+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

…Эта девочка из юности, как ее звали? Он ведь любил ее тогда. Интеллигентно попрощавшись, она ушла. Замуж. За другого. Это очень хорошо, что сказала сама. Это честно. Это правильно. Но это больно.

…Эта женщина из середины жизни. Он отдал ей больше, чем хотел. Наверно, любил ее. И с женой бы расстался, и пришел к ней, с ней бы жил. Зачем она обманула? Почему? За что? За его любовь заплатила ложью? Или он расплатился своей болью?

…Этот дом, где родной только — сын.  Кровиночка. Счастье. Гордость. Неосуществленные его мечты — сын воплотит. Неприкрытая его спина — сына тыл. Недолюбившее сердце — в нем сын.

…Эта чужая женщина, его жена. Что она говорит? О чем?  Кто она? Почему рядом? Одиночество сковало душу, зажало в тиски. Шепот, страшный шепот в тишине: Ты один. Один. Ты в темноте ночи, на кухне, с сигаретой, как молитву: мама, мамочка, спасибо, что ты живая

…Это вторая кожа. Панцирь. Сорвать его он уже не может. Теперь он знает, что за любовью идет боль. Боли он не боится. Он ее не хочет. Знает, что за открытой душой идет предательство. И его не боится — его избегает.  Как обходят стороной грязь, чтобы не испачкать ботинки.

Это сердце. И оно так сжимается, так болит порой. сердце, глупое, смешное, ему ведь не объяснишь, что есть ум. Мудрость. Опыт. Сердцу, чтобы жить, нужна любовь. Надежда. Вера.

…Этот старый мужчина. Где он видел его раньше? Глаза, руки, голос. Боже мой, неужели это я? Что — уже старость? И больше нет рядом мамы? А в руке — сына рука — как в детстве. И сын, седой и взрослый: «папа, родной мой, я сила твоя. Защита твоя. Самая главная твоя правда».

…»Это счастье»,- подумал он. И не ошибся. —счастье всегда было рядом. Он просто не умел встретиться с ним глазами. —частье стояло за спиной — он смотрел вперед. Он возвращался назад — счастье было с другой стороны.

…Это просто. Очень просто. То, к чему он стремился всю жизнь.  Как человек, ложками поедающий черную икру, мечтает о черном хлебе. И надо было всего-то поставить ногу на пяточку и повернуться в пространстве.

…Это легко. Господи, до чего же легко! Повернулся чуть-чуть. Девочка из юности, прости меня. Еще чуть-чуть. Женщина из середины жизни, прости меня. —Собрав смелость, повернулся резко…

…Эта чужая женщина, его жена. Она стояла рядом, и слезы капали ей на платье. Она не стеснялась их. Не вытирала. Она улыбалась. Открыто. По-доброму. По-детски. Она одна знала, что всю жизнь любила его. И не вина ее, а беда — в том, что любила неумело. Общая их беда…

…Это мама. Молодая.  Красива. «Мама, я видел счастье», — руки потянулись обнять. «Маленький ты мой, какой ты все-таки глупенький», — мама ласково прижала его к себе…