+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Автомобиль засверкал на обочине желтым глазом. Я открыла дверцу.  За рулем – блондинка. Она была сдержанна, задумчива и внешне спокойна, а в ясно-голубых глазах – жизнь эмоций и впечатлений. Из динамика Макаревич пел: «…не стоит прогибаться под изменчивый мир», она прибавила звук, прибавила газу, и мы поехали. Она – рассказать о себе, я – расспросить о ней.  Получилось сделать формулу Ирины Крыловой и выявить 

***

Утро. Никаких сигарет. Это Даниил. Она встает рано. Рассвет – взять силу и энергию, чтобы проводить сына в школу. «Это же так важно», – говорит Ирина, – когда день задан с нужной ноты. Когда есть настрой учиться, и он позитивный». Она ценит каждую минуту и секунду, которую удается пообщаться с сыном. 8 лет – такой интересный и захватывающий возраст. Если ему не сейчас рассказать о правилах неписанных, потом будет поздно. Родственная кровь – это хорошо. Родственная душа – ещё лучше. Утром она мама больше, чем в другое время. Это с детства. 

 Женщина с нестандартной профессией. Совершенно комфортно она ощущает себя, когда вокруг дорожная техника. Если рядом тракторы – есть гармония. Парфюм – для жизни, а запах бензина – для работы, здесь «Шанель» отдыхает. Можно было выбирать: или чисто женское дело, или нет. Но всё предопределено. Ведь в люди вывела именно та заводская проходная. ЧТЗ. И без всяких стеснений она признается: 

 – Ваше кредо? 
– Если тебе комсомолец имя, имя свое крепи делами своими.

Издержки профессии есть. Да и характер тоже. Железная воля и крепкая рука. Работа никогда не ломала. И не заставляла ни от чего не отказываться. Комсомол – это была настоящая школа жизни. Это детство, это юность. Это опыт, который, если недооценить, значит, плыть по течению. Плыть по течению – это преступление. Равно как и лень. Лежать и мять бока? Это не в её характере. Лень разрушает, а ей хочется успеть сделать этот мир ещё лучше. Ещё красивее. И сделать везде – на работе, дома, на даче, в городе, в котором живет.

***

Семья. Семья дает так много, что если не брать, быть не у дел. Муж, сын, мама, сестра – все рядом. В ней, как в настоящей женщине, чувство тревожности не дремлет. И есть страх, а вдруг что-то случится с близкими? Она уезжает по делам, и думает о доме. Звонки. Телефон – это обязательно. Это связь, и она приближает родные голоса. Только так – спокойно. Только так – ты женщина. И только так можно работать, принимать быстро решения и не бояться своей интуиции в бизнесе. И защищенность. Семья – это топливо для жизненных сил. Семья – это солнце. 

 Муж. Сергей – это совершенно другой мир. Он для нее и крепость, и жилетка, и надежность, и, конечно, любовь и забота. Иной взгляд. Это опыт логики и сдержанности. Взвешенный. Она для него – тигрица. Хищница – в способности принимать решения и желании добиваться намеченной цели. И риск – благородное дело. Но она пьет не шампанское. Ананасовый сок. И окружение. На работе – мужчины. Она любит мужчин. И не стесняется в этом признаться. Мужчины – друзья. С ними легче. И не потому, что флирт. Просто мужчины никогда не требуют дешевого и ненужного кокетства. А она? А она никогда не скрывает, что ЖЕНЩИНА. А если на её пути встают преграды, она точно знает: это испытание неспроста. И перед тобой – Учитель. Если научит не сейчас, потом – обязательно. Остановись, прислушайся, научись. Ведь от этого легче идти дальше. Ведь от этого не будешь тратить время на пустые разговоры. 

***

Если вокруг женщины? Это мама. Это сестра. Это подруги. Кто со студенчества, а на кого и жизнь вынесла, кого и судьба подарила. Зависть, сплетни – это нормально, от этого никуда не деться. Это не раздражает. Это заставляет быть собранной. Женщина – не соперница. Она пришла рассказать о себе с концерта Вики Цыгановой. У Крыловой как будто появилось два крыла. Вот где пробрало и зацепило за живое. И открытие как откровение: «Русская женщина – это Вселенная, это же Россия. Это глубинная духовность и богом назначенная миссия. Главное, вера и никакого отчаяния. Тогда на всё ей хватит и сил, и мужества». Женщина – мать, созидательная, с мириадами связующих и незримых нитей добра. Умение разделить радость – вот, что ценно. 

***

А если цветок? Это как чистосердечное признание. С ней не всегда комфортно. Но если цветок – то ромашка. Такая простая, полевая. Но сильно крепкая. Но в то же время, тонкая и красивая. Любит-не любит! Категорично. И никакой дипломатии. Это плюс? В каких-то жизненных ситуациях – это плюс. Она из непримиримого борца легко становится дипломатом. Если человек не хочет учиться, двигаться вперед – не по пути. И если не искренний. Неискренность убивает. И надо успевать учиться, чтобы успеть сделать жизнь вокруг лучше. Но ударить себя она никогда не позволит. 

***

А если кино? «Свой среди чужих, чужой среди своих». Она – не феминистка. Феминизм – женская обида в уродливой форме: «а нам не больно-то и хотелось!» Ей хотелось, всегда и всего: и внимания, и признания, комплиментов и … и, по полной программе. И чтобы вдохновляло. Если мужчины рядом – это здорово. Не выше, не ниже. На равных. Она ценит мужскую дружбу. А феминизм – извращенное кокетство. Мужчины – они больше братья, чем мы – сестры. Золотая середина – это правильно. Без резких крайностей и непримиримостей. 

*** 

А если роль второго плана? Это как в фотосессии «Миссии» про «Любовь и голуби». Раиса Захаровна – «сучка крашена». Это стервозность и ранимость, это экспрессия и желание быть счастливой. Раиса Захаровна – это иллюзия приобретённого счастья. Крылова любит Гурченко. Это вечная личность. Символ долговечности, надежности и профессионализма. Даже если ей самой судьба подкинула роль второго плана, она сыграла бы её так, чтобы это было красиво и блестяще. Но недолго. Она сделает всё, чтобы эта роль стала главной, и даже решающей. Был даже «Прорыв». Там плакала. Когда вернули в детство. 3 года, 7 лет и 14. Оттуда все знаковые моменты. Она с детства знала, что будет материально независима и свободна, и что у неё будет свое дело. Это мечта, и только она дает свободу выбора по максимуму. Лидера в себе она уже не спрячет. 

***

 А если танец? Только «Барыня». С выходом, подвижная, с дробями и вертушками. С фееричным темпом и ярко выраженным русским характером. И дробь такая – явная и четкая. Как и то, что последнее слово всегда скажет она. Мама её родила быстро, как выплюнула. А когда она переступила возраст Христа, призналась: «Ирина, ты родилась в рубашке». А Ирина шока от встречи с этим миром не испытала. Теперь не она, а он прогибается под её изменчивость. А ей жалко тратить время на ссоры. И плачет она редко. А в моменты душевной уборки, не прочь и спровоцировать да спросить: «А любите ли вы меня?». Любят. Да иначе и быть не могло. 

***

Автомобиль засверкал на обочине желтым глазом. Я открыла дверцу. За рулем – блондинка. Но это не анекдот. Скорее, «повесть о настоящем человеке». О красивой женщине. С силой добра и созидания.