+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info
художник-керамист, член Союза художников России

Когда мне было лет пять, я уже, по-моему, что-то рисовал и лепил. У нас на кухне стояла печка, я обжигал на ней свои первые поделки. И место себе в жизни уже тогда определил у этой печки: решил, что буду или поваром, или художником. Вышло второе. 

Но и поваром могу. Фирменное блюдо –  лепешки. Заходите отведать.

И живописью, и графикой занимался в молодости серьезно… А с керамикой вышло неожиданно. После свердловского училища пошел преподавать в художественной школе. Была вакансия учителя-скульптора. А в нашем классе-мастерской была печка и неизвестные мне тогда порошки –  глазурь. Я и начал с детьми экспериментировать над этой глазурью, фантазировать… Им было скучно кубы лепить по казенной программе –  мы сочиняли свою программу, баловались. Когда начали осваивать глину, народ повалил в мой класс пачками. Потом я опомнился –  а уже поздно! Керамическая бацилла вселилась. 

Секрет таланта? Встаю с солнышком и иду в мастерскую. В шесть, в семь утра. Если в семь утра еще не там –  значит, куда-то не в ту сторону свернул. Художники чаще всего совы, а мне повезло –  я дитя восхода. И работается с первыми лучами легче, вдохновенней.

Три тонны глины в год уходит на работу –  это в сухом виде. Так что за двадцать пять лет мои руки перелопатили семьдесят пять тонн. Не считая глазури и других материалов.

Несколько лет вырезаю ледяной городок на Площади Революции. Из глины лепишь, а здесь отсекаешь лишнее. Это проще. Скажем, если с одной стороны срезал неправильно, с другой можно подправить –  и глыба льда не будет «запорота». 

А с глиной ничего не отсечешь. И последнее слово там всегда говорит печь, в которой работы обжигаются. Никогда до конца не знаешь, что получится. Это и интригует.

Сюжеты приходят из окружающего мира: из книг, мифологии, сказок, неожиданных ситуаций, которые наблюдаю на улице. А лепить люблю больше всего зверей. У каждого зверя свой нрав. Попробуй-ка, вырази его пластикой и цветом!

Если бы себя пришлось изображать в керамике в виде зверя, наверное, слепил бы дикого лохматого козла. Упрямого. Горного или степного –  не так важно. Главное, свободолюбивого.  

shares