+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Сентябрь 2007. На Кировке людно. Льющиеся из динамиков звуки джаза смешиваются с веселым гомоном и смехом, воздушные шары рвутся в небо из детских рук. Челябинцы празднуют 271-летие родного города. Мало кто из горожан знает, что происходило здесь сто лет назад…

До 1908 года на месте, где сегодня находится Законодательное собрание области, на улице Уфимской (ныне Кирова) располагался комплекс Челябинской пересыльной тюрьмы – «городского тюремного замка». Замок… почти как в романах Дюма. На ум приходит граф Монте-Кристо. Что за тайны хранили  мрачные стены, о которых сегодня  и памяти не осталось?

Февраль 2008. Областной архив. В моих руках тонкие, пожелтевшие от времени листки, – письма арестантов. Пытаюсь разобраться в ятях и ерах дореформенного письма, это непросто – чернила почти выцвели.  Но  вот постепенно полустертые строки «оживают», сквозь пыль времен «прорываются» голоса арестантов «городского тюремного замка». 

«…К нам дошли слухи о загадочной смерти Кати Фирсовой. Правда это? Ведь когда-то я её хорошо знал. Когда-то она была девочка-подросток, а теперь уже – девушка-невеста. Была невеста… Жизнь её кому-то помешала…»

«…Ах, какая жара стоит! Какие ночи! Жаль вот только, что не для нас эта погода и эти ночи… Нам еще хуже в такую пору.  Днем жарко, хочется, чтобы на тебя пахнул ветерок, а у нас в одиночках окна открывают лишь на два часа в сутки…»

Это отрывки из писем «политически неблагонадежного» Михаила Кретова. В 1905 за свою «неблагона-дежность» он был  сослан на каторгу на четыре года. 

В XVIII – XIX веках  в острог сонного провинциального городка попадали, в основном, за грабежи, разбой, бытовые убийства. Одна  из самых распространенных причин заведения уголовного дела в те времена – кража коней.

Чем ближе к веку XX, тем больше политических волнений. К примеру, январем 1886 – августом  1887  датировано «Дело о крестьянах, обвиняемых в распространении слухов с целью вызвать возмущение в народе». В делах «политически неблагонадежных» субъектов вскрываются псевдонимы. «Многоименно» дело Григория Харитоновича Куренева, юнкера Иркутского военного училища, он же – учитель Стерлитамакского городского четырехклассного училища Сергей Ряховский. Возможно, и первое, и второе имена – конспиративные. Как фигуранта дела звали  в действительности, мы не узнаем уже никогда. 

В челябинской пересыльной тюрьме побывали в свое время революционеры, позже творившие историю XX века: А. Бубнов, Е. Преображенский,  И. Джугашвили (Сталин).

Какой была челябинская пересыльная тюрьма в действительности, мы можем узнать благодаря рисунку Всеволода Хартуляри, сделанному по воспоминаниям революционера Осокина. Хартуляри был краеведом и тщательно, по крупицам,  воссоздавал картину истории города. Арестован 22 ноября 1937 года по обвинению в преступлениях, оговоренных ст. 58 пп. 8, 10, УК РСФСР. 9 января 1938 года приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян в тот же день. 5 июня 1958 года реабилитирован военной коллегией Верховного суда СССР. Ирония судьбы: еще будучи на свободе, он рисовал здание Челябинского острога, и дни свои закончил в тюремных стенах. 

Сегодня на этом месте кипит жизнь: в здании Законодательного собрания принимаются законы, по которым будет жить область,  решаются дела государственной важности. А за окном играют дети, на деревьях распускается листва,  влюбленные назначают свидания на уютных скамейках Кировки, гости с любопытством проходят сквозь импровизированные городские  ворота, клерки спешат на обед. О прошлом напоминает только склонившийся в раздумье над книгой законов чугунный «Ходок за правдой». Если следовать правде исторической, здесь логичнее было бы поставить жандарма. Но рядом с Законодательным собранием он смотрелся бы, мягко говоря, странно… Историю нельзя переписать набело, но столь мрачные напоминания о прошлом Челябинска на жизнерадостной Кировке вряд ли уместны. 

Сколько полузабытых  имен и полустертых временем  тайн  хранят вполне тривиальные улочки и переулки промышленного мегаполиса… читайте в следующих номерах «Миссии».  В майском номере – рассказ о жизни, подвиге и гибели Сони Кривой, «подарившей» имя одной из челябинских улиц. 

shares