Игорь Шалковский, начальник Государственного Учреждения «Поисково-спасательная служба Челябинской области» (ГУ «ПСС ЧО»), уверен, что в профессии спасателя нет ничего сверхъестественного. Здесь главное желание и соответствие требованиям по состоянию здоровья. Вдаваясь в подробности, узнаем кое-что еще: образование у кандидата в спасатели должно быть не ниже среднего, и, ясное дело, каждому предстоит пройти специализированную подготовку и аттестацию для получения звания. «Игорь Николаевич, а женщины у вас работают?» – спрашиваю, ожидая услышать, например, ответ «да куда им…». «Работают!» – отвечает Игорь Николаевич. И тут становится очевидно: о спасателях большинство из нас знает чуть больше, чем ничего.

0-3  (© 2021 МИССИЯ )

Игорь Николаевич, вы не шутите? Неужели и женщины справляются с такой работой?
В нашем лицензированном центре подготовки работает девушка-инструктор – спасатель второго класса. Она на самом деле участвует в спасательных операциях, но это скорее исключение. Основной состав – это мужчины, им все-таки проще.

Какие еще классы есть среди спасателей?
Самая высшая квалификация спасателя – это спасатель международного класса. Затем следует спасатель первого, второго, третьего класса и просто спасатель. Для всех уровней есть специальная программа подготовки. Чтобы дорасти до уровня спасателя первого класса, требуется минимум пять лет. Аттестация для перехода с одного класса на другой возможна не ранее чем через два года. На самом деле нашу профессию можно сравнить с матрешкой, потому что в ней есть еще много других профессий. Допустим, спасатель первого класса должен владеть не менее чем семью другими рабочими специальностями, например, такими как водолаз, стропальщик, водитель, компрессорщик и так далее. Еще должен быть спортивный разряд… Не все так просто.

В кино спасатели всегда герои. В жизни все прозаичнее?
Не соглашусь, все, что есть в кино, берется из жизни. Спасатели, военнослужащие, сотрудники полиции – все они сталкиваются с ситуациями, в которых нужно проявлять героизм. Именно нужно! Мы для этого учим своих ребят. Они идут на выполнение работ, связанных с риском для своей жизни во имя спасения жизни другого человека. Это осознанный риск, а не сиюминутный порыв. Это работа. Получается, что спасатели в прямом смысле слова обучены для героизма.

Героям не бывает страшно?
Человек делает многое из того, что ему несвойственно: летает как птица, плавает как рыба. Но только сумасшедшие ничего не боятся. Есть такое выражение: лучший страховщик – это страх. Если вас поднять на крышу девятиэтажного дома, привязать к вам веревку и сказать: прыгай, Катя, все будет хорошо! – вы же испугаетесь? Нам тоже бывает страшно, хоть мы и знаем, что эта веревка надежна, и все сделано настолько профессионально, что бояться нечего и некого. Любая спасательная операция это не единичная работа. Выполняет ее всегда команда, не менее трех человек. И мысли каждого из этой команды только о том, как спасти человека в кратчайшие сроки и не нанести при этом вреда.

Многие уходят из службы?
Уходят в основном проработавшие не более одного года. Например, за последние два года на 80 процентов сменился состав Кыштымского отряда. Эта ротация еще идет. Перед тем, как подписать приказ о приеме на работу, я беседую с каждым. И все, как один, говорят: да, понимаю, будет трудно, денег мало, но я хочу работать. К сожалению, через месяц-полтора 90 процентов из них уходят. Хотя в разных отрядах ситуация складывается по-разному.

Где-то прибывает, где-то убывает?
Удивительная штука: в Усть-Катавском отряде 90 процентов тех, кто пришел изначально, работает по сей день. А Кыштым сменился на 80 процентов. Как это можно объяснить и понять? Вроде бы страна одна, один регион, ребята приходят одного возраста (20-23 года), все после армии. Но у одних получается, у других нет.

0-7  (© 2021 МИССИЯ )

У спасателей есть свой кодекс этики? Табу?
Мы всегда вежливы и аккуратны с пострадавшими. Здесь работает принцип гуманизма и сострадания. В любой ситуации остаемся беспристрастными. Никогда не выдаем заключений о том, кто правый, а кто виновный. Говорим только, что мы сделали на месте происшествия. Мародерство – «подрасстрельная» статья. Это упаси бог. Люди, которые могут заниматься этим, у нас не работают. А в остальном все те же табу, что и в жизни. Элементарная порядочность и целеустремленность непременно должны быть.

В чем люди кажутся вам наиболее беспечными?
Часто многие забывают об элементарных правилах личной безопасности. Ждать зеленого сигнала светофора, смотреть направо-налево, удостовериться, что можно идти – все это надо делать каждый день. То же самое и с остальными правилами безопасности жизнедеятельности. Беречь себя – обязанность любого человека, и забота о своих близких тоже. Если не пренебрегать такой ответственностью перед самим собой и другими, то получите большую гарантию, что ничего плохого не случится.

А как же непредвиденные обстоятельства?
Конечно, не все можно предугадать. Никогда не знаешь, не вздумается ли кому-нибудь выбросить телевизор из окна, потому что передача идет скучная. Но большинство событий все же можно предвидеть. Хочу обратить внимание, что в этом месяце уже есть несколько утонувших на тонком льду.

Если на чашу весов поставить жизнь человека и улов в десять килек, что стоит дороже?
Не надо ходить в дальние походы, если не знаете местности. Мы все хотим быть ближе к природе, и наш край щедр на красивейшие места, но какой смысл отправляться туда одному без опыта и соответствующего снаряжения? Это опасно.

Что еще несет опасность?
Опасностей много, обо всех сразу и не расскажешь. Например, природа во всех проявлениях – вода, лес, горы. Техносфера и прочее. Ежегодно в определенный сезон случаются в основном одни и те же чрезвычайные происшествия. Мы со своей стороны делаем все возможное, чтобы оказать помощь или предотвратить беду. Предупреждаем людей об угрозах и напоминаем правила безопасности.

Без терпения тут нельзя?
С нас терпение, с вас следование нашему лозунгу – берегите себя и близких. Остальное сделает спасательная служба. (улыбается).

Вы верите в судьбу?
Верю.

А вы верите в то, что меняете судьбы других людей?
Мы не боги, чтобы судьбы менять. Но мы не можем оставаться равнодушными к судьбам других. Любое человеческое горе трогает сердце. Если спасатель будет равнодушен к несчастью другого человека, то он уже не может зваться спасателем.

Кто же он тогда?
Не спасатель.

Разве нельзя делать свою работу механически? Без эмоций. Так, чтобы внутри ничего не шевелилось.
Эмоции помогают, главное уметь их контролировать. И чем сильнее эмоция, тем сильнее эта помощь, потому что когда ты проникаешься случившейся трагедией, это подстегивает тебя. Это дает стимул, адреналин, чтобы все исправить, вытащить человека из беды.

Какие спасательные операции, в которых вы участвовали, запомнились больше всего?
Самая глобальная операция – в Нефтегорске, на землетрясении на Сахалине. Нас тогда, молодых ребят, без практики закинули в такую кашу… Нам пришлось всю теорию, что знали, применять в жизни сходу. Вторая операция, которая впечатлила, это серьезное наводнение в Кургане. Основная часть города была затоплена, и мы гоняли по нему на лодке. Жители не были готовы к случившемуся, у них не было ничего, чтобы противостоять стихии. Много всего тогда с нами случилось – от серьезного до смешного. Были и другие не менее значимые, но выполненное впервые помнится ярче и во всех подробностях.

И шутки шутите, глядя в лицо опасности?
Еще какие, спасатели без юмора не могут жить. Тогда в Кургане у нас лодка резиновая была одна на пятерых мужиков. И когда у нас насос сломался, мы эту лодку надували ртами все вместе. Смеялись и надували, а куда деваться?

Это как приключение?
Вся жизнь и есть одно большое приключение. А мы по роду своей деятельности являемся невольными участниками «приключений» других.