+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Дембельский альбом: Виктор Маркин

генеральный директор АО «Радиозавод», Кыштым

СЕМЬЯ: проект

За год до армии в 1964‑м меня отправили учиться на оператора радиолокационной станции. Учился во внерабочее время. После работы шёл на учёбу, закончил курсы хорошо, и меня определили на службу в Уральский военный округ. Где готовили, туда и отправили — в Трёхгорный. И когда приехал в часть, меня сразу поставили оператором радиолокационной станции. Там я, правда, потрудился. За год выучил станцию назубок. В августе месяце первого года службы командир взвода Тушкевич, которого переводили в другой дивизион, поставил условие нашему начальнику штаба: «Маркина дадите — поеду». Пришлось ехать: Тушкевич — комвзвода, я — начальником станции. Через полтора месяца я уже заместитель комвзвода был…

За три года армейской службы одна серьёзная история у нас произошла. Подрались мы с деревенскими. Они староверы были. И лет за десять до моей службы они избили сержанта и рядового нашей дивизии. Дивизион поднялся, деревню прошерстили. Командира дивизиона перевели тогда в Оренбург. И всё поутихло… А тут они за старое взялись: двух офицеров закидали камнями. Ночью. Исподтишка. А потом ещё избили двух наших парней. Мы и собрались, пятеро солдат, самбистов. Димка Федотов, боксёр, и ещё трое.

Пришли в клуб. Подошли к деревенским: «Ребята, давайте мирно жить». Те в ответ — мол, давайте. Мы остались на танцы, после разошлись провожать девочек. Димка — в одну сторону, я — в другую. Возвращаюсь после в клуб — никого. А увольнительная до 11 вечера. Побежал в сторону дивизиона. Сзади толпа догоняет и меня по голове чем-то железным ударили! Я разворачиваюсь и кулаками — в лоб одному, другому… Потом навалились скопом, избили… 18 ран на голове было. Это потом наш замполит Спиридонов догадался со всех избитых солдат снять побои в санчасти… А тем вечером, когда первые избитые в часть вернулись, весь дивизион поднялся, даже с караула прибежали. И пошли порядок наводить. Но этим, увы, история не закончилась. Староверы отомстили. Избили 50‑летнюю жену начальника штаба, заведующую клубом. После был суд, драчунов судили…

А больше в армии ничего плохого не было. Только хорошее. В армии я вступил в партию по рекомендации нашего замполита. А до этого два года был секретарём комитета комсомола части. Служили в то время три года, нас было пять старшин-одногодков — полный интернационал! Никеев — мордвин, Набат Нурмамедов — туркмен, ещё был башкир, я и Серёжка Гаев — русские. И были мы очень дружны. На втором году службы прекратили дедовщину в дивизионе, не дали третьегодникам «воспитывать» молодёжь. Сами первогодков не трогали и другим не давали. А до этого такое происходило… Армия есть армия. С одной стороны, три года вроде как из жизни выпадает, а с другой — армия воспитывает. И это необходимо.

shares