генеральный директор ООО «СтатусСтрой»,
депутат Законодательного собрания Челябинской области, советник государственной службы РФ 2 класса

Ерик Сарсенбаев  (© 2021 МИССИЯ )

Ерик Сарсенбаев

Парадокс времени. В общественной приемной депутата ЗСО от партии ЛДПР висит на стене красное знамя с вышитой золотом надписью: «КоммунистичеОкая партия». Для коллекционеров такие опечатки представляют особую ценность.

Сам Ерик Кенжебекович знамена не коллекционирует, но подарки хранит. А это – подарок, от коменданта военной прокуратуры Челябинского гарнизона. Здесь же – вымпелы, медали, грамоты, и все по большому счету – за благие дела. И политика тут почти ни при чем.

Откуда вы родом, Ерик Кенжебекович?

Город Карталы Челябинская область. Я – человек из народа, но не из рабочих или крестьян, скорее, из среднего класса: мать трудилась в райисполкоме, а отец в течение 30 лет работал управляющим банка Карталов, и, считаю, что всем, чего я достиг, я обязан отцу. В юности мы каждое лето создавали мобильные бригады и работали на полях, с апреля до ноября. Комбайны, трактора, ремонт, руки в мазуте – я все это прошел… Мы тогда очень хорошо зарабатывали… А теперь, когда приезжаю на родину, земляки ко мне обращаются с просьбами. Помогаю. Но всем невозможно помочь, хоть я и стараюсь. Знаете, ведь раньше семьи большие были. У матери и отца отца много братьев и сестер, соответственно, только двоюродных родственников человек 50-70 набирается, а если еще троюродных, сватов и всех прочих учесть, то получается, что каждый наш житель кому-то кем-то приходится…

Слышала, вы строили там границу. Как получили заказ?

Все начинается с Родины, и бизнес тоже. В Карталах когда-то стояла 59-я ракетная дивизия, и там была собрана со всей страны военная элита, офицеры ракетных войск. Я общался с ними. Потом, в 2003 году, дивизию расформировали, и мои знакомые оказались в разных местах, и в числе… моих компаньонов и государственных заказчиков. Наша компания от нуля и до полной отделки вместе с мебелью сдала несколько объектов, самый крупный из которых – пограничное управление по Алтайскому краю. Это регионального масштаба объект, строили два года. Автономный городок, пятиэтажное здание, гаражи для спецтехники, спортзал международного уровня. За этот объект я получил грамоту от начальника Пограничного управления ФСБ Алтайского края и еще одну – из Москвы от начальника управления ФСБ России.

Вы офицер?

Когда я учился в ЧИМЭСХ в 1989-94 годах, там была военная кафедра. Ельцин как раз пришел к власти, и нас даже не призывали. Так я стал лейтенантом. Сейчас уже старший лейтенант. А с офицерами постоянно общаюсь, в моей компании 60% коллектива – бывшие офицеры. Проблемы армии знаю, и я – за контрактную систему.

Как строитель, скажите, пожалуйста, за последние годы какие-нибудь хорошие, позитивные и полезные изменения произошли в вашей отрасли?

Последние два года появилось СРО (саморегулируемая организация), что значительно облегчило работу строителеей. Если раньше в конкурсе мог участвовать любой человек, зарегистрированный как компания, и выиграть его. Такие посредники вносили неразбериху в строительство и приводили к значительному удорожанию объекта. Сегодня СРО исключает с рынка такие фирмы, за которыми нет ни материальной базы, ни профессиональных кадров.

Слышала, в Госдуму баллотировались, но не прошли.

Это была репетиция. Я шел по области вторым в списке, но, знаете, в список попасть тоже непросто. Меня рекомендовали депутаты Госдумы Андрей Луговой, Владимир Таскаев и Василий Журко.

И когда следующая попытка в Госдуму?

А это будет решать Владимир Вольфович. Мы с ним знакомы лично, общались не раз. В обычной жизни Жириновский – совсем другой человек, спокойный, очень умный, очень рассудительный, и советом дельным помогал мне не раз…

Что вам удалось сделать как депутату ЗСО?

Я еще молодой политик, законодательных инициатив пока не вносил. Моя деятельность в основном связана с благотворительностью и решением проблем избирателей. Хотя когда избирался, особых обещаний не давал, но после избрания много кому помог, и не столько от себя лично, сколько от лица ЗСО, потому и отношения с коллегами и оппозиционными партиями у нас в области сложились хорошие.

Верите, что в России могут быть честные выборы?

Почему нет? Сегодня уже в большинстве участков области стоят веб-камеры. Еще бы наблюдателей от всех партий поставить на все участковые комиссии.

Ваш лидер Жириновский сказал, что народ настолько устал, что готов уже идти назад в СССР. Неужели Зюганов и Жириновский объединили усилия?

Я думаю, это и логично. В Челябинске, к примеру, все партии работают сообща, работают на область, а не на какую-то одну партию. Например, губернатор бросил клич – его подхватили представители разных партий и помогли с ноутбуками детдомам. Если будем трудиться на общее благо – это лучше, чем, если бы мы растащили область и страну по партиям и лозунгам.

Вы чувствуете себя состоятельным человеком, Ерик Кенжебекович? Привыкли к дорогим костюмам?

Если уж говорить о костюмах, то среди депутатов у меня не самый дорогой – не Brioni, а Зайцев. Как ни странно, его лекала лучше подошли.

А как вы относитесь к налогу на роскошь, который предлагает ввести ваш лидер?

Спокойно. Еще в детстве родители учили меня, что надо часть отдавать в мечеть, церковь, бедным людям. Я сам помогаю, без просьб, и, в основном, детским домам. Почему детдомам? Раньше я работал в счетной палате области и по роду службы проверял их, и даже нескольких директоров потом уволили. Знаете, меня очень волнует, что сегодня в России столько детских домов – это неправильно. Я казах и могу сказать, что в Казахстане такого нет, детдомов там втрое меньше! Восточный менталитет предполагает милосердие: если родители погибли, детей разбирают по домам, родственникам и соседям, а не отправляют в детдома. Также и со стариками – там очень мало домов престарелых. Моя мама живет в Карталах и никак не хочет переезжать в Челябинск, потому что там – соседи, родственники, общение. Она у меня, между прочим, в 70 лет – заместитель председателя партии пенсионеров «Справедливая Россия» в городе Карталы и возглавляет штаб по строительству мечети.

Родители воспитывали вас как верующего человека?

Меня воспитывали как гражданина СССР. Отец окончил Высшую партийную школу, был членом КПСС… А к богу человек приходит сам, каждый в своем возрасте.

Больная тема в нашей стране – коррупция. Как вы считаете, какие методы борьбы тут приемлемы?

Жесткие. Уголовная ответственность вплоть до высшей меры. Главное, чтобы перекосов не было как в 1938-м, когда решение принимали кулуарно, «тройками». Обязательно должна участвовать общественность, и законодательство надо делать жестче. Вот и все.

Как практик-строитель скажите, как можно увеличить бюджет России?

Да всю минерально-сырьевую базу – нефть, газ – в сыром виде не продавать! И строить нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ). Но не дают нам перерабатывать! Это ж легче: добыл-продал. В Омске есть НПЗ, в Башкириии, Казани, а в Челябинской области ни одного нефтеперерабатывающего завода нет, и в средней полосе России – тоже нет. Вообще собственного производства в стране должно быть больше! Не покупать в Китае ширпотреб, а самим делать – вот рабочие места, вот промышленность, деньги, бюджет. У нас в Карталах долгие годы работал швейный ковровый цех, и там делали ковры – уникальные, полуручной работы, так эти ковры на выставках экспонировались. Все! Нет цеха, закрыли. А ведь это сельский район – производство хоть как нужно, чтобы людей кормить. И примеров таких много. А это еще и культура, которая гибнет, утрачивается…

Может ли в наше время истинно добрый человек добиться успеха?

Может. В Советском Союзе была схема – школа, институт, комсомол, партия, карьера. Сейчас возможностей больше, чтобы искать свой путь, добиваться успеха.

В дороге доброту не растеряешь?

И доброту можно потерять, а цели так и не достичь. А можно и цель достичь, и верным себе остаться.

Хотя бы одну заповедь бизнесмена сформулируйте.

Работать 24 часа в сутки.

Строго к себе относятся бизнесмены. А главное правило строителя скажите?

Строитель должен построить так, чтобы и через сто лет здание стояло.

А вам не кажется, это правило и к политику применимо?

Точно.