+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Как изменилась ваша жизнь в связи с эпидемией?

БИЗНЕС: Простой вопрос

Евгений Дорохов
Управляющий строительного инвестиционного холдинга

Стало больше дел, даже, я бы сказал, суеты. Предприятия наши работают, ничего не остановилось, но требуются дополнительные настройки, отладка рабочих процессов. Этот кризис, как и любой другой, даёт новые возможности, открывает потенциал для бизнеса. Перезагрузка полезна, и она бесповоротно произойдёт, уже происходит. Эта эпидемия поменяет многие принципиальные подходы и точки отсчёта не только в бизнесе, но и глобально, в жизни людей. Я считаю, мы ещё сделаем много выводов из происходящих сейчас событий. Нам наглядно показали, как в один миг всё может измениться, как хрупка и непредсказуема жизнь. И если кому-то кажется, что он может спрятаться от мира, то нет, не получится. И мир уже не будет прежним: эпидемия неизбежно наложит отпечаток и на понимание жизни, и на глобальные социальные процессы. Исходя из этого, надо не переставать верить, что мы всё преодолеем с Божьей помощью.

Олег Лакницкий
Генеральный директор строительной компании «Гринфлайт»

В моей жизни ничего не изменилось. Я думаю, что если нет больших потерь, то, по большому счёту, жизнь остаётся прежней. На меня ситуация с эпидемией глобально не повлияла. Да, объёмы строительства упали, но работа продолжается. Месяц провёл дома, рядом со своим отцом, теперь на рабочем месте. Нам всем ещё предстоит осмыслить и понять, насколько это серьёзно изменит жизнь общества в целом.

Валерий Томея
Генеральный директор Златоустовской оружейной фабрики

Наконец-то у меня появилось время для моей семьи, для самых близких людей, чему я очень рад. Я дома, и это время для того, чтобы обдумать жизнь, заметить вещи, которые просто не успевал замечать из-за занятости. С удивлением обнаружил, например, что мои дети более глубоко занимаются самообразованием, чем я представлял. Я много читаю, смотрю хорошее кино, планирую, как выходить из кризиса. Конечно, ситуация неприятная, и любые ограничения раздражают, но эта пауза может быть и полезна. Для нашего производства здесь есть и минусы, и плюсы: в частности, высвобождение людских ресурсов даст нам возможность нанять сильных и грамотных специалистов. Но из-за вынужденной трехмесячной остановки предприятие накопило долги, потери достаточно ощутимы. Сейчас мы только начинаем выкарабкиваться из кризиса. Думаю, не меньше двух лет будем восстанавливаться.

Александр Канцуров
Председатель совета директор группы «КАНЕКС»

Мы стали работать ещё больше. Кризисом надо пользоваться, чтобы развивать и совершенствовать проекты, генерировать новые идеи. Кризис — это время возможностей, время шансов. Да, нарушены поставки, вся компания работает на удаленке, я один во всём офисе, но мы продолжаем движение. Мы понимаем, что даже если рынок сожмётся в два раза, он всё равно будет в десять, если не в сто раз больше, чем мы можем его насытить. У нас сейчас момент мобилизации. Я точно знаю, что когда эпидемия закончится, надо быть готовым включиться в работу на все сто. Мне сегодняшняя ситуация напоминает дефолт 1998 года, когда всё рухнуло в один день, зато потом был колоссальный экономический подъём с 2003‑го по 2008‑й. Я считаю, что лучше упасть на дно и начать всё сначала, чем пребывать в бесконечной стагнации, как в последние годы. И вот что я понял ещё: российский народ способен выживать в любых условиях. У наших людей колоссальный запас прочности и мужества.

Жан Мезенцев
Заместитель Генерального директора Управляющей компании «ЮАИЗ»

Я стал остро чувствовать связь с детьми. Самоизоляция пошла нам на пользу — все в Челябинске, рядом, в доступе. Мы, можно сказать, вынужденно стали теснее общаться, и я с удовольствием открываю для себя, как меняются и взрослеют дети. Хотя наше предприятие и не остановлено, я работаю в прежнем режиме, но стал больше времени проводить с семьёй, и это мне очень нравится. А что касается производства, я ещё с Нового года начал готовить своё подразделение к переходу на удалённую работу, как чувствовал. Надо мной коллеги посмеивались, но теперь никого уже не удивляет бизнес в домашних тапочках. Вся эта история заставила нас переоценить процессы глобализации и мировой интеграции, серьёзно скорректировала наши инвестиционные планы. Мы оценили преимущества, на которые не обращали внимания: к примеру, как важно, что степень локализации в нашей компании доходит до ста процентов. Мы сейчас пересматриваем и план стратегического развития холдинга, и кадровую политику.

Евгений Ерёмин
Генеральный директор Института «Челябтяжмашпроект»

Мы более углублённо осваиваем автоматизированные бизнес-процессы с удалённым доступом. Можно сказать, форсируем те процессы, которые запустили раньше. Для нас ситуация не критичная и тем более не парализующая. С нашими подразделениями в других городах мы уже выстроили систему удалённой работы, так что опыт у нас есть. Завершаем проекты, берём новые в работу. Всё в жизни зависит от нас самих. Сейчас нужно просто больше работать и становиться более эффективными.

Александр Махров
Генеральный директор группы компаний «Сигма»

Жизнь изменилась, но не фатально. Да, наше предприятие понесло незапланированные расходы на средства дезинфекции и индивидуальной защиты. Но мы работаем на рынке продуктов питания, и производство не останавливаем. Наши рынки сохранились, не сжимались. В некоторой степени мы находимся в неуязвимом положении: продукты должны производиться, у нас долгосрочные контракты с контрагентами, сырье мы заготовили заранее, так что вопросы снабжения и сбыта закрыты. Но удар по экономике в целом нанесен серьезный, и мы должны проанализировать случившееся и сделать выводы, чтобы подобные ситуации были менее травматичны для экономики страны.

shares