+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

b3d041fef964bd8f99b327e4ab43a8d6

Моя страсть к экстравагантным нарядам сформировалась во многом благодаря моей любимой бабушке Соне. Я до сих пор бережно храню многие ее вещи. С самого детства я пыталась брать с нее пример, в том числе и в том, как следует одеваться. Что, конечно, вызывало у ровесников удивление. Помню, на школьной линейке стоило дежурному назвать мое имя, как одноклассники сразу начинали перешептываться: «Ой, смотрите, Сергеенко опять в чем-то новом. И странном». В школе, кстати, на меня хотя пальцем и показывали, это было как-то по-доброму: рассматривали с любопытством, не с осуждением. Совсем недавно я получила приятный привет из прошлого: девушка, которая училась в младших классах, когда я была уже выпускницей, прислала мне старую школьную стенгазету с карикатурой на меня: я куда-то бегу, вся такая деловая, в совершенно безумном наряде – брюки, а сверху платье. К стенгазете прилагалось письмо, в котором было написано: «Ульяна, оказывается, мы были твоими первыми фанатами».

Нет ничего особенного или интригующего в возможности купить модную сумку или хитовый наряд с подиума… Но я не хочу видеть интересные наряды, я хочу видеть интересных и уникальных людей. Мода перестает быть чем-то элитарным, а значит, и красоты в мире становится больше. Всегда очень интересно наблюдать за людьми, творчески подходящими к своему образу. И очень приятно, что благодаря этому феномену в мире русские становятся известны своей любовью к моде.

У нас совершенно драгоценные культурные пласты: советская мультипликация и кинематограф – Михалков! Калатозов! Хуциев! – народные ремесла и промыслы. Для меня все это неисчерпаемый источник вдохновения. И когда меня спрашивают, не устаю ли я от этой темы, всегда привожу в пример Стефано Габбана и Доменико Дольче: они уже двадцать лет вдохновляются наследием своей родины, и каждая их коллекция – шедевр.

Мои подруги помогли мне продвинуться вперед. Они все время говорили: «Ульяна, вместо того чтобы расстраиваться, что кто-то украл твои идеи, воплощай их в жизнь». Я начала рисовать эскизы и шить.

Всегда найдутся люди, желающие польстить себе, объявив себя причастными к чужому успеху, но, как правило, за этим стоит желание скрыть собственную несостоятельность.

Я храню в памяти детские ощущения, эти вкусы, запахи… Я, например, обожаю булки, какие были у меня еще в Усть-Каменогорске, кукурузу вареную. Я обожаю мороженое в стаканчиках, которое сейчас продается, наверное, только в ГУМе. В моем офисе уже все знают эти мои странности. (Улыбается.) А в Крыму я недавно нашла пирожное «картошка», которое когда-то стоило двадцать две копейки. И сразу сказала продавщице: «Дайте мне десять „картошек“!» Это все моменты искреннего счастья.

Недавно Фрол говорит мне: «Ульяна, я обязательно должен показать тебе Переславль-Залесский». Выехать надо было в семь утра, а для меня это абсолютный стресс, насилие над собой. Всю дорогу я проспала. Потом открываю глаза – и понимаю, что все это картинки из моего детства. Полуразрушенные храмы, старинные монастыри, яблоневые сады, копченая рыба, яблоки из деревенского сада… Очень много чудес в мире, которые в большом городе ты не замечаешь, потому что люди сконцентрированы на своих проблемах. А мне приятно осознавать, что где-то есть этот самый Neverland, город чудес, и если ты хочешь, то можешь его увидеть.

Понятие «русское» очень обширно, у нас ведь одна из самых разнообразных и богатых культур, которая, я уверена, никогда не оставит к себе равнодушными творческих людей по всему миру. В каждой эпохе присутствуют особенные, неповторимые элементы. Так, например, за короткий период существования Советского Союза было создано огромное количество произведений искусства: от платьев до шрифтов, от картин до памятников архитектуры. Жаль только, что когда-то все очень быстро уничтожалось, а теперь мы вынуждены собирать по крупинкам важнейшие исторические и культурные отсылки. Я часто задумываюсь о том, что уже никто не сможет родиться в СССР, в этот уникальный период, когда все республики были открыты, и мы жили в неповторимой атмосфере большой многонациональной семьи. Это было чудесное, настоящее детство, проведенное в окружении близких людей и в гармонии с природой.

shares