(© 2021 МИССИЯ )

Жизнь Эдит Пиаф больше, чем любые биографии. Больше, чем биография, написанная  ею самой. Ни один фильм не сможет вместить в себя всю Пиаф. 

Картина об Эдит Пиаф, продолжившая славную традицию голливудских байопиков (фильм– биография), во французском прокате называется «La Mome» («Малышка» или «Воробышек» – прозвище певицы). В американском прокате фильм вышел под названием «Жизнь в розовом цвете». «La vie en rose» – так называлась одна из популярных песен Пиаф. Вообще, фильм можно назвать  «голливудоцентричным» – уж очень много в нём сцен, снятых в Америке. 

Урожденная Эдит Джованна Гассьон была ростом всего 1 метр 42 сантиметра, но при этом обладала голосом, который до сих пор считается одним из сильнейших в мире. Она приобрела известность, выступая под псевдонимом «Крошка воробышек», и зарабатывала пением на улице до тех пор, пока её не взяли в кабаре «Жуан– ле– Пен».

Жизнь этой женщины предстаёт как коллаж из отрывков, которые режиссёр произвольно отобрал для нас. Динамику фильма создаёт монтаж, который словно рвёт повествование, делает линию жизни Пиаф  ломаной.

Шокирующая история детства без родительской любви, к сожалению, не избежала эксплуатации некоторых штампов: маленькая девочка в публичном доме среди проституток, затем в бродячем цирке и на улице, слепота и чудесное прозрение, молитва, волшебный голос Святой Терезы как признак богоизбранности и случайное, но закономерное открытие таланта. Его открывает улица и… Жерар Депардье. Точнее Луи Лепле, владелец кабаре «Жернис» на Елисейских Полях. Именно он приглашает Эдит выступать в своей программе. «Священная корова» французского кинематографа – Жерар Депардье присутствует в фильме всего несколько минут, открывая своей протеже путь наверх.

К середине фильма темп успокаивается, словно даёт надежду на будущее. На будущие концерты и новые песни – после побед и поражений, страданий и безумств, наркотиков и боли. Символом этой надежды на выздоровление становится  сцена интервью у моря, в которой маленькая женщина вяжет на спицах и описывает свою жизнь всего в нескольких предложениях…

– Вы не скучаете вдали от Парижа?
– Я никогда не бываю вдали от Парижа.

– Ваш любимый цвет?
– Синий.

– Если бы вы не смогли петь…?
– Я бы не смогла жить.

– Ваши самые верные друзья?
– Мои друзья всегда верны мне.

– Вы боитесь смерти?
– Меньше, чем одиночества.

– Лучшие воспоминания о профессии?
– Каждый раз, когда поднимается занавес.

– Лучшее женское воспоминание?
– Первый поцелуй.

– Совет, который вы бы дали женщине?
– Любить…

– Юной девушке…?
– Любить…

– Девочке…?
– Любить…

Многие знаковые события жизни Эдит Пиаф даны лишь пунктиром: смерть дочери, вторая мировая война, отношения с Жаном Кокто, Ивом Монтаном, Шарлем Азнавуром и другими мужчинами её жизни. Словно желая избежать скандальности, которая преследовала Пиаф всю жизнь, и в чём– то следуя за фильмом Клода Лелюша «Эдит и Марсель», Оливье Даан решил выбрать и показать только одну её любовь –  любовь к чемпиону мира по боксу Марселю Сердану. Именно с ним связана самая гениальная, на мой взгляд, сцена – когда Эдит Пиаф, просыпаясь, видит Марселя, приносит ему кофе, ищет часы – подарок, приготовленный для него, и только потом осознаёт, что его самолёт разбился, что его нет… В безумии боли она мечется по квартире и выходит… прямо на сцену, к зрителям. Она несёт людям свою любовь и боль, потому что участь артиста – каждый раз умирать на сцене. 

Марион Котийяр (игравшая в «Крупной рыбе» у Тима Бёртона и в «Марии» у Абеля Феррары) дышит своим образом, живёт им, хотя порой она превращается в мима с белым лицом и ярко– красными губами, может быть, режиссёр и хотел показать нам Пьеро,  чья нарочитая угловатость становится шаржем, ведь жизнь артиста – это игра. Но поверх грима текут настоящие слёзы. 

Также удачным стало режиссёрское решение первого выступления Эдит на большой сцене. Переборов приступ страха – переборов самое себя, (и сколько раз с тех пор!), она в луче божественного света впервые на сцене мюзик– холла – она поёт, но мы не слышим слов, – это сакральный момент – рождение великой певицы Франции Эдит Пиаф. Мы не слышим и слышим одновременно, потому что она поёт глазами, лицом, руками, и это больше не Марион  Котийяр, это Эдит Пиаф. И можно сказать, что «Оскар», полученный Марион Котийяр, в какой– то мере, «принадлежит» Эдит Пиаф.  

Фильм заканчивается песней «Non, je ne regrette rien». Ещё один штамп? Возможно. Но таков пафос финала: «не жалеть ни о чём» и петь, петь, петь… и звуки этого глубокого голоса проникают в самое сердце.  

Нет, ни о чём,
Нет, не скорблю ни о чём,
Мне не жаль ни наград, ни потерь,
Всё равно мне теперь.
Пусть в огне догорит
Прежней памяти груз,
Радость встреч, боль обид, 
Я без них обойдусь.
Сор сердечных тревог,
Все «прости» и «люблю»
Я мету за порог,
Возвращаясь к нулю.
Сожжены все мосты,
Ведь теперь в моей жизни
Есть ты.