+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info
Владимир Бурлаков президент Ассоциации строительной отрасли г. Челябинск, директор представительства «Ассоциации строителей» по Челябинской области

По моему мнению, любой человек живет по своим внутренним устоям. И я не поверю, что если завтра вас загнать в неприемлемые для вас правила, вы будете их соблюдать. Я лично никогда в рамках не жил. Наверное, и родился против правил, не помню, а вот в школе был трижды предателем Советского Союза. 

Как-то во время дежурства залез в форточку и сидел там, свесив ножки… над портретом Владимира Ильича. Другой раз заснул на общешкольном комсомольском собрании. Нет, не в президиуме, но когда разбудили, сладко потянулся и «попросил» не мешать. А много раньше организовал в школе игру «в Штирлица». Нарисовали мы и документы, и повязки со свастикой – все как в кино. Меня вызвали к  директору, и там при маме говорят: «Из таких, как ты, вырастают предатели Советского Союза». Потом Союз распался, предателем я так и не стал, зато меня знала вся школа. Да и сейчас иду по улице, только успеваю отвечать на приветствия. Кому? Они-то меня знают, про жену, детей спрашивают. А я часто даже не помню – когда, при каких обстоятельствах…

В 10-м классе я открыто дружил с девочкой, классной руководительницей которой была делегатка 26 съезда КПСС. И очень тем гордилась, и всем рассказывала, что чуть ли не с Брежневым за ручку здоровалась. Так вот она организовала настоящую травлю: нас таскали  по родительским комитетам, педсоветам и медкомиссиям. Это же было не по правилам – открыто дружить! Нам запретили даже рядом появляться! Меня это так взбесило, что я вовсе перестал учиться, а был ведь почти отличником. Демонстративно садился за первую парту и ничего не делал. В результате 37-ю физматшколу закончил с кучей троек. 

Во взрослой жизни я продолжал «ломать устои». В 90-м, будучи мастером на стройке, снял бригаду и уехал на 22 дня в Сочи – строить дом частному лицу. Виданное ли дело – при Советском-то Союзе! Потом, правда, пришел к начальнику управления, повинился. Затем устроился токарем на ЗСО, через полмесяца с половиной бригады ушел с завода и организовал свою первую фирму. Не могу работать «под кем-то», не по мне это. Ребята из одной иностранной консалтинговой компании сказали как-то: «Вы не сработаетесь ни с кем, вы слишком самодостаточный человек». А я наперекор себе пошел к Болдову, проработал у него почти год, после чего он мне сказал: «Ты уволен». Ни у кого так и не получилось мною руководить! Нет, видно, настолько авторитетного для меня человека. Хотя существуют, конечно, люди, которых я уважаю. Но даже их советы выслушиваю, скрипя зубами; головой киваю, но внутри у меня протест зреет: я сам лучше знаю, как для меня лучше.     

Про меня говорят, что я – человек прорыва. Я и правда уверен, что человек может сделать все! Так и действую. Все, что в жизни ни создавал, все было впервые, в том числе и для меня – тоже. В 93-м первым привез в город иномарки. Заключил  с немецкой компанией контракт, взял кредит в банке, быстро проплатили, сконвертировали, привезли. Новеньких БМВ и Мерседесов здесь тогда еще и не видели! Но я даже не знал, что с ними делать, и несколько машин просто подарил… 

В конце 90-х железная дорога решила реструктуризировать свою систему, вычленив из нее непрофильные предприятия. Тогда все заводы избавлялись от детсадов, больниц. Моя частная компания взяла на себя обслуживание железной дороги: мойку, уборку, охрану вагонов, вокзалов. Мне сказали: «Бери, дело нужное», и времени подумать дали – до утра. И зачем мне это время нужно было? Я сразу понял – дело стоящее, я такие вещи интуитивно чувствую, да и человек надежный предлагал. И мое предприятие стало прецедентом по всей России, подобного никто не делал!

И Ассоциацию построил совсем на иных принципах, ведь обычно общественные организации создаются с привлечением административного ресурса. Поначалу нас никто всерьез не воспринимал, да я и сам не понимал, во что она выльется. Но года через 3-4 увидите, что будет…

А началось все с того, что я решил: хочу строительную компанию, да не мелкую, а на уровне первой десятки по Челябинской области, да не за 5-10 лет, а за 2-3 года. Мне говорят: «куда ты? рынок очень конкурентный, и весь застолблен». А я уверен, что предприниматели, которые ищут свободную нишу, неправильной дорогой идут. Наоборот надо – взять самый загруженный рынок и найти в нем новый подход. Вот вам самый оптимальный вариант! Сейчас все строительством занимаются, а я построю свою компанию быстрее, лучше и больше, и не по книжкам. Мне уже и Ассоциация для этого не нужна. Но Ассоциация – это долг. Внутренний мой долг. Да, я делаю только то, что хочу, а долг – это часть «хочу», это мой выбор, и мне так комфортнее жить. 

Единственное, чего не приемлю в жизни – давления. В любом виде. Знаете, как я женился? Она сказала: «Хватит нам уже гулять вдоль озера Смолино, мы обо всем переговорили, скучно». Я понял – надо придумать что-то, выходить на новый уровень отношений. А что? Как? Говорю ей: «Хорошо, поехали ко мне», а по дороге мучительно думаю – что же делать? Так ничего и не придумал. Приехали, говорю: «Ты жди, я сейчас», и ушел на кухню. И ничего лучше не придумал, чем сделать ей предложение! Она, видимо, от удивления согласилась.  

Теперь то же самое происходит и с Ассоциацией: все легко, все идет по накатанной. Нет сложностей. Скучно. Даже в больницу попал в предынфарктном состоянии – именно от скуки! Жениться на Ассоциации не получится, придется ее… реструктуризировать, выводить на новый уровень, избавляться от балласта. 

Понимаете, я новыми идеями живу – не могу долго заниматься рутиной. Мне интересно, пока есть сложности, пока есть стоящее под вопросом – получится или не получится? От этого можно ночами не спать… Но очень быстро все получается. За полгода я любую организацию могу создать, довести ее до рабочего состояния и даже оставить «без присмотра», поставив во главе хорошего специалиста. Да, я авантюрист, я нарушаю законы. Я прямо сейчас нарушаю законы! Но тут я не оригинален: все строители это делают – от частных предпринимателей до генеральных директоров крупных комбинатов. Законы такие – сами себе противоречат, самой экономике противоречат, развитию предприятия. Грех не нарушить.    

Нормы морали? С этим тяжело. Я не знаю, что это такое. Да, имеет место быть моя собственная мораль, но… я не понимаю, к примеру, тех, кто кичится своими так называемыми «добрыми поступками». Я не понимаю, к примеру, зачем помогать детским домам. Детей своих боюсь «перегрузить»: кроме «не убий, не укради» ничем на них не давлю. Они другие, они моей жизнью жить не станут. 

А еще я плохо отношусь к правящей партии, хотя, может быть, если б мог ее сравнить с какой-то другой… Но сравнить не с чем. Хотя у меня хватило разумности не кинуться в другую партию, чтобы бороться с этой. Но я все-таки вынужден заниматься политикой – как глава общественной организации. Да, это «вынужден» – рамки, но опять же – рамки долга. Если бы я был сам по себе, мне было бы наплевать на все партии мира, но есть Ассоциация…

Вот и получается, рамки есть везде, и даже не осознавая того, мы живем в рамках рамок. Вот я люблю ходить в костюме, рубашке и при галстуке. Мне в этой одежде, в этих, если хотите, рамках, комфортно! Я так ходил в детский  садик, такой я дома, и в магазин я отправляюсь в костюме. Но при всем при этом я не буду «дружить» с нужными, но неприятными мне людьми, даже ради Ассоциации. И у меня уже зреет новый большой проект…