Их  телефонный роман длится уже два года. Сейчас сложно себе представить, что много лет назад эту пару разлучила семейная трагедия. Но прошли десятилетия, и отношения двух  близких людей возобновились. Причем самым неожиданным образом.

 …Они познакомились в компании, отмечавшей Новый год. Он сразил ее своим интеллектом. Адам всегда был знатоком. Причем в буквальном смысле.  Капитан одной из команд популярной телеигры «Что? Где? Когда?», выпускник факультета журналистики МГУ  неизменно блистал красноречием. Его бытовая неприспособленность была очевидна. Он не умел и не хотел ничего делать по дому. Изменить ситуацию  не представлялось возможным. И Ева  закрыла глаза на недостаток своего избранника. С тех пор и повелось: она и молоток – две вещи нераздельные. Благо, воспитание  вместе с тремя своими братьями получила мальчишеское.  Каждому ребенку в их семье при рождении был дан талант, а после – высшее образование. Ева  с детства была умницей, всегда испытывала жажду знаний, а потому разлучить ее с книгой было практически невозможно. В школе неизменно побеждала на олимпиадах  всех уровней. Окончив в 80-м году Московский пединститут (отделение художественной графики), всерьез увлеклась прикладным творчеством  и начала шить ростовых кукол. Бизнес по тем временам был новым, прибыльным. Столичные и курортные уличные фотографы стояли в очередь.

Она согласилась выйти за него замуж сразу. Так надоела стужа одиночества на фоне всеобщего ликования подруг, хвастающихся своими обручальными колечками! Их брак удивил всех стремительностью. Интеллектуальным супругам никогда не было скучно друг с другом. Дома во время увлекательных бесед и дискуссий с мужем она продолжала хлопотать по хозяйству: шила, вязала, чинила, стучала, паяла…  И долгожданная беременность не стала помехой. При этом «привязанность» супруга к дивану ничуть  не раздражала  Еву. Она ведь сильная и умелая, она все сможет сама.  Но тучи уже начали сгущаться над их благополучием. Хотя об этом еще никто даже не догадывался.

Не было конца радости, когда на свет появилась девочка. Впрочем, конец наступил спустя три месяца, когда и мать, и дочь с высокой температурой «скорые» развезли по больницам в разные концы Москвы. Гепатит в тяжелой форме не оставил ребенку шансов. Девочка умерла. Врачам удалось спасти матери жизнь. Но нужна ли она была убитой горем женщине? 

Описывать страдания Евы… Наверное, невозможно подобрать точные слова.  Мудрые люди научили: принять эту трагедию как данность, и начать новую жизнь. Адам первый прислушался к этому совету. Он стал  пить. Сильно. Каждый раз Еве было страшно возвращаться  домой. И однажды она не вернулась. Подав документы на расторжение брака, отправилась на вокзал, встала в очередь у кассы и взяла билет в далекий зауральский городок. Почему? Там ведь ни знакомых, ни родных – НИКОГО! Было странно искать логику в ее поступках того периода. Просто диктор объявил это направление.

Она ехала в пустоту. Нужны были трудности, чтобы забыться и отвлечься. Нужно было не видеть знакомых лиц, чтобы написать на чистом листе жизни первое слово. Это слово было «работа». Ева стала «профессионалом широкого профиля», и в скором времени ее имя зазвучало в городских масштабах. Она не знала, что такое  постоянная зарплата, отпускные и больничные. Но заказы поступали, и рукодельница продолжала шить, вязать, чинить, стучать и паять в своей мастерской, порой вовсе забывая о том, какое время суток.

Новые романы были недолговечны и не принесли особого счастья. Судьба с саркастической улыбкой сводила ее с такими же неумехами и «нехочухами», как  бывший муж. Правда, об интеллекте уже речи не шло. Да и руки кавалеры  распускали, находясь   под влиянием  зеленого змия.

Двадцать лет они не общались с Адамом. Знали друг о друге что-то, только благодаря общей знакомой, которая очень редко, но поддерживала с ними связь. Она и поведала, что Адам  по-прежнему не способен вбить пресловутый гвоздь в стену. Зато категорически не пьет. Хотя волею курьеза и работает непосредственно в алкогольной сфере, причем  дегустатором российских вин. Со второй женой  прожил недолго, года три. Перед дочкой предстает исключительно в роли воскресного папы.  

«Что? Где? Когда?» Ева не смотрела все эти  годы принципиально. Прекрасно знала, что редкий эфир без него обходится,  хотя капитан он уже давно не играющий. Скорбные воспоминания, соль на раны… Зачем? Но однажды вечером в мастерской  раздался звонок. И… захлестнула  вдруг волна чувств, как если бы они расстались вчера, и не было никакой трагедии, никаких обид.

– Знаешь, все эти годы я был с тобой. Общался мысленно. Ощущал твой запах, твое дыхание.

– И я… – вторила она.

– Помнишь у Элюара?.. Я так тебя люблю, что я уже не знаю, кого из нас двоих здесь нет.

– И я… – вновь вторила   Ева, ощутившая себя снова молодой, красивой и желанной. 

С тех пор ежедневные звонки и бесконечные беседы-исповеди заняли в их жизни знаковое место. Им так интересно вдвоем! Как же не хочется вешать трубку! А потому они подолгу пререкаются, чья нынче очередь. Совсем как в юности.

* * *

Сегодня вечером Адам вновь позвонит Еве. Получасовой лимит телефонного разговора оборвет на полуслове поток нежности короткими гудками. Но номер возлюбленной будет набираться вновь и вновь. Они  скажут  друг  другу много теплых слов и, конечно же,  опять обретут надежду на тихое счастье вдвоем. Вот только…  Он опять не расскажет ей о регулярных и, увы, безрезультатных визитах к андрологу, а она – о том, что набрала 50 лишних килограммов и уже потеряла почти все  зубы.  Потом они еще долго не уснут каждый в своей постели и  в своём городе. И обязательно что-нибудь придумают. Чтобы не встретиться. Никогда. Но быть вместе.