+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Вот уже 50 лет как апрель в России – месяц геолога. В первое воскресенье чествуют тех, кто про недра и их достояние знает все и чуточку больше. Журнал «МИССИЯ» отправился к человеку, который треть века посвятил геологии, превратил ее не только в инженерные изыскания, но и в дело всей жизни. Портрет на фоне профессионального праздника. Юрий Черкасов – талантливый изыскатель, эффективный руководитель и неравнодушный гражданин и общественник.

С чего все началось. Каждое лето с самого раннего детства я проводил в деревне Большое Баландино, что в Сосновском районе. В то время там разрабатывали месторождение мрамора, а мой прадед был главным инженером рудника. И он приносил кусочки мрамора, я удивлялся теплу этого камня, его белизне, представлял, как из глыбы, пусть и очень эффектной, рождается красота. На руднике открыли камнерезную фабрику и начали обрабатывать мрамор, привезенный со всей страны: белый, черный, розовый, с прожилками и в крапинку. Я начал собирать и совсем маленькие кусочки, и целые блоки, как бы сейчас сказали, штуфы. Отец заметил мою увлеченность. Мне было шесть лет – отец принес откуда-то минералы – разные по цвету кварцы, листики вспухающей на огне слюды, красные зернышки граната, сверкающий алмазными гранями касситерит. Мне захотелось узнать, как образовалось все это богатство, и я начал читать совсем недетские книги о камнях. Шесть лет изучал геологию сам, разобрался, чем магма отличается от лавы, что движет материки, как растут острова. В пятом классе записался в кружок юных геологов – в Челябинске в то время была лучшая в стране школа юных геологов. Теоретические знания мы подкрепляли путешествиями на месторождения, которыми так богата наша область.

После школы уехал в Свердловск, поступил в горный институт. Это был самый престижный вуз в СССР. И опять – теория в стенах института сопровождалась постоянными поездками на разрабатываемые месторождения. Норильск перемежался с Асбестом, Учкудук с Гаем, Хромтау с Учалами и Сибаем. После четвертого курса на Полярном Урале я вдруг задумался, а тем ли, чем нужно, занимаюсь? Только представьте: первозданная природа, чистейший воздух, бескрайние поля морошки и голубики, реки с чистейшей водой… Но уже без рыбы, так как где-то неподалеку протек склад взрывчатки. И мы с каким-то просто патологическим желанием пытались найти медь и воткнуть во всю эту красоту комбинат по ее добыче. Я не хотел такого. И я ушел из поисковой, «классической» геологии сразу после института. Вернулся в Челябинск, с головой погрузился в инженерную геологию, стал исследовать грунты под фундаменты будущих зданий и сооружений. Город уже тогда стремительно развивался, мы работали в районе «плодушки», на дальнем, как тогда казалось, северо-западе. Мы строили город, удобный для жителей Челябинска.

Дело всей жизни – ЮжУралСтройИзыскания. Оглядываясь назад, я поражаюсь удивительным совпадениям. День геолога учредили в год, когда я родился. Уже в 1988-ом, получив диплом, ушел в инженерную геологию – исследовал фундаменты и грунты. А потом – 2006-ой. Год, когда я открыл собственную компанию. И так случилось, что первую лицензию на проведение работ я получил в свой день рождения. Что это, как не судьба? В то время в изыскательской отрасли царил жуткий хаос. Профессионалов было ничтожно мало, отрасль гибла от наплыва рвачей, желающих делать деньги на пустом месте. Где-то «урвут» буровую, где-то лабораторию, не понятно, как и кто напишет отчет. Я знал, что так работать нельзя. И я решил работать долго и успешно, а для этого необходимы не только скорость выполнения работ, но и качество. Для хорошей работы нужно обладать собственной материальной базой и штатными, высококвалифицированными специалистами. Достижение всего этого и стало главной моей целью. Уже через год, в 2007-ом, я купил лучшую по своим показателям буровую, на базе автомобиля «Урал». Тут же начал приобретать оборудование для грунтовой лаборатории. И вскоре при моральной поддержке своих сотрудников, создал ее – лучшую в области автоматизированную грунтовую лабораторию. А еще у меня есть «штампы». Вы сейчас спросите: что это такое? Между прочим, даже не все строители знают об этом. Ведь «штампы» есть только у меня, у одного единственного в Челябинске. Зачем? Отвечу: для безопасности! Для эффективности и очень тщательного анализа процессов, протекающих в толще грунта под построенным фундаментом. Естественно, это необходимо знать еще до того, как здание возведено. Работы, выполненные на нашем оборудовании, позволяют удешевить проект за счет точности расчетов и достоверности сведений. Кроме того, исключается человеческий фактор. Все автоматизировано – и штампы, и лабораторные приборы. Данные считывают компьютеры.

Ставка на передовые технологии позволила привлечь в компанию творческих, думающих людей. Они прекрасно знают свою работу, знают, что и как им делать. Без всякой подсказки. Без понукания и помыкания. Соглашусь тут со Стивом Джобсом – нет смысла нанимать людей, чтобы потом указывать, что им делать. Эффективный руководитель всегда прислушается к мнению своей команды, отдельных ее участников. И он всегда будет готов услышать все разумные доводы и аргументы. Мне повезло! Я создал такую команду, и я очень рад, что вместе мы можем быть полезны и бизнесу, и родному городу. Мы, коллектив компании «ЮжУралСтройИзыскания», с гордостью говорим сейчас, спустя десять лет: все наши проекты на качество и прочность проверило время!

Геология ждет молодежь. Строительство – это та отрасль, на которой особенно губительно сказываются кризисы. Я создал с нуля предприятие, сохранил кадры! А ведь большинству моих коллег пришлось закрыть бизнес. Кто-то просто создал офис в квартире и ничего уже не ждет от жизни, расценивая изыскания как удачную прибавку к пенсии. Все это больно бьет по профессионализму, по квалификации, которая теряется. Люди уходят, учить молодежь некому. Кто будет проводить изыскания через 20 лет? Непонятно. А самое главное, что и думать об этом никто не хочет. Скоро, видимо, придется искать уже самих изыскателей. И ведь нельзя сказать, что молодежь не готова работать в инженерной геологии. Умные, совершенные приборы, новейшие программы, все это привлекает выпускников вузов. Они просятся к нам. Но при нынешнем состоянии строительной отрасли, я не могу брать на работу учеников, даже если и понимаю, что когда-нибудь они станут мастерами, настоящими профессионалами. Мне бы очень хотелось сесть за один стол с застройщиками и обсудить, какой они видят свою отрасль в будущем, на кого рассчитывают опереться. Но у застройщиков свои проблемы – от подключений до тарифов и сроков сдачи дома. Им сейчас не до того, чтобы заглядывать в будущее – свое и своих детей.

Большой Челябинск – большие замыслы. В общественной работе у меня много единомышленников. Вместе мы создали экспертную площадку «Большой Челябинск». Для эффективного взаимодействия с органами власти существует Фонд развития региональной агломерации «Большой Челябинск». Сейчас ведем объединительную работу среди многочисленных общественных групп, которые борются за сохранение нашего края, за его первозданную красоту. Мы считаем, у агломерации Большого Челябинска, безусловно, должно быть будущее. Будущее большое, будущее светлое и чистое.

shares