+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Счастлив тот, кто знает, чего хочет. А кто понял, что хотеть (равно, как и иметь) — не цель, а всего лишь внешний элемент внутреннего комфорта, тот — не просто счастлив. Тот — самодостаточен. И, значит, — неуязвим. Виктор Тимашов, первый заместитель Губернатора Челябинской области, об основных различиях между политиком и чиновником, и о том, что знал давно, но осознал лишь недавно

— Виктор Анатольевич, вы были на юбилее вашего родного Южноуральска? Вас что-то видно не было. Вы почему-то всегда в тени…
— Вообще-то я выступал на городском собрании и на следующий день присутствовал на всех мероприятиях вместе с Губернатором… Знаете, есть хорошая пословица: можно найти хорошее место под солнцем, находясь в тени большого человека. Никогда не ставлю себе задачу казаться лучше, чем я есть на самом деле. Себе давным — давно все доказал. Поэтому совершенно искренне удивлялся, когда два с половиной года назад меня начали поздравлять с должностью первого зама, недоумевал: «Люди, с чем вы меня поздравляете? У меня первый служебный кабинет появился через неделю после окончания института! Все годы у меня была служебная машина, а то и две.  абинет вдвое больше нынешнего имел в Обкоме комсомола еще 13 лет назад. Моя фамилия есть во всех справочниках партийных и комсомольских структур за все годы. Меня спрашивают: «Тогда что такое карьера?» Отвечаю: карьера — это когда ты занимаешь кабинет в радиусе ста метров от площади Революции.

— Это — потолок?
— Вы спрашиваете, устраивает ли меня моя нынешняя работа? Отвечу абсолютно честно: да, устраивает. Я не политик. Я — чиновник. Шагать выше — становиться политиком. Это значит — менять стиль мышления, менять обязательства перед Богом, людьми, самим собой. А будет ли у меня возможность что-то реально изменить? Нет. В рамках моих нынешних полномочий уже могу многое сделать, помогая конкретным предприятиям, людям, организациям. Появится ли у меня больше возможностей, если перейду на политическую стезю? Сомневаюсь. Да и, честно говоря, политик — человек более обездоленный.

— В чем?
— Ошибка чиновника и ошибка политика — не равнозначны. За ошибкой политика кроется не только провал какой-то ситуации, а судьбы людские, иногда кровь. Та же Чечня — это ошибка не чиновника, а политика. Поэтому не чувствую себя готовым в нынешних политических и экономических условиях страны перешагивать на какую-то новую ступеньку. Честнее, если я на своем месте буду профессионально работать. И место зам. министра мне кажется менее интересным, чем место первого заместителя Губернатора. Кто мы в Москве?

— Там поле больше…
— Поле для чего? Поле для самовыражения у чиновника по определению отсутствует. У него есть поляна. Это у политика — простор. Но он меня не прельщает. В 1989 году участвовал в первых выборах народных депутатов СССР. И выиграл у тогдашнего первого секретаря Обкома партии. Теперь понимаю, что в игрушки играли, а тогда казалось все честным. Больше не хочу!  роме того, говорят: хочешь, чтобы о тебе узнали все, в чем ты даже себе боишься признаться — займись выборами. Это не добавляет здоровья. И потом, все эти проблемы не могут не быть для человека и его семьи неким психологическим ударом и стрессом. А во имя чего? Жертвы-то зачем? По духу и стилю мышления я — управленец и бизнесмен. Почему бизнесмен? В бизнесе очень легко принять правильное решение, поскольку там критерий один — прибыль. И если перенести эту логику на управленческие решения в социальной сфере и отбросить всякую шелуху, становится многое понятным: кому стоит помогать, кому — нет. Убежден: чем больше людей, прошедших производственную школу бизнеса, придет во власть, тем меньше ошибок эта власть совершит. Часто путают понятия: чиновник и политик. Некоторые чиновники мнят себя политиками. А чиновнику должно быть без разницы, сколько соберут налогов. Потому что чиновник их не делит. Их делят — политики, депутаты, бюджет они принимают. Отсюда следует: бороться с коррупцией можно только одним способом: чиновничество должно быть отстранено от принятия любых решений, связанных с деньгами. Представьте себе такую ненормальную ситуацию: в этом кабинете сидят друг напротив друга два миллионера в долларах, у которых денег — полбюджета области, а я должен их мирить, помогать принять правильное решение. Отстранение госчиновника от любых денег, кроме бюджета, от любого бизнеса — это нормальный выход. Поэтому, когда чиновнику говорят: строим мост поперек реки, он отвечает: «Есть. Денег дайте». Не его задача деньги искать. Ему говорят: «Строим мост вдоль реки». Отвечает: «Хорошо, денег дайте». Чиновник — это всегда профессионал, в отличие от политика, который может быть просто хорошим человеком.

5 ноября 2002 год. В ОАО «Южуралзолото» со Струковым Константином Ивановичем, генеральным директором ОАО «Южуралзолото» (в центре), и Неклюдовым Александром Васильевичем, главой города Пласта (справа).

…Область компетенции Виктора Тимашова составляют промышленность области и, прежде всего, проблемные предприятия, недропользование, управление госимуществом.  роме того, он является федеральным чиновником, возглавляющим территориальное отделение Министерства имущественных отношений РФ, подписывает документы от имени министерства. Помимо этого, в его ведении находится все, что касается угольного бассейна области и вопросов, связанных с реструктуризацией работы «Челябэнерго». Он гордится тем, что удалось сделать для угольщиков. И не скрывает своего участия в разработке планов реформирования в энергетике Челябинской области:

— Получается, вы лоббируете интересы «Челябэнерго»?
— Я по своим служебным обязанностям, подписанным Губернатором, обязан лоббировать интересы «Челябэнерго». Поскольку отвечаю за энергетику как за производственный объект. Моя задача — чтобы энергетика процветала. Поэтому бывает, что я отстаиваю повышение тарифов на электроэнергию, а мой коллега, Владимир Дятлов, занимающийся вопросами энергоснабжения, придерживается противоположной точки зрения. И у Губернатора появляется хорошая возможность на стыке двух мнений найти правильное решение.

…Лидеры не возникают вдруг, из ниоткуда, лидеры «куются» с младых ногтей.  Комсомольского лидера Виктора Тимашова выковали в пединституте, на истфаке. «Историк», — рассуждает Виктор Анатольевич, — «это человек со свободным мышлением. Такому какая разница о чем думать — электростанциях или египетских пирамидах. Достаточно получить профессиональные знания, и этот «полет мысли» превращается в какую-то конкретику». « онкретикой» Тимашова стал бизнес. Поначалу он успешно практиковался в вексельно-консалтинговом центре, консультируя «Инкомбанк» и «Челябэнерго». В 2000 году защитил кандидатскую диссертацию по экономике в московской «Плехановке».

Заканчивает работу над докторской. Но и сегодня гордится тем, что в 1991, когда случилось Г ЧП (а он тогда работал секретарем Обкома комсомола по идеологии), наотрез отказался выступить в поддержку «демократических преобразований». И тогда он был честен перед собой и сейчас убежден: люди у мусорных бачков — это следствие 1991 года.

— А не следствие ли это деятельности вашего главного патрона — Чубайса?
— Вам известно, какой орган утвердил программу приватизации? Верховный Совет. А Чубайс был чиновником, исполнителем. Ему дали приказ, который он исполнил великолепно, а депутаты проголосовали. Потом нашли «стрелочника». Если бы Чубайсу поручили сделать ваучеры именными, он бы сделал их именными. А кто допустил к власти тех, кто хитрый приказ о приватизации отдал? Что на зеркало-то пенять? Идем на выборы, сами себе устанавливаем режим. Мы уже после 1991 года дважды выбирали, так почему второй раз наступили на те же грабли? Мало обездолили после первого раза? Говорят, при коммунистах свободы слова не было. Одну бабульку в очереди как-то спросил: вам-то она, свобода слова, зачем? Ваше мнение тогда никто не слушал, и сейчас оно никому не надо. Это глубочайшее самомнение, гордыня. Афоризм придумал: демократия — это возможность говорить тем, чье мнение никого не интересует. Для меня, например, единственным человеком, чье мнение меня интересует, является Губернатор области, человек, избранный народом. Мнение остальных сотрудников и людей меня интересует лишь постольку, поскольку они могут помочь или помешать мне выполнить поставленные Губернатором задачи. Не более того. И если кто-то считает, что может помешать мне выполнить дело, высказав свое мнение, он ошибается: выслушать — могу, слушать — не буду. Есть люди, искренне полагающие, что их мнение важно. Понимание того, что в определенной ситуации ты — никто, нисколько не умаляет человеческого достоинства и не позволяет впасть в гордыню, самомнение. Человек позволяет себе думать, что он имеет право принять решение, от которого зависит судьба другого человека! Думаю, это безнравственно. Например, я не лезу в дела, которых не понимаю.

— Тогда получается, выбирать могут не все…
— О чем и речь.  Кто, к примеру, участвовал в первых выборах США? Не все — верно?  овбой, владеющий штанами, кнутом и лошадью, думает об одном: что поесть. А владелец табуна думает о земле, о развитии скотоводства, о ветеринарной службе, о полиции, которая будет охранять. Не я сказал: нищий не виноват, что ему хочется съесть все сразу. Он не может думать о завтра, потому что он сейчас голоден.  огда в стране большинство людей будет самодостаточными, они проголосуют за власть, которая позволит им стать еще более состоятельными и более уверенными в завтрашнем дне.

В дни празднования 300-летия Санкт-Петербурга. Виктор Рашников, Евгений Евтушенко и Виктор Тимашов

…Тимашов любит повторять: « аждый должен делать то, что у него лучше всего получается. И не надо думать о судьбах человечества. Лучше вымойте свою лестничную клетку». Вспоминает рассуждения профессора Преображенского из булгаковского «Собачьего сердца». Помните: «Разруха начинается в голове». Виктор Тимашов, член правительства области, однажды ввел в ступор соседей по подъезду, счищая снежок с крылечка… А кроме того, он точно знает, чем должны заниматься федеральные власти: «только тем, что нужно всем: оборона, фундаментальная наука, госбезопасность и охрана границы». Только для этого, считает первый зам, нужно, чтобы налоги делились в разумной пропорции: 70 на 30, а то и 20: «Разумно, когда деньги тратятся там, где зарабатываются».

—  Как историк скажите, в какой период истории России вам было бы интересно пожить?
— Мне кажется, был интересный период в стране после Хрущева до конца 70-х, когда мы были мощной державой, и нашей страной можно было гордиться. Нас боялись, а мне нравится, когда нас боятся. Нас и должны бояться. Понимаете, власти народ простит все, кроме слабости.   сожалению, развал СССР — ярчайший показатель слабости Горбачева и тех, кто был тогда рядом с ним. Вот тогда власть обязана была пойти на все, проявить жесткость, жестокость, мудрость, где-то деньги бросить, где-то людей поменять. Даже кровь пролить. Власть по определению не бывает жесткой или жестокой. Она не имеет права быть слабой. Вот Ельцин поставил танки в центре Москвы и бабахнул по Белому Дому. Я считаю это абсолютно безнравственным и жестоким, но, как политик, он поступил правильно.  аленым железом, за полдня, уничтожил, и все… Я глубоко убежден: Россия не может не быть империей. Но сейчас у нас нет «собирателей». А для того, чтобы управлять великой империей, надо быть хозяином. Сталин, к примеру, был сильным хозяином, и Петр Первый, даже Николай, отрекшийся от престола, хоть и плохой, но — хозяин. Они земли не разбазаривали — собирали.

1991 год. Виктор Тимашов — первый секретарь Обкома ВЛКСМ

…Своих коллег Тимашов делит на профессионалов и непрофессионалов. Но большинство людей, считает он, стоит оценивать не с точки зрения того, что он может сделать хорошего, а — «какой вред нанести». Преданность делу стоит еще выше в его иерархии, порой даже важнее способности человека достичь результата. Дальше — преданность руководителю. И на первом месте — максимальная честность человека перед собой. «Даже если ты — баран, признайся себе. Хуже к тебе относиться не будут».

…В быту Виктор Анатольевич скромен. Выходы в ночные клубы и рестораны закончились с новым назначением. Госдачи не имеет. Зато имеет свидетельство о том, что он является действительным государственным советником 1-го класса. А это никак не меньше полковника. Не охотник, не рыбак, не спортсмен. Обливается холодной водой, и любит «обстоятельно принять… ванну». Чтение любой, даже экономической, литературы отвлекает от непрерывного процесса «думания», равно как и спонтанное переключение телеканалов. Непрерывные звонки на сотовый забыть о работе не дают. Рай начинается, когда «нет роуминга». Впрочем, есть и другой…

— Говорят, каждый человек — кузнец своего счастья…
— Я тоже так думаю. Но мне, например, не стыдно, и я счастлив от того, что старался людей не обижать, по головам не ходил — никто камень не бросит, это точно. И никто из коллег не скажет, что я лезу не в свои дела. В мои — лезут. Сердиться? Сердятся на друзей. Друзья остались в детстве, юности, а здесь — товарищи, приятели, коллеги, — очень хорошие люди. Но никто из них не является частью моего внутреннего мира. Наверное, теперь этого уже и не надо. Старые друзья, с которыми учился когда-то, проявляются. И чем ты выше, тем их больше. Пословицу придумал: «Чем выше пост, тем больше родственников».  онечно, никому в просьбах не отказываю, считаю это своей моральной обязанностью. Могу помочь и помогаю. Обижает то, что многие из них воспринимают мою помощь как само собой разумеющееся. Это один из элементов нашего менталитета: ты богаче — поделись, ты начальник — ты реши, если дача — значит, вор. Ты обязан мне помочь.

1971 год. Витя Тимашов с родителями и сестрой Светой.

— Дерево посадили, дом есть, сына родили, всего добились. Что еще?
— По большому счету — ничего. Я человек достаточно состоятельный, в известной мере, конечно. О куске хлеба думать не надо. Уверяю, еще сто тысяч рублей, или, положим, миллион, счастья не добавят. Богатые люди едят ту же пищу и дышат тем же воздухом, и купаются в тех же озерах, что и менее богатые. Поэтому количество денег, машин и квартир человека счастливее сделать не может. Человека может сделать счастливым состояние внутренней свободы. Да, большие деньги дают больше степени свободы. Больше возможностей реализовать. Наступает момент, когда человеку не надо думать о вещах насущных, и он начинает думать о вещах, относящихся к категории нравственных. Поэтому, честно говоря, мне доставляет удовольствие, я счастлив, когда у меня дома порядок, сын здоров, когда есть возможность погулять вместе с супругой по парку. Меня устраивают простые житейские радости. Гнаться мне не за чем, щеки раздувать не перед кем.

— Дома не надо «щеки раздувать»?
— Жене (она по образованию биолог, занимается маркетинговыми исследованиями) предлагал подумать о кандидатской, она смеется, говорит: «Это слишком, начнем между собой спорить. А кто умнее, я и так знаю». Хотя, честно говоря, что касается ведения домашнего хозяйства, я в эти дела не вникаю абсолютно. Забивание гвоздей полностью исключено. Такая мысль даже не возникает.

—  Какие решения дома принимаете?
— Дома — никаких. Обсуждаем только крупные покупки или поездки. Марина достаточно мудрый человек.  стати, сама шьет и вяжет, несмотря на то, что может купить любую понравившуюся ей вещь. Сейчас она в декретном отпуске, занимается сыном.

— А Тимашову-младшему сколько лет?
— Два с небольшим месяца. Зовут Борис Викторович, прошу учесть: имя не связано ни с кем из родственников. Посмотрел на него и решил: это — Борис. Ни в честь кого.

— Есть что-нибудь, чего вы боитесь? Например, быть забытым?
— Когда я на этот свет появился, родители, видимо, не думали нисколько о том, что меня должен волновать этот вопрос, что меня кто-то может забыть. Меня волнует отношение ко мне папы, мамы, тещи, тестя, жены, сына (когда подрастет), сестры. Это моя семья. Все остальное — внешний мир, который воспринимаю как некую неизбежность. На работе меня волнует мнение лишь одного человека, я уже говорил — кого. Дома меня волнует мнение моих родных. Эти люди меня не забудут. Значит, я по определению не могу быть забыт. И потом, счастье не зависит от количества поздравительных звонков. Оно — от состояния души. Мне в кайф находиться дома, или, например, находиться здесь, в кабинете. Главное — чувствовать комфорт в душе. А он у меня никак не связан с количеством положительных или отрицательных отзывов обо мне. Мне смешно читать всякую чушь о себе, мне жалко тех, кто этим занимается. Их-то мнение меня не интересует, хоть они и думают иначе. Не могу я быть забытым, потому что меня, по большому счету, забывать некому. Я родился для того, чтобы быть счастливым, чтобы сделать счастливыми близких мне людей. Понимание этого пришло не так давно. И не всегда я был такой. Раньше мне казалось, что сделать карьеру, стать состоятельным, получить награду — это классно. А потом понял: это всего лишь элементы внутреннего комфорта. Одной почетной грамотой больше, одной меньше — не имеет значения. А вот что пацан мой спит ночь нормально — это здорово.