Евгений Бигильдеев уверен, что в каждом моменте присутствует масса возможностей. Когда человек начинает что-то сильно хотеть – эти возможности становятся видимыми. Он не любит хамов, и считает, что главное достоинство человека – умение уважать других. 

Никогда не ведет со своими детьми бесед в духе «что такое хорошо, а что такое плохо», он убежден, что лучший урок, который отец может дать своему сыну, – это любить его мать.  В этом году увлекся яхтингом. Он стал для него проявлением свободы, в том числе, от офисной рутины.

Евгений Бигильдеев

Овца и волк по-разному понимают слово «свобода».  В этом суть разногласий, господствующих в человеческом обществе. 
Авраам Линкольн, шестнадцатый президент США.

Свобода – некая абстракция, которая в каждом отзывается по-своему. Мы наглядно увидели это в конце восьмидесятых – начале девяностых годов. До завершения социализма все стремились к свободе, и, казалось, как только она наступит, придет желаемое светлое будущее. Но в период перестройки проявилось ее индивидуальное понимание. С одной стороны, это была свобода от давления, дикта, навязанной идеологии, с другой – на каждом шагу реализовывалась свобода от каких-то базовых принципов, морали, порядочности.

Если общество живет по естественным нормальным законам, тогда свобода, демократия формируются такими, какие они должны быть. А мы очень долго жили в подмененных ценностях, мы из естественного развития были выбиты. Система идеологического прессинга, выдуманная лет сто назад, с младых ногтей внедрялась нам в подкорку. Понятно, что когда ее не стало, каждый как-то проявился в силу своего разумения. Но подлинная свобода предполагает некие внутренние ограничения, касающиеся уважения другого человека.

Проходит время, и ситуация постепенно меняется. Заметьте, наши водители стали друг другу дорогу уступать. Это очень частный пример, но в нем видна тенденция этого нового понимания свободы.

Необходимость – отговорка тиранов и предмет веры рабов. 
Уильям Питт, государственный и политический деятель, дипломат

Тираны, безусловно, обладаютa широким ассортиментом средств манипулирования. Сказки про необходимость – одно из них. «Мы делаем это, потому что это необходимо, потому что другого выхода нет». А когда нет другого выхода, нужно кого-нибудь расстрелять или налоги повысить, или железный занавес поставить. Другого выхода нет – и народ в подавляющей массе говорит «да» и подчиняется. К счастью, еще мало людей, которые осознанно используют эти инструменты манипулирования.

Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах русских. Это последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути. 
Отто фон Бисмарк, государственный деятель, рейхсканцлер Германской империи.

Я бы сильно хотел в это верить, честно. Но наблюдения за новейшей историей не подтверждают этой мысли Бисмарка. Если посмотреть на людей, которые уехали жить за рубеж, на наших бывших соотечественников – обратный процесс идет. О Чайна-таунах слышали все, они есть во всех крупных городах. А вы слышали про компактные поселения русских, кроме Брайтон-бич, пожалуй? Понятно, что китайцев больше, но Чайна-таун – это Чайна-таун, вот это ртуть, которая всегда слипается. Про итальянцев можно тоже сказать, что они стараются держаться поближе друг к другу. Еще, может быть, украинцы, турки, а наши – нет.

Кроме того, нас за границей не любили раньше и не полюбили сейчас. Это для меня стало открытием в свое время. Нам все долбили, что мы лучше всех, а оказывается, нас не любят. Понятно, почему так раньше было – мы все являлись для иностранцев бородатыми мужиками в лаптях с медведем на цепи, из-за железного занавеса выглядывающими. А потом, когда у нас произошел путч, у Запада началась эйфория: коммунизма больше нет. К нам повернулись лицом на короткое время. И тут мы им дали шороху: поехали туда отдыхать, веселиться, нелегально жить, заниматься шопингом. Они вздрагивают до сих пор.

Но, к счастью, такого рода испытаний, чтобы проверить, ртуть мы или не ртуть, не было давно.

Евгений Бигильдеев

Все знают, что это невозможно, но вот приходит невежда, которому это неизвестно, он-то и делает открытие. 
Альберт Эйнштейн, физик.

Наверное, Альберт Эйнштейн слегка эпатировал, произнося это, – невежда вряд ли сделает открытие. Знаете, существует миф такой про троечников, что все великие люди были троечниками…ерунда это! Среди великих людей встречались и троечники, я бы так сказал. Поэтому они так и заметны. Но, я думаю, что подавляющая масса людей, которые чего-то достигли и были успешны, – это таланты с хорошим образованием. А Эйнштейн имел в виду, скорее всего, свежий взгляд на вещи. Когда человек чем-то долго занимается, он сам себе строит стереотипы: ходит по одним и тем же дорогам, работает по одинаковым методикам. Глаз от этого просто замыливается. Это я и за собой замечал, когда годам к тридцати пяти, у меня на все был готов ответ. Я сам себе построил принципы, исходя из предыдущего опыта. Любое событие, явление, слово я интерпретировал через призму этих своих принципов, хотя слова другого человека могли означать совсем иное. Человек же со свежим взглядом видит не только стандартные ходы. Но, тем не менее, чтобы сделать открытие, нужны хорошие теоретические основания. У невежды их нет.

Благородный муж с достоинством ожидает велений неба, низкий человек суетливо поджидает удачу. 
Конфуций, китайский мыслитель и философ.

Конфуций уже несколько тысяч лет мудрецом слывет. Причем, его признал не кто-нибудь, а такой народ, как китайцы, который сейчас четверть населения Земли составляет. И, может быть, слова его настолько мудры, что не каждому доступны. Человек, который поймал удачу, обычно тоже расценивает ее как волю небес. Как в анекдоте про еврея, когда он просит у Господа: «Ну пусть я выиграю миллион в лотерею», – и так каждый день. Через какое-то время небеса разверзаются, и оттуда Господь ему отвечает: «Да я не против, но ты хоть лотерейный билет купи». Это что, удача или повеление небес? Зависит от собственной интерпретации. Может быть, я не совсем подхожу под определение китайского «благородного мужа», но иногда, вы знаете, ловлю удачу. Насколько суетливо получается, не знаю, может, суетиться надо было бы больше, и тогда больше поймал бы. Но я ощущаю повеление небес, когда направление какое-то новое задумываю или какая-то мысль приходит в голову. Откуда гениальные мысли берутся? Неизвестно. Может быть, это и есть веление неба?

Евгений Бигильдеев

Не позволяйте жить слишком хорошо тем, кто у вас работает, не давайте им прочно обосноваться, всегда поступайте противоположно тому, чего они от вас ожидают, пусть все время тревожатся и оглядываются через плечо. 
Генри Форд, бизнесмен.

Все зависит от ситуации. Но чаще, я думаю, выгоднее для бизнеса, когда люди тебе доверяют, когда сотрудники готовы отдавать или вкладывать больше, чем строго отмерянная единица труда на единицу зарплаты. Мне, по крайней мере, более комфортно, когда сотрудники мне доверяют и не ожидают непредсказуемости от меня. Соответственно, я как-то могу прогнозировать и их реакцию, и поведение.

Только относительно небольшой процент людей способен независимо структурировать свое время. Наиболее высокооплачиваемые люди в нашем обществе – те, кто умеют развлекать других и структурировать время тех, кто не может сделать это сам. 
Эрик Берн, психолог

Про умение развлекать народ сказал наш классик Владимир Высоцкий: «Настоящих буйных мало – вот и нету вожаков». Вообще есть три категории людей. Те, кто ни за что не хочет развлекаться, даже если их развлекают. Таких немного. Вторая категория – те, кто готовы развлекаться, если их развлекают. И есть небольшая часть тех, кто готовы развлекать независимо от своего настроения, желания. Они считают, что так нужно – увлекать за собой. Мало, кто на это способен. Нужно ведь сгенерировать идею, взять на себя ответственность, вовлечь в это дело других людей. Но если бы все у нас были такими стопудовыми лидерами, труднее было бы договориться. Люди не равны, у одних больше способности генерировать идеи, вовлекать, вести за собой. У других – больше умения быть хорошими исполнителями. И это, может быть, не менее комфортно и интересно.

О достоинствах учителя нельзя судить по размерам толпы, следующей за ним. 
Ричард Бах, писатель.

А можно ли вообще судить о достоинствах учителя? Если только по качеству учеников. У Иисуса Христа их было двенадцать. Кто скажет, что он плохой учитель? В этом плане, конечно, Бах прав. Думаю, по размеру толпы последователей можно судить только о методике преподавания. Люди, за которыми идут большие толпы, обладают хорошей методикой.

Счастлив тот, кто устроил свое существование так, что оно соответствует особенностям его характера. 
Гегель, немецкий мыслитель.

Безусловно. Философы могут простыми словами сказать простые вещи. Конечно, жизнь идет по естественному пути, и пусть человек делает то, что ему нравится, что у него легко получается, и не делает то, что ему не интересно, что ему трудно. Что тут добавить? Гегель все сказал. Я его сильно уважаю.

И ребенка, и друга мы любим лишь в том случае, если мы вообще умеем любить. А этому мужчина научается у женщины. 
Рихард Вагнер, композитор.

Друг – он и есть друг. Тут что скажешь? Мужская дружба – дело особенное. А то, что детей любить мы учимся у женщины, наверное, соглашусь. Когда наблюдаешь ту любовь, с которой женщина относится к ребенку, даже слова подобрать трудно, настолько чувство это всеобъемлющее, безоглядное, на уровне ДНК заложенное. Это, конечно, большой пример. Ее безоглядность, забота очень вдохновляют. Женщина вообще не умеет не любить – натура такая у нее. И мужчине нужно этому учиться, но до определенных пределов, конечно, чтобы в женщину не превратиться. Как пел Окуджава: «Так природа захотела, почему – не наше дело, для чего – не нам судить».

Евгений Бигильдеев

Воспитывая детей, ты иногда понимаешь, почему в природе некоторые животные поедают свое потомство. 
Робин Вильямс, актер.

Это хорошо, что Вильямс начинает хотя бы животных понимать, ему осталось сделать еще следующий шаг – начать понимать людей. Это, может быть, чуть-чуть посложнее, но ему надо напрячься. Например, у людей есть такая категория как «прощение», животные никогда ничего не прощают никому, нет у них такого, а у нас есть. Тем более, в отношении детей. Если у тебя рождаются мысли съесть своего ребенка, даже если ты их не произносишь вслух, они все равно проявятся в поведении, то с большой вероятностью через какое-то время у ребенка появятся мысли съесть тебя. Хотя бы за то, что ты хотел съесть его. Дети же быстро воспринимают, впитывают, как губки, наши мысли, наш образ поведения. Они считывают это на раз-два. Следовательно, товарищ Вильямс, тщательнее надо бы, аккуратнее с воспитанием детей, может прилететь обратно.

Лучше работать без определенной цели, чем ничего не делать. 
Сократ, древнегреческий ученый.

Я бы сказал по-другому: чем ничего не делать, лучше чем-нибудь заниматься. Не обязательно работать, но чтобы было какое-то занятие, которое жизнь структурирует. Вот простой пример: приезжаешь на озеро с друзьями. Два варианта обычно бывает: просто поплавать, позагорать или приехать с шашлыками, с мангалом. Эти два вида отдыха отличаются. Потому что, когда есть процесс, вокруг него начинает как-то пространство выстраиваться, а люди – структурироваться. То есть мы собираем мангал, идем за дровами, решаем: будем купаться до шашлыков или после, уже как-то все начинают участвовать в этом, появляется повод для общения, пусть и неочемного. И вот уже отдых проведен, есть ощущение полноты и законченности. Так что можно и не работать, но чем-то заниматься, увлекаться нужно.