Закон о возрастах – таинственный закон,
В век золотой младенец погружен.
Двенадцать лет вкушает человек
Серебряный и грациозный век.
Он частью – счастлив, частью – огорчен,
В блаженстве роста пребывает он.
Весь век серебряный сияньем осенен.

   (© 2021 МИССИЯ )

Если хотите увидеть ангела во плоти, поглядите на своего младенца, когда ему от шести до девяти лет. Тонкий как деревце, легкий как ветерок: «Дождь идет, дождь идет – сын мой маленький растет». Не лицо, а лик. Уже не младенец, но еще и не грешник. Это и есть серебряный век возрастания. Любуйтесь, робея. Это не повторится.

Вы не поверите

Илья и Коля – погодки. Перед школой родители решили показать детям Москву. И вот, когда они вышли на Красную площадь, мальчики воскликнули: «Мама, смотри! Царство-богатство!», – встали плечом к плечу и запели Гимн Советского Союза. Публика обезумела от удивления. Родители сконфузились. Стали гадать, когда же это они выучили государственный гимн? Очевидно, в новогодние ночи, под ёлочкой, когда по телевизору под бой московских курантов звучит государственный гимн.

Девочки-сестрички

Анечка и Леночка посетили театр юного зрителя. «Младенческая грация души сквозит» в каждом их движении, в их легких, «лепестковых», крылатых платьицах. Наверное, также выглядела в свои семь лет знаменитая на весь мир Наташа Ростова. Кажется, весь театр, все мраморы и паркеты, люстры и фонари любуются девочками.

Девочки увидели театральный спектакль «Золушка». Наше взрослое родительское сердце полно любви к родным детям. Это чувство никто не измерял, но мы совсем не думаем о том, как любовь к родителям заполняет детское сердечко. Ребенок от любви теряет дар речи. Об этом хорошо бы помнить, когда дитя молчит или плачет.

Только в 10 часов вечера Анечка и Леночка пришли к маме: 

– Мама, пойдем в театр? 

– Зачем? Там нет никого!

– Пойдем, заберем Золушку к нам домой. Ей там холодно и страшно… Где же ей спать?

Вот как долог путь от сердечного волнения до слова в детском сознании, И это не смешно, это трепетно.

   (© 2021 МИССИЯ )

Огорчения. Сестра и брат

Чем ближе рубежный возраст – 12 лет, тем больше столкновений с материковой твердостью взрослого мира. Вот несколько примеров молниеносно драматических. В школе мальчик 11 лет сказал завучу: «Если вы еще раз скажете гадость о моей маме, я убью вас!»

На педсовете никто не спросил завуча, что же она такое сказала мальчику о его матери. Потому что об этом знал только мальчик, но он молчал, ведь его сердце было полно неведомой силой любви к своей единственной мамочке.

Взрослый педсовет сминал мальчишку всмятку, мама сидела тут же, ничего не ведая. Но в ее сердце поднималось чувство священной войны за своего младенца. Пришлось уходить в другую школу…

Интересно профсоюзное единство учителей, они, видимо, думают, что взрослый родитель разделяет их праведный гнев. Но пока Бог не допускает, чтобы мать или отец больше бы любили могучий педсовет, чем свое беззащитное дитя.

Конечно, серебряный век детства заканчивается на небесах и на земле, и на стадионах школы.

***

Оля – совершенство 12-ти лет. Отличница, спортсменка, ей нравится «быть впереди, на лихом коне, и первой влететь в ряды противника».

Действительно, она выиграла легкоатлетический забег, и мальчишки и девчонки, все позади, Олю осыпали цветами, украсили лентами… Она на седьмом небе от своего успеха и упорства. Проходит мимо скамеек стадиона брат Вовка, чуть постарше, злой командир уже из другого мира, 13-летних, дергает за майку и шепчет: «Олечка-кисечка, зато у тебя титьки не растут… Об этом все говорят…»

Титьки, конечно, выросли, как им положено Высшей силой, но огорчения серебряного века не забыты до сих пор.

***

Сестра Тани старше Оли на два года. Она знает все.

– Таня-Таня, пойдем к Наташке. Она лежит и помирает, и уже ничего не говорит. Из нее второй день кровь течет!..

Побежали к Наташке. Таня всё объяснила.

Закончился серебряный и грациозный век, осененный сиянием чистого цвета индиго.