+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info
  (© 2022 МИССИЯ )

Когда страсть накрывает тебя – держись! Мир исчезает, сворачиваясь в точку твоей страсти: чувства, эмоции, безумие, круговорот мыслей направлены к  объекту любви, но сосредоточены внутри тебя. Собственно, в самом начале объект страсти не имеет значения. Это – символ, костюм; твоим воображением, обостренным страстью, ты дорисуешь все недостающие детали, заретушируешь шероховатости, подстроишь картинку под свой идеал. Ты его идеализируешь, ты видишь в нем Бога, вернее, того совершенного человека, каким творец его задумал, но каковым твой избранник, возможно, так никогда и не станет. Но в твоем сознании он таков! И в этом заключена великая сила твоей любви, твоей страсти: твоя идеализация помогает ему совершенствоваться, расти, тянуться… завоевывать тебя всеми доступными способами… 

И тут наступает вторая фаза: страсть, наконец, удовлетворена. Но в том-то и дело, что она не может быть удовлетворена по определению. Вы встречаетесь, 24 часа в сутки вы испытываете невероятное желание, противиться которому невозможно. Страсть застает врасплох, где угодно… И летят к чертовой бабушке все нормы морали и этики поведения… Взрослые люди, а творят такое…. И где… Не говоря уж – как… А мир внешний  становится продолжением их внутреннего и услужливо подсовывает страстным любовникам то закаты с рассветами, то улыбчивых прохожих, готовых посочувствовать их любви, то кустарник достаточно густой, чтобы спрятать обьятия, то ледяной лабиринт на центральной площади посреди ночи, и всякие другие местечки… для поцелуев, то нереально внезапную поездку не важно куда, но — вместе. Мир, их мир, — отвечает им взаимностью! А весь прочий мир со всеми обязательствами для них не существует. 

Но страсть никогда не удовлетворяется только ее… физиологической реализацией. Любовникам все мало. Сутки напролет вместе – а им мало суток. Вы думаете, они трахаются, как кролики? Вот уж дудки! Они раз-го-ва-ри-ва-ют! О чем? Про погоду и природу, политику, знакомых, законы и беззаконья, исторические персонажи и события, фильмы, книги, мелодии, мистику, бабушек-дедушек, детство, детей и жен с мужьями… Они вместе едят, принимают ванну и душ, смотрят кино, засыпают и просыпаются, одеваются и раздеваются, и всякие глупые обыденности наполняются для них священным ритуальным смыслом.  Они философствуют, выводят законы мирозданья и… умирают в нем от любви. Нежатся, дурачатся, смеются, кусаются и задираются, ругаются и бьют посуду о стены, ревнуют друг друга насмерть… Они смотрят друг другу в глаза, и, поверьте, никто так долго не смотрит в глаза, как любовники. Глазами они погружаются друг в друга и…. это то же соитие, та же страсть! Любому третьему неловко находиться на пересечении этих взглядов. Они легко касаются пальцев – и замыкает электричество. Даже когда они на разных концах помещения, между ними протянут кабель высочайшего напряжения… И так обычная земная человеческая страсть-влечение превращается в страсть-любовь. А любовь – штука серьезная.  И тут наступает фаза третья – основная.

Они начинают думать о том, как им невозможно возвращаться в мир внешний. А им уже не хочется! Им вдвоем невероятно, неземнО хорошо. Кто вкусил этого наркотика под названием любовь-страсть, тот «подсел» навсегда, он не может и не хочет отказаться от него. Все существо противится, требует – еще, еще! Какие, блин, обязательства перед миром, делами, семьей? Они сами уже семья, пара. Они хотят быть вместе! Но — как? А никак! И невозможная любовь усиливается своей невозможностью. Это труба, полный капец для них. Теперь они точно не соскочат, пока не пройдут весь круг ада страсти. Начинаются терзания «как же нам дальше быть?», ответа не имеющие, и они отравляют безмятежность их любви- страсти. Появляются новые краски — жестокость и отчаяние. Любовники  предчувствуют разлуку, а она для них – хуже смерти. Эта краска насыщает их ночи неизбежной трагедией — это высшая точка страсти и … начало ее конца… 

Где-то здесь в их мир начинает вторгаться мир внешний. Но это уже другой мир, не тот ласковый сообщник их любви, нет. Тот, другой, от которого они убежали. Думали, что убежали. Он настигает их. Кто-нибудь из друзей заводит песню про долг и обязательства, или неожиданно появляется чья-то мама со слезами и мудростью прожитых лет, или  — не дай бог! — жена (муж) … Они видят эти измученные страстью лица и страстно ревнуют, и дико завидуют этому бьющему через край счастью их законных половин. И тут начинается фаза четвертая, последняя.

Самая страшная. Распад страсти, распад любви. Ругань. Неудовлетворенность. Ревность до ножа или лезвия. Оплеухи. Слезы. Жестокая манипуляция детьми. Внешний мир разрывает по-живому до крови пару любовников. Страсть-любовь превращается в ненависть. Разодранные любовники, с разодранными душами сходят с ума, болеют, пытаются жить, пытаются резать вены, пытаются заменить, пытаются следить, пытаются… Но ничего у них не получается, боль не уходит, и она страшнее боли резаных вен. Все напрасно. Любовь убита. Они – трупы. Даже если живут дальше. Они – ходячие трупы с потухшими глазами.

Дальше – еще круче. Это уже не фаза. Это – выживание. Тут все средства хороши. Душа так настрадалась, что все остальное в жизни – фигня. Страсть сублимируют в работу, в заботу о ближних, в творчество…  сублимируют, сублимируют, заставляют себя думать: все хорошо все  у нас, хорошо, вот дом, семья, дети, спокойно. По крайней мере, все спокойно, никаких душераздирающих тебе страстей. Действительно – нет страстей….

…А как без них жить? Это ж так – существовать. Душа мертва, а ты вроде еще жив. Душа требует апогея, а ты ей – тише, тише…  Так приходит в душу старость, смерть. А ты не готов. Ты не хочешь. Ты хочешь любви, страданий, страстей, ты жить хочешь в полную силу! И ищешь, ищешь, ищешь свою  половину… 

И находишь… И когда страсть накрывает тебя… (далее смотри начало… Но, черт возьми, борись за свое счастье)…  

Pin It on Pinterest

Share This