+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Он входит за капроновую сетку манежа. Идет репетиция спектакля. Присев на корточки, гладит своих питомцев – двух тигров. Роскошных, ласковых, вкрадчивых и – хищных. Чешет за ухом. А потом: «Не лениться! Бегом!» И – вы не поверите – они побежали!

– Вы их гладите, как кошек!
– А это и есть кошки. Только большие. 

Мстислав Запашный – народный артист России. Представитель славной цирковой династии, которой исполнилось уже 120 лет. Обладатель Гран-при международного конкурса национальной премии «Циркъ», Гран-при II Международного фестиваля циркового искусства в Москве. Человек с прямым пристальным взглядом. И ответы дает тоже прямые, и при этом еще требует: «Задавайте мне вопросы прямо!» Человек, по всему видно, не мягкий. «А чего хотела, – ругнула себя, выходя после беседы из цирка. – Профессия, небось, обязывает…»

– Извините, что я зеваю. Встал сегодня рано…

– Рано начинаете репетировать?
– Нет, сегодня позже начали. Обычно в семь утра.

– Вы привезли в Челябинск аттракцион «Триумф XXI века. Тигры на зеркальных шарах». В чем его особенность?
– Вы в цирк ходите?

– Давно не бывала…
– Так сходите и все увидите. Я не люблю хвастаться, но наш аттракцион в корне отличается от всего, что было создано прежде. Это новая методика дрессуры, большая работа балетмейстера, новая научно-техническая база: шары, которые мы используем, изготавливал Омский филиал КБ имени Королева.

Впервые он появился на манеже в три года. Маленького Мстислава возили на лошади. Перед обоими стояла трудная задача: лошадь должна была выполнять перед публикой поклон, а артист – удержаться верхом… Тигры в его цирковой жизни появились уже значительно позже – в целых десять(!) лет.

– Я снимался в фильме «Циркачонок», – вспоминает Мстислав Мстиславович. – По сценарию мой дядя – дрессировщик, а тигры во время представления вдруг выходят из-под контроля, и тогда я должен был схватить хлыст и его защитить.

– Не страшно было?
– За спиной во время съемок стоял мой отец. У нас так принято: если он сказал «надо», значит, надо. Это не обсуждается.

– Ваш отец Мстислав Михайлович в одном из интервью сказал, что тигры ничуть не коварнее, чем люди. Что можете сказать по этому поводу вы?
– Только подтвердить. Самый страшный зверь – это человек.

– Почему?
– А вы сами не знаете?

– Догадываюсь, но хотелось бы получить ответ от вас. Как от профессионала. 
– А что тут непонятного? Я всегда знаю, чего ожидать от животного. А от человека – нет. Человек тебе в лицо говорит приятное, а отвернешься – он тебе нож в спину. Животное же всегда перед тобой открыто. Так что с людьми гораздо труднее.

– Но, наверное, и тигры не всегда предсказуемы…
– Вы имеете в виду нападения? Бывали, конечно, и такие случаи. У нас есть аттракцион «Слоны и тигры». Кульминация его – когда тигры катаются на спинах слонов. При том, что в природе эти животные – враги между собой. И вот однажды на манеже тигрица испугалась чего-то и попыталась запрыгнуть на слона спереди. Этим она могла его покалечить, тем более что слон – животное пугливое. Я закрыл слона собою, но тигрица сделала два-три прыжка вправо, обошла меня, сделала пируэт и все-таки прыгнула ему на спину, зато уже не спереди, а сбоку. Она пролетела прямо над моей головой, я очень близко увидел когти, клыки, белую шерсть на животе… И даже послужил тигрице трамплином: одной лапой она уперлась мне в затылок, другой – в шею. Голову поранила, пошла кровь. Я упал… Но она это все сделала не умышленно, а инстинктивно.

– Неужели такое часто случается?
– Чем больше у дрессировщика шрамов, тем ниже уровень его профессионализма. Животное ни в чем не виновато! Если дрессировщик допускает нападения на себя, ему лучше вообще не работать на манеже. Мы с отцом стараемся не допускать подобных эксцессов.

– Но, как ни крути, они хищники. Как находите общий язык?
– Надо просто их любить! И любить свою профессию. Так что – только добром. Добром и выдержкой.

– Однако, сами только что прикрикнули на тигров, после того как приласкали…
– А я знаю, как прикрикнуть. Ведь дрессура – это наука.

– А обидеться они могут?
– Могут обидеться, если нагрубить. У нас, помню, была слониха Ранечка. Очень любила взять морковку откуда-нибудь, пожевать. И вот однажды я разговариваю с кем-то, тороплюсь, а она лезет в мой карман за морковкой. Я разозлился, накричал, и она даже расплакалась…  

– Сколько нужно времени, чтобы добиться от животного того, что вам нужно?
– У каждого свой характер. Так же, как у человека. Бывает, что всего неделю-две занимаешься с тигром – и он все понимает, отлично работает. А бывает – полгода мучаешься, а он смотрит на тебя, как баран: «Запашный, что ты хочешь от меня?» Все так же, как и с людьми.

– Все ли реализовано на манеже, что задумано?
– Пока нет чего-то такого, что бы не получилось. И я, и отец все время продвигаемся вперед. Планов много, даст Бог здоровья – и их сможем реализовать.

– У вас недавно родился сын…
– У меня шестеро детей: четверо моих и двое приемных. 

– И все пошли по вашим стопам?
– Старшая дочь Катерина руководит балетной группой, она мой ассистент в аттракционе. Сын Ярослав танцует в этой группе и тоже ассистирует. Еще две дочери учатся в Казани, самая младшая – в Сочи. А самый младший сын – Мстислав – здесь, со мной. Ему пять месяцев.

– Мечтаете о преемнике?
– Мечта любого родителя – чтобы дети пошли по его стопам. А для меня это еще и продолжение целой династии. Но заставлять своих детей я не буду – у нас в семье это не принято. Если захотят, могу научить. Один из моих сыновей до 12-ти лет жил с мамой. Потом пришел ко мне, и я его спросил: «Хочешь научиться? Хочешь жить, как я живу?» Он ответил: «Хочу». «Тогда терпи». И он встает в шесть утра, ложится в двенадцать ночи – как я. При этом учится. И в институт обязательно пойдет. Насчет армии пока не знаю, хотя сам отслужил и считаю, что мужчине это необходимо: закаляет. 

shares