+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Он родился в Советском Союзе. В стране, где было не принято выделяться. Где каждому был уготован одинаковый путь – путь строителя коммунизма. И, кажется, в те времена все люди действительно были похожими друг на друга. Но в наши дни именно он переломил «совковую» психологию и стал человеком, чей бизнес сегодня считают одним из самых успешных в Челябинске. Знакомьтесь – генеральный директор производственного объединения «Челябинск-стройиндустрия» («ЧелСИ») Юрий Раифович Карликанов.

«…В 1911 году приехали в казачий Верхнеуральск на заработки три брата-дагестанца в папахах. По городу разнесся слух – черкесы приехали!» – Так начинается рассказ о родословной Юрия Карликанова. Бабка его по линии отца, из семьи скотопромышленников и владельцев золотых приисков, вышла замуж за батрака, чтобы не угодить за решетку… 

А предков по линии матери, не смотря на то, что были убежденными русскими революционерами, в 37-м репрессировали. И должность первого председателя Совета рабочих и солдатских депутатов Верхнеуральска не спасла Сергея Попова, бабкиного двоюродного брата.

Отец Юрия Раифовича прошел войну, работал в органах госбезопасности. Восемь лет работал председателем гор-исполкома. 

– Когда моего сына Дениса бабонька покрестила, поп об этом отцу доложил. Отец раскричался, а бабушка ему: «Чего орешь? Я давно всех наших покрестила!», – смееется Юрий Раифович. – И меня, кстати, тоже – в Никольском храме, который мы с братьями помогали восстанавливать»…

В юности Юрий искал себя в разном. Сначала романтика и благородство профессии потянули его в медицин-
ский. Но… первый визит в «анатомичку» привел к решению – уйти из медицинского.

Отец посоветовал сдать документы в Высшее командное училище. Еще два года молодой Карликанов «катал квадратное и круглое носил».

– И опять-таки понял: не мое это, не мое, – признается Юрий Карликанов. – Не мог я внутренне подчиняться пустым приказам. И не смог бы потом стоять перед строем, обманывать других людей. Не было в этой работе души. А мне ее не хватало.

И хотя Карликанов был успешным курсантом, училище бросил. Но армии не миновал. Его призвали на срочную службу.

– Сидя на кухне, в наряде, перед огромным бачком с картошкой, я думал о том, что жизнь проходит, что потеряны годы. Но я никогда не жалел ни о чем, и не думал, что опоздал что-то сделать, – рассказывает Юрий Карликанов. – Мне хотелось, чтобы этот период скорее закончился, и в моей жизни появилось нормальное дело.

Прямо из армии Юрий Карликанов отправил свои документы на инженерно-строительный факультет Челябинского политехнического института. Благо три сессии в его жизни уже были сданы. А что-то внутри говорило, что строительство может стать его делом. И Карликанову повезло. Его тут же зачислили на второй курс. С неделю вчерашний боец присматривался к ребятам из группы, и вскоре понял, что все сделал правильно:

– Это было мне близко. Это было мое. И жизнь поехала…

Почти сразу же Юрий Карликанов женился. Его избранницей стала девушка Таня из Верхнеуральска, с которой Юрий дружил еще со школьной скамьи. Их роман начался в девятом классе. И несколько лет продолжался в трепетных письмах, которые Таня и Юра писали друг другу, разделенные расстоянием. Впрочем, первые годы супружеской жизни семья жила на два города. Татьяна с маленьким сынишкой – в Верхнеуральске, а Юрий – в Челябинске. А каникулы и выходные молодой отец семейства нередко проводил в стройотрядах – любая копейка была подспорьем растущей семье.

Татьяна с пониманием относилась сначала к учебе, а потом и карьере мужа. За это Юрий Раифович благодарен ей по сей день. Сама Татьяна оставила вуз. И, чтобы ниточка их судьбы больше не разлучала влюбленных, в нужный момент она сказала веское слово.

После защиты диплома Юрий Карликанов распределился в челябинский строительный трест № 42. На радостях позвонил домой Татьяне.

– А подальше что-нибудь есть? – спросила супруга.

Заявки в тот год на строителей ЧПИ пришли практически со всех уголков  Советского Союза. И Юрий, не почуяв подвоха, ответил:

– Конечно, есть. Норильск, например.

Он специально назвал самую отдаленную точку.

– Вот туда и поедем, – сказала Татьяна.

«Я, конечно, не согласился. Тут же помчался в Верхнеуральск отговаривать супругу. Отговаривал почти сутки. Мол, там холодно, полярная ночь, условия экстремальные – зима да зима. Но бесполезно, – говорит Карликанов».

Реалии Севера оказались суровыми. Карликановы приехали в Норильск в сентябре. В легких белых плащах. А на улице падал снег. Прохожие шли исключительно в шапках.

Впрочем, в первые годы все трудности Севера с лихвой окупала романтика. Практически сразу же молодым дали комнату в общежитии – 12 метров. Причем, таких как они, в общежитии было около тысячи – все выпускники различных вузов, кто с семьями, кто без. Одни соседи Карликановых были с Дальнего Востока, другие из Минска. Если кто-то отмечал в общежитии день рождения, то гулял весь этаж. В общем, не было скучно.

К тому же Юрия захватила работа. Именно тут он впервые почувствовал, что учебные дисциплины имеют практическое значение.

Несколько лет Юрий Карликанов проработал в проектном институте. Когда молодой специалист начертил свою первую «металлоконструкцию», начальник отдела повел его на завод: «посмотреть, что ты там наваял».

– Хожу я по цеху, – вспоминает Юрий Карликанов, – и глазами ищу – где же там моя балка, которую я рисовал на листе ватмана? А она выше моего роста лежит вдоль нескольких пролетов. Я мимо нее и хожу. Начальник отдела тыкает меня в балку носом: вот она, посмотри. И все во мне переворачивается. Только тут я и понял, что занимаюсь серьезным делом и головой отвечаю за каждую цифру.

Открылись Юрию в том северном городке не только масштабы профессии, но и обратная сторона жизни. Норильск строился заключенными, он был частью ГУЛАГа. Бок о бок с «мирными» специалистами здесь работали те, кого на Север пригнали насильно. Здесь были бывшие полицаи и политические. Были выпускники берлинских вузов, на чьих дипломах стояла свастика. Почти все они были отличными специалистами и… хорошими людьми. Кто-то замкнутым, нелюдимым. Кто-то общительным и открытым.

– Там я понял, что мир очень разный, и что нельзя смотреть на него сквозь розовые очки. Нужно учитывать и обратную сторону.

Так для Юрий Карликанова началась по-настоящему взрослая жизнь, в которой ему уже не приходилось рассчитывать на чью-то помощь. Он был первым на передовой. И в работе, и в жизни.

Карликанов оказался человеком не книжным, не кабинетным. И институт через несколько лет променял на Норильский горно-металлургический комбинат. Ушел туда мастером строительного треста, потом стал главным инженером и, наконец, управляющим. В общем, карьера сложилась удачно. Со временем появилась своя хорошая квартира. На Севере у Карликановых родилась дочь. Назвали Юлией. Кстати, по этому поводу Юрий Раифович бросил курить.

Но мысль о том, что на Севере они находятся временно, не покидала ни Юрия, ни Татьяну: «В голове подспудно сидело: когда-то мы все же вернемся на материк».

И  они это сделали в 1995-м. 

Вариантов для переезда было немало. В то время «северные люди» могли сорваться с места и осесть в любой точке Советского Союза. У Карликановых даже была своя квартира в Москве. И предложение работать в столичном главке.

– Однако мне всегда было ясно – я поеду в Челябинск, – утверждает Юрий Карликанов. – Тянули к себе знакомые улочки, родные, друзья. Я вспоминал студенческие годы…

– Вы не боялись, что на Урале не будет того профессионального взлета, такой карьеры, которую можно было сделать в Москве?
– Я задавал себе эти вопросы. Но был уверен в одном: не пропаду. Знания, опыт есть, а в ситуации – разберусь на месте.

Для начала Юрию Карликанову два долгих года пришлось просто адаптироваться к жизни на материке. «Это было сродни хождению по тонкому льду, – признается мой собеседник. – Ведь я уезжал из одной страны, а вернулся в другую».

– Не боялись ошибок?
– Не то, чтобы я не боялся. Мне не хотелось их допускать.

Первое, что пришло в голову – заняться коммерцией. И тут пригодились связи с Норильском. В период разорванных хозяйственных связей Юрий Карликанов поставлял туда различную продукцию для Норильского горно-металлургического комбината.

– Но это занятие казалось мне несерьезным. Сегодня есть – завтра нет. Хотелось заняться чем-то более основательным, – рассказывает Юрий Раифович. – Строить жилье не хотелось –  настроился. Решил заняться дорогами. Тем более, что эта ниша в Челябинске не занята была абсолютно.

Продвинуть новое дело отчасти помогло знакомство с тогдашним мэром Челябинска Вячеславом Тарасовым. Юрий Карликанов учился с ним на одном потоке в ЧПИ. Пусть не сразу, но бывшего однокурсника Вячеслав Михайлович поддержал. Так что с легкой руки этого человека собственный бизнес Юрий Карликанова был накрепко увязан с интересами города и горожан.

За годы существования «ЧелСИ» специалисты этого холдинга облагородили и пешеходную зону по улице Кирова, и Алое поле, и Парк Гагарина. Их трудами проложены все дорожки у Сферы Любви. Пристроена дополнительная полоса на сложнейшем участке федеральной трассы М-5 на горном перевале под Златоустом. По европейским стандартам в последние годы сделаны крупные магистрали Челябинска, в том числе и дорога в аэропорт. Сегодня «ЧелСИ» ведет реконструкцию еще одной гостевой улицы – улицы Свободы. В центре города «ЧелСИ» готовится сдать самое высокое и современное бизнес-здание в нашей области «Челябинск-Сити». А в сентябре на одном из заводов холдинга выпущена юбилейная двухмиллионная тонна асфальтобетона.

Сегодня работы, которые выполняет компания «ЧелСИ», финансируются из городского, областного и федерального бюджетов. А Юрий Карликанов сам представляет народную власть. Как депутат Законодательного собрания области он возглавляет комитет ЗСО по строительству, жилищно-коммунальной политике и дорожному хозяйству. 

– Юрий Раифович, в Законодательном собрании области сегодня много промышленников и бизнесменов. Легко ли приводить к единому знаменателю их интересы?
– Должен сказать, что благодаря им в законодательную власть пришли знающие люди. Если они успешны в бизнесе, значит, так же успешно будут решать и законотворческие задачи. С приходом этих людей каждая комиссия становится более профессиональной. К примеру, в нашей есть и дорожники, и строители, и ученые. Поэтому принимать коллективные решения нам довольно легко. Жаль только, времени на свой собственный бизнес остается все меньше.

– А вы умеете отдыхать?
– Стараюсь уметь. Как правило, совмещаю работу и отдых. В субботу, к примеру, сажусь за руль и объезжаю свои объекты, потом – дома, с семьей, с внуком. И раза три-четыре за год стараюсь выбраться из Челябинска в отпуск.

Юрий Карликанов с удовольствием путешествует по миру. Сегодня трудно сказать, где он не бывал. Бродил по Нью-Йорку, пытаясь найти глазами крыши небоскребов. Наслаждался размеренным течением жизни в Австралии. И наблюдал за верблюжьими скачками в Эмиратах. Но больше всего и сегодня он любит жаркие страны, куда можно сбежать от уральской зимы.

– Обычно я покупаю обзорную экскурсию по городу, а потом несколько дней лежу на пляже. Плаваю, загораю, читаю.

– Наверное, вас уже трудно чем-либо удивить?
– Почему же, – удивляется Карликанов. –  Вот коллеги меня удивили – подарили на день рождения живого чистокровного арабского жеребца по кличке Алмазный. Я просто опешил!

Кстати, среди подчиненных Юрия Карликанова есть и родные. Одним из замов директора работает брат Игорь Раифович. В торговом доме «ЧелСИ» трудится сын. Дочь недавно закончила университет в Лондоне и тоже собирается работать у отца.

– К чему такая семейственность?
– Не семейственность, а преемственность, – поправляет Юрий Карликанов. – Я собираю в компании не только своих детей, но и детей наших сотрудников. Мне нравится в молодых их внутренняя свобода. На них не давит груз советского времени. Они готовы генерировать новые идеи и даже спорить со «старичками». Я это ценю.

– Юрий Раифович, вы многого добились. Осталось еще о чем помечтать?
– Мои мечты имеют практический выход и связаны с городом. Хочется построить в Челябинске хорошие дорожные развязки. И подарить горожанам нестандартные красивые здания. 

shares