МЕТАЛЛУРГИЯ УРАЛА

Часть вторая. XX век

БИЗНЕС: Юбилейный год
Текст: Михаил Северский
Фото: Из архивов Областной публичной библиотеки и журнала «Миссия»
Саткинский завод
Первая мировая война, революция, колчаковщина и НЭП, индустриализация и снова война… Каждое потрясение страны сказывалось на развитии металлургии Южного Урала неоднозначно, то скатываясь вниз, то взлетая в высоту. Незадолго до Великой войны на реке Большая Сатка открылся завод «Пороги» по выпуску ферросплавов, и маленькая станция в глухом живописном краю стала одной из первых в России ГЭС для обеспечения завода электроэнергией. Вплоть до 1931 года завод был единственным производителем ферросплавов в стране.
Землекоп Виктор Калмыков на строительстве Магнитогорского металлургического комбината. Магнитострой, 1932 год. Фотография М. Альперта

Вступление России в войну обернулось катастрофой для страны, народа и, конечно же, экономики. Считая войну кратковременной, правительство до лета 1915 года не привлекало частные заводы Урала к производству орудий и снарядов. В результате уральская промышленность поздно подключилась к обеспечению армии оружием и снаряжением. Увеличению объёмов производства мешал недостаток топливных ресурсов, рабочей силы и средств для перевозки грузов. При отсутствии помощи главного снабженца армии — Урала   — первоначальные успехи (вроде Брусиловского прорыва) перешли в затяжные позиционные бои, а затем и откат военных сил вспять. Волнения в армии и истощённой стране, подогреваемые агитацией социалистов, сделали своё чёрное дело: сначала буржуазная революция 1917 г., а потом — большевистский путч и Гражданская война на фоне поражения всех фронтов мировой войны. Естественно, все эти катаклизмы не могли не сказаться на состоянии промышленности, а металлургии Урала — в первую голову.

В 1915–1916 гг. из-за недостатка топлива на Урале были остановлены 22 доменные печи, а 11 печей работали на сниженной производительности. Ситуация усугублялась дезорганизацией железнодорожных перевозок из-за приоритета военных нужд и мобилизации квалифицированных кадров. Тяжёлое положение на фронтах в 1915 году и острый недостаток вооружений вынудили правительство принять завышенные требования предпринимателей. В результате переговоров военные заказы были приняты частными заводовладельцами по повышенным ценам. Общая стоимость заказов оценивалась в 200 млн рублей.

Положение трудящихся в годы войны ухудшалось. Рабочий день увеличился до 12 часов, женщины и дети трудились наравне с мужчинами, но платили им вдвое меньше. Организация производства была неудовлетворительной: заводы получали заказы, которые не могли выполнить по причине отсутствия необходимого оборудования. И всё же в 1915–1916 годах 87% уральских заводов перешли на производство военной продукции.

После Февральской революции состояние производств продолжало ухудшаться, топлива критически не хватало, железнодорожные перевозки стали практически неуправляемыми, предприятия работали с перебоями, оборудование своевременно не ремонтировалось и не обновлялось. Выплавка чугуна и стали быстро сокращалась, возросло количество аварий на производстве.

В результате переворота в октябре 1917 года правления уральских акционерных обществ приостановили перевод денег заводам, на которых был введён контроль Советов, что привело к задержкам в выплате заработной платы и накоплению долгов за поставки сырья и продовольствия. Появились очаги голода и эпидемий, особенно
тяжёлым было положение рабочих-
военнопленных.

К июлю 1918 года было национализировано 25 из 34 горных округов Урала. Из-за сбоев в снабжении и задержки зарплат летом и осенью 1918 года на уральских заводах проходили антисоветские выступления. В августе советская власть была свергнута в Ижевске и Воткинске. В это же время в Екатеринбурге было сформировано Областное правительство Урала, которое в своей декларации заявило о намерении вернуть заводы прежним владельцам. Колчак пытался организовать субсидию заводов. Для управления промышленностью был создан Уральский промышленный комитет. Но всё это не повлияло на реальное состояние дел. К началу 1919 года предприятия Верх-Исетского, Ревдинского, Шайтанского, Златоустовского и ряда других округов были остановлены. В целом в 1919–1920 годах работало только 20% металлургических заводов Урала, а объём производства составлял около 10% от довоенного уровня. За годы Гражданской войны оборудование предприятий существенно пострадало.

Челябинский электрометаллургический комбинат. История создания, 9 ноября 1933 года

С окончанием войны и принятием в 1921 году НЭПа были образованы пять металлургических трестов по географическим районам, а также отдельные тресты «Уралзолото», «Уралмедь» и тресты по добыче каменного угля. В 1925 году Уралпланом была разработана «Трёхлетняя программа развития металлургической промышленности на Урале», затем был составлен план развития Урала на 1925–1930 годы, предусматривавший в том числе строительство Магнитогорского металлургического комбината.

17 января 1929 года началось строительство Магнитогорского металлургического завода. Для проектирования и консультации строительства основных сооружений привлекались зарубежные специалисты, прежде всего американские. В начале 1931 года Магнитострой возглавил Яков Семёнович Гугель. 1 февраля 1932 г. был получен первый чугун. Рождение Магнитки состоялось. В мировой практике ещё не встречались такие темпы работ.

С момента вступления во Вторую мировую войну уже в качестве защищающейся стороны Советский Союз потерпел сокрушительные поражения в первые же месяцы. Вчерашний союзник стремительно захватил сырьевые и промышленные зоны на западе и юге страны. В срочном порядке производства эвакуировали в глубь территории СССР, на Урал.

С июня по ноябрь 1941 года валовая продукция промышленности СССР сократилась более чем в два раза. Производство проката цветных металлов снизилось в 430 раз, полностью прекратилось производство кремния и силумина, необходимых для танков и авиации. Своеобразие и сложность перехода металлургии на военные рельсы заключались в том, что нужно было одновременно действовать в трёх направлениях: эвакуация предприятий на восток, перестройка действующих и ускоренное строительство новых заводов и комбинатов.

Строительство Бакальского металлургического завода (именно так сначала назывался Челябинский металлургический комбинат) началось в 1934 году. Сырьевой базой для промышленного гиганта должно было стать Бакальское месторождение железных руд. Но вскоре стройку заморозили. Вновь строительство началось осенью 1941 года. Можно сказать, вынужденно. Вопрос с оборудованием для будущего предприятия решился сам собой: на строительную площадку стали прибывать эшелоны с эвакуированными мощностями Алчевского металлургического завода, подмосковной Электростали, завода «Красный Октябрь» (Сталинград), Новолипецкого металлургического завода и Запорожстали. Первые выплавки металла происходили буквально в чистом поле.

1 мая 1942 года был уложен первый кубометр бетона в фундамент будущего электросталеплавильного цеха. 19 апреля 1943 года первый металл хлынул в разливочный ковш. Эта дата и является официальным днём рождения Челябинского металлургического комбината.

Ударными стройками были объявлены Магнитогорский и Новотагильский комбинаты, Златоустовский, Первоуральский, Белорецкий проволочный, Чусовской металлургический, Магнитогорский метизный и Челябинский ферросплавный заводы. Также были построены Челябинский и Чебаркульский металлургические, Челябинский трубопрокатный, Магнитогорский калибровочный, Березниковский магниевый, Богословский алюминиевый и Миасский автомобильный заводы.

Комсомольская «летучка» на Магнитострое. 1929 год

Чтобы обеспечить оборонную промышленность алюминием в необходимом объёме, требовалось буквально в несколько месяцев уложить постройку новых заводов, электростанций, постановку эвакуированного оборудования, обучить кадры взамен мобилизованных на фронт специалистов. История мировой алюминиевой промышленности не знала такого разнообразного и масштабного строительства при столь коротких и напряжённых сроках. Уже в последнем квартале 1941 г. УАЗ (Уральский алюминиевый завод, не путать с современным автозаводом в Ульяновске) дал стране столько «крылатого металла», сколько производили его в мирное время все заводы страны вместе взятые.

На базе Уралвагонзавода, Уралмаша и Челябинского тракторного завода в кратчайшие сроки было развёрнуто производство танков. В Свердловске и Усть-Катаве на базе эвакуированного оборудования были построены производства артиллерийских орудий и снарядов, дополнившие потенциал Мотовилихинского (Пермь), Златоустовского и Ижевского оружейных заводов

Хотя изначально ММК строился для производства «мирных» марок стали, уже 22 июня 1941 года был получен первый военный заказ на производство броневого металла. И 23 июля 1941 года, то есть всего через месяц после вторжения Германии, на третьей мартеновской печи ММК была получена первая броневая сталь.

На Магнитогорском комбинате были построены среднелистовой цех на оборудовании Запорожстали и броневой стан, эвакуированный с Мариупольского завода. Производство бронелиста на ММК к концу 1941 года превысило его довоенный выпуск всеми предприятиями Наркомчермета! Страна выдвинула магнитогорцев на передний край грандиозной битвы.

Несмотря на потерю огромных территорий и важнейших индустриальных районов, страна сумела выстоять благодаря самоотверженному труду миллионов советских людей. И не последнюю роль в этом сыграла Магнитка, ведь каждый третий снаряд и броня каждого второго танка в годы войны были сделаны из магнитогорской стали.

Урал стал основным поставщиком металла в стране, производство гражданской продукции было минимизировано, все металлургические заводы перешли на производство вооружений. В каждом втором танке и боевом самолёте, выпускаемом с 1943 года, была челябинская сталь. Тогда же здесь научились выплавлять металл для шарикоподшипников (прежде его массово закупали в Великобритании).

В условиях военного положения требовалось резко нарастить объёмы добываемой руды. Приоритет отдавался богатым и доступным месторождениям гор Магнитная и Высокая, которые давали в 1943 году 81,1% всей уральской железной руды. Интенсивная добыча на этих месторождениях привела к их скорому истощению.

В годы войны научный потенциал Урала был усилен эвакуированными институтами. В Свердловске была размещена Академия наук СССР. Большой вклад в развитие уральской металлургии в военные годы внесли академики И. П. Бардин и М. А. Павлов. Геологическими исследованиями на Урале руководили А. Н. Заварицкий, Д. В. Наливкин и В. И. Лучицкий.

На ходу принимались очень смелые решения в производственно-технической области, что способствовало успешному снабжению армии новейшими вооружениями и средствами защиты. Так что победу в войне одержали не только воины в окопах, но и советские инженеры в своих конструкторских бюро.

Челябинский электрометаллургический комбинат. Абразивный завод. Общий вид ЗАИ, 1933 год