+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Не все знают, что династия Романовых Михаилом началась, Михаилом и закончилась. Вопреки общему мнению, последним царем России был не Николай II, а его младший  брат Михаил Александрович Романов. Формально Михаил находился на троне чуть менее суток. Но срок не важен – важен факт: пока Михаил не подписал акта, именно он был последним русским императором, и именно его отречение положило конец трехсотлетнему правлению династии Романовых. История любви младшего брата Николая II, великого князя Михаила Александровича, более чем кого-либо из многочисленного семейства Романовых, овеяна романтизмом и таинственностью…

Михаил был третьим сыном в семье императора Александра III и его любимцем. Он получил великолепное европейское образование, хорошо владел французским, немецким и английским языками. Это был высокий, по-военному подтянутый блондин, элегантный красавец-мужчина. Всем хорошо известна была его щедрость, изумительная простота и доброжелательность. Дамы обожали его, тем более, что он долго не мог выбрать себе спутницу жизни из царст-вующих дворов Европы, как этого требовали российские законы. Михаил Александрович обладал самым большим в семье состоянием, доставшимся ему в наследство после смерти старшего брата, Георгия Александровича. 

С 1908 года Михаил Александрович служил в Гатчине, командовал кирасирским полком. Там на одном из полковых праздников великому князю в числе других жен офицеров была представлена Наталия Сергеевна Вульферт, женщина, которая пленила его навсегда. Женщина, кардинально изменившая жизнь великого князя. Она была «несостоявшейся последней русской императрицей», по замужеству – Великой княгиней… А ей, как нищенке, приходилось выпрашивать подаяние у племянника – Феликса Юсупова! В среде русской эмиграции ее принимали не очень тепло, для многих потомственных аристократов она  по-прежнему была лишь интриганкой с яркой внешностью, сумевшей завлечь в свои сети мягкого, обаятельного, но не очень решительного Великого Князя Михаила. Но так ли это было на самом деле? 

Она росла в роскоши. С детства ни в чем не знала отказа! Часто в доме московского адвоката Сергея Шереметьевского можно было наблюдать такие картины. То она топала сердито и забавно ножкою, то очаровательно улыбалась – до ямочек на обеих щечках, то морщила вздернутый носик, готовясь громко заплакать, если ее новый каприз – пони или кукла, или новое платье – не исполнен тотчас. Шло время. Девочка росла. Капризы менялись. Прихоти, правда, теперь уже были изысканные: уроки музыки, дорогой рояль, книги, украшения, цветы посреди зимы, картины, антикварная утварь. Она росла и превращалась в пленительную Натали, – сероглазую красавицу с гибкой, точеной фигуркой, кошачьими, почти плавными движениями, острым язычком и таким же острым умом.

Но детская взбалмошность и капризность нарушали цельность ее пленительного облика. Наталия Сергеевна всю жизнь придавала большое значение хорошим манерам, светскому тону, приличиям, лоску воспитания и величаво-
сти поведения, но сама достичь его не могла, как ни старалась.

Уже будучи женою Михаила Александровича, она могла при шофере и прислуге закатить ему некрасивую сцену ревности или несогласия по пустякам. Михаил прощал, терпел, успокаивал, обожал. Князь Романов хорошо оплачивал капризы мадам Вульферт. Именно – капризы, потому что даже первые два замужества Натальи Сергеевны были с ее стороны лишь капризами, не более того. Ни меценат Сергей Мамонтов, увлекавшийся, как и она, музыкой, ни ротмистр Вульферт, служащий в гвардии, в элитном полку Синих Кирасир, – не смогли заставить долго пылать ее избалованное сердце! Она же и после второго брака продолжала легко – мановением мизинца, движением брови пленять мужчин, нимало не огорчаясь тем, что оно, сердце ее, – упорно молчит. Сердце молчало, пока она не встретила Михаила Романова.

Их, казалось бы, мимолетное знакомство переросло в длительный роман.

Связь Натальи Сергеевны и Михаила Александровича не могла остаться незамеченной в Императорской Семье и вызвала активный протест, особенно со стороны вдовствующей Императрицы Марии Федоровны. Да и сам Государь Николай II не мог спокойно смотреть на то, как его «милый Миша», любимый брат, Член Государственного Совета Империи, профессиональный военный, кадровый офицер, окончательно теряет голову от любви к женщине, которая была уже дважды замужем и имела дочь от первого брака. Наталия Сергеевна виделась Царской Семье лишь ловкой похитительницей сердца неженатого молодого и очень богатого человека. Мать и брат потребовали от Михаила немедленного разрыва с Вульферт.

 Михаил же надеялся, что брат и мать когда-нибудь поймут его и не будут считать их любовную связь с Натальей блажью, наваждением. Чаяния императрицы и Николая, что Михаил скоро пресытится красавицей, не оправдались. Великий князь уже не мог вырвать из своего сердца эту безумную страсть. «Эта любовь, подобно огню, очистила меня. Я стал человеком», — говорил он. Он безумно полюбил замужнюю женщину, отчетливо понимая, что его страсть — неизлечима. И был готов пожертвовать ради этой женщины всем! 

По совету матери Николай II переводит Михаила командовать 17-м Черниговским гусарским полком, расквартированным в городе Орле, надеясь на то, что Наталья не поедет за ним. Однако Наталья поехала в Орел. Она добилась развода с Вульфертом, а князь Михаил заплатил ему за согласие развестись огромную сумму — 150 тысяч рублей. Но ни один священник не имел права обвенчать их, и любовники жили гражданским браком. Придворное и светское общество отвернулось от Натальи, Михаил не мог появиться
с ней ни в одном салоне. Им пришлось пережить немало горьких
и унизительных минут. Даже офицеры полка, которым командовал великий князь, не удостаивали кивком головы гражданскую жену своего командира. 

Михаил и Наталия решили, что будет лучше, если она на время уедет из России, пока не уляжется скандал, связанный с ее разводом. Наталия уехала в Европу. Это произошло в июне 1909 г.  В то время международной телефонной связи еще не существовало, поэтому Наталия и Михаил пользовались телеграфом. Она послала ему 377 телеграмм. Михаил тоже тяжело переживал разлуку. Он писал Наталии: «Копенгаген. 13 августа 1909 года. Моя дорогая, красивая Наташа, у меня нет слов, которыми я бы мог выразить свою благодарность за все, что ты дала мне в моей жизни. Не печалься, с Божьей помощью мы скоро опять встретимся. Пожалуйста, верь всегда моим словам и моей нежной любви к тебе, к моей самой дорогой и блестящей звезде, которую я никогда, никогда не оставлю и не покину. Я обнимаю и целую всю тебя… Пожалуйста, верь, что я весь твой. Миша».

Летом 1910 года в жизни влюбленной четы произошло значительное событие – Наталия Сергеевна родила великому князю Михаилу Александровичу сына Георгия. После рождения племянника император Николай, скрепя сердце, подписал указ, который не подлежал обнародованию: «Сына состоящей в разводе Наталии Сергеевны Вульферт, Георгия, родившегося 24 июля 1910 года, всемилостивейше возводим в потомственное дворянское Российской империи достоинство, с предоставлением ему фамилии Брасов и отчества Михайлович». Фамилия была присвоена по названию огромного имения Брасово в Орловской губернии, принадлежавшего Михаилу.

Такое двойственное состояние и долг чести не давали покоя Михаилу Александровичу, и он решил действовать против воли царя. Но заключить брак в России оказалось невозможным! Когда в 1909 году Михаилу удалось за очень крупную сумму договориться о венчании, это сразу же стало известно охране, и священнику пригрозили Петропавловской крепостью. Осуществить свое намерение по заключению церковного брака с Наталией Сергеевной великий князь мог только за границей. В 1912 г. Михаил Александрович, взяв имя графа Брасова, и Наталия Сергеевна инкогнито (под благовидным предлогом отдыха и лечения) выехали разными путями за границу.

Под Веной великий князь нашел сербского православного священника, чтобы заключенный брак не подлежал расторжению Святейшим синодом. Михаил и Наталья наконец-то обвенчались. Конечно, это был морганатический брак, официально не признанный, так как был заключен вопреки всем традициям, воле императора и матери. В документах о венчании Наталья Сергеевна значилась «дворянкой Брасовой». Но несомненно одно – это был брак по любви, в противном случае Михаил Александрович не пошел бы против воли царя, сознательно лишая себя права на Российский престол.

Царь, узнав о венчании, был в гневе. Гнев Его Величества вылился в запрещение «своевольному брату» въезда в Россию. Михаила уволили из армии, над всем его имуществом была установлена опека, а 30 декабря с него было снято звание “правителя государства”. Великий князь был вынужден жить за границей как частное лицо. Из Австрии в 1913 году он вместе с женой и сыном Георгием переехал в Англию и поселился в замке Небворт, недалеко от Лондона.

Жили супруги Брасовы-Романовы достаточно широко, выезжали, принимали гостей, устраивали балы, много путешествовали. Сохранились фотографии того времени: очень привлекательный молодой человек, и рядом – ослепительно красивая элегантная молодая дама. Туалеты, манто и автомобили мадам Брасова меняла часто. Но муж относился снисходительно ко всем ее капризам, и эта странная блестящая пара, привлекая внимание многих, великолепно уживалась вместе.

В августе 1914-го грянула война. Михаил Александрович незамедлительно отправил прошение на имя брата – Государя, с просьбой о возвращении на родину для участия в военных действиях. Прощение было получено, опека с имущества – снята, супруге – пожалован титул графини Брасовой. Они незамедлительно вернулись домой, где Наталия Сергеевна, не признаваемая ни государыней, ни Императрицей-матерью, открыла самый блестящий в Петербурге салон, приобрела ложу в театре. А Михаил Александрович… отправился на поле боя.

Наступил 1917 год. 14 марта 1917 года Михаил Александрович, в течение десяти часов, после отречения брата в его пользу, был императором России, а потом сам отказался от власти в пользу Учредительного Собрания. Тридцатого июля 1917 года Михаил Александрович последний раз виделся с братом и невесткой, которые, по предписанию Временного правительства и лично Керенского, должны были выехать на жительство в Тобольск. А уже 21 августа 1917 года Михаил Александрович и его жена были арестованы и помещены в тюрьму. 13 ноября 1917 года Михаила Александровича и графиню Наталию Сергеевну выпустили и перевезли в Гатчину под домашний арест.

Энергичная Наталия Сергеевна умолила мужа обратиться в Совет Народных Комиссаров, к самому Ульянову-Ленину с просьбой разрешить им жить в России, как простым гражданам республики. Михаил Александрович был на приеме у управляющего делами СНК В.Д. Бонч-Бруевича, тот выдал ему бланк с «выписанной» свободой проживания, но это не спасло супругов от дальнейших бед и напастей. 9 марта 1917 года Михаила Александровича сослали в Пермь. Наталия Сергеевна слезно выпрашивала у мужа позволения последовать за ним, но он едва ли не впервые в жизни резко отказал ей в ее «капризе»! Она должна остаться в Гатчине и думать о детях! Он уехал. Поначалу все шло хорошо, он жил в королевских номерах – хорошей гостинице Перми, ходил дважды в сутки отмечаться в комендатуру, часто писал жене. В мае 1918 года она даже на несколько дней приезжала к нему из Москвы. Они вместе встретили праздник Пасхи. Потом Наталия Сергеевна вернулась к детям. Последнее письмо от супруга она получила в начальных числах июня 1918 года… 

shares