабатывать рейтинг.

— А проблемы переходного периода? Давайте, разберём конкретную ситуацию: ваша молодая и очень талантливая теннисистка влюбляется и ей уже не до спорта.  ак вы будете реагировать?  то в вас победит: тренер или человек?
— Во-первых, мне будет нужна помощь её родителей. Многое будет зависеть и от наших с ней личных отношений… В любом случае, я не буду на неё давить… всё равно ребёнок сделает по-своему. Наверное, подожду, когда пройдёт время. Потом он сам начинает понимать, что и как. У меня, кстати, уже был такой случай… Очень перспективная теннисистка из моей группы увлеклась. Два месяца отдыхала от тенниса, а потом сама позвонила (нашла меня в Израиле, где я находился по своим делам) и попросилась назад. Вы бы видели, с каким энтузиазмом она работала! Значит, ей чего-то, видимо, не хватало в жизни. Многие возвращаются, но потом могут снова уйти. Если теннис не их призвание. В таком случае, хоть уработайся — ничего не выйдет, бесполезно и родителям пытаться изменить ситуацию.

— В конечном итоге, получается, что выбор делает сам молодой человек?
— Конечно. Всегда. У меня были случаи, когда ребёнок не хотел заниматься, а родители хотели. Просили меня помочь. Через год мучений я решил это дело прекратить. Было видно, что ребёнок хочет заниматься не индивидуальным видом спорта, а командным. Порекомендовал отдать его в футбол. Через несколько лет их сын уехал играть за границу.

— Почему, на ваш взгляд, в современном российском теннисе очень много молодых спортсменов?
— В любом виде спорта много молодых. Спорт, вообще, дело молодых. Старики, ветераны спорта работают на молодёжь, чему-то её учат. Поэтому и «выстреливают» шестнадцати и семнадцатилетние. Монстр в теннисе остался один — Андре Агасси. Ему 32 года. Сампрас ушел. Пока Агасси держится, но ему надо будет вовремя уйти.

Проигрывать тоже нужно уметь
— В Челябинске нет топ-теннисистов. В чём причина?
— Они были у нас до тех пор, пока теннис в Челябинске не рухнул. Сейчас всё начинается, по сути, заново. Этой школе всего три года с момента возрождения. За такое время невозможно вырастить даже одну звезду. Особенно, когда идёт ступенчатое образование. От самых азов работы с мячом до игры на результат.

— Давно изучаю игровую сущность человека. Пытаюсь понять, в чём смысл того или иного вида спорта, игры вообще. Расскажите мне о смысле тенниса?
— Теннис — вид спорта, который сильно дисциплинирует, который вырабатывает личную ответственность за многие вещи. На корте существуем: я, мой соперник, мяч и судья. И я отвечаю за каждое своё движение на корте, за каждый удар по мячу. Смысл любой игры — азарт, победа. Теннис — не исключение.

— Как и в любой другой игре, в нём должны быть разные стили.
— В теннисе три вида. Атакующий, выжидающий и комбинированный. Атакующий стиль предполагает игру у сетки, подготовку варианта атаки, собственно атаку, выход к сетке и завершение игры у сетки. Оборонительный стиль — игра только на задней линии. Бешеная стабильность, чувство мяча (как бы тебя не «растаскивали» по корту, ты должен «тянуть» все мячи, направляя их в нужную точку). Выжидающий (он же комбинированный) стиль — совмещение оборонительного и атакующего.  огда ты ждёшь, ждёшь, ждёшь, а потом находишь маленькую лазейку, атакуешь и выигрываешь мяч. Сейчас в моде атакующий стиль.

— Есть связь между тем, какой стиль игры выбирает игрок, и его характером?
— Иногда — да. Нужно помнить, что выбор стиля — не только твоя воля, но ещё и воля соперника. Ведь играешь часто так, как тебе позволяет твой противник. Если я — нападающий на корте, не факт, что я в жизни агрессор. А если обороняюсь, не факт, что в жизни забитый. Тот же Агасси очень мало выходит к сетке, в основном играет на задней линии, но все знают, какой он в жизни. Это человек, который всегда на виду, имя которого не сходит со страниц газет. Настоящий шоумен.

— Вы не готовите своих воспитанников к тому, что им придётся стать публичными людьми, постоянно быть на виду, вести совершенно необычную жизнь, если, конечно, они станут профессионалами?
— Готовим. Заставляю их много читать о теннисе. Чтобы они знали имена игроков, их поведение. Мы иногда даже учим их, как вести себя на корте, как завести себя самого и завести соперника, заставить его нер-вничать, ошибаться. Не только игрой, но и морально. Учим вести себя правильно и в жизни. Теннис — всего лишь игра, и поэтому теннисист должен выглядеть человеком. Можно проиграть «в ноль», но уйти с корта достойно. Улыбаясь. Существует, кстати, официальный кодекс поведения игрока на корте.
Одиночество теннисиста

— Вы рекомендуете обращать внимание на поведение игроков на корте и вне его. Наверное, не со всех звёзд нужно брать пример. Знаете анекдот про  урникову: «Журналисты жёлтых западных таблоидов с удивлением узнали, что известная звезда шоу-бизнеса Анна Курникова ещё и в теннис играет…»?
— А  Курникова и не теннисистка. Она не выиграла ни одного турнира. Впрочем, выиграла один, но в паре, за счёт мастерства напарницы, Мартины Хингис. Но такие, как  урникова, тоже нужны в теннисе. Они его по-своему рекламируют. Например, Маккинрой был на корте ужасным бандитом, но как играл!!! Он матерился, бросал ракетки, его неоднократно штрафовали и дисквалифицировали, но он был тоже необходим — такие, как он, придают теннису зрелищность. Лично мне интересны «бандиты» на корте. Иногда спортсмены просто работают на зрителя.

— Можно получать удовольствие от разного тенниса, спокойного и жёсткого, с большим количеством ошибок и идеального. Вам какой нравится?
— Я смотрю на теннис не как простой зритель. Я подмечаю, как теннисисты думают, как передвигаются по площадке, как подают и принимают подачу… Мне не нравится, как ведёт себя на корте Сафин — он обвиняет в своих неудачах, ошибках всех, только не себя.

— В какой мере теннис — математическая игра и даже геометрическая?
— В очень большой. Существуют определённые комбинации, отрабатываемые на тренировках. Не зная, а точнее не чувствуя, что в такой-то момент времени мяч нужно перевести диагонально, а в другой — сделать «свечу», больших успехов в теннисе не добиться. Всё это отрабатывается на индивидуальных занятиях.

— Назовите основные качества хорошего теннисиста.
— Теннисист должен знать, что он один.  огда выходишь на корт, даже если против тебя твой лучший друг — в данный момент он должен стать врагом. Самым злейшим на Земле. Либо он, либо ты. Только во время игры, разумеется. Теннисист должен быть яркой индивидуальной личностью.

— Мрачную картину вы нарисовали. Так и в депрессию можно впасть.
— В том то и дело, что это должно присутствовать только на корте. В жизни многие теннисисты очень общительны. Например, хорват Горан Иванишович. На корте он был монстром, агрессором, воином. А в жизни — душой компании, пил пиво с друзьями в барах…

shares