+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Находясь в челябинском театре драмы имени Наума Орлова, я всегда ощущаю силу и величие этого места. Здесь нет суеты. Здесь не хочется нарушать тишину пустыми словами. Это действительно храм, в котором рождается и живет культура. Сегодня в разговоре с директором театра Еленой Петровой мне удалось найти ответы на многие вопросы о глубине, таланте и вкусах нашего общества.

Елена Анатольевна, как вы оцениваете сегодняшний репертуар театра? Изменился ли за последние годы вкус зрителя?
Репертуарная политика театра – это самое главное, на чем строится театральное предложение. В театре должны быть и классические драматические постановки, и комедии, и музыкальные спектакли, и современная драматургия. Только это разнообразие сделает театр востребованным. Мне кажется, что нельзя говорить о том, что существенно изменились вкусы нашего общества. Изменилась ситуация, в которой сегодня существует театр. Если посмотреть на количество возможностей, которые сегодня предлагаются зрителю, то театру нужно приложить достаточно много усилий, чтобы его привлечь.

Театр и телевидение – два разных и несопоставимых, на мой взгляд, полюса. В театре мы ищем ответы на свои вопросы, ведем внутренний диалог с актером, разве не так?
Театр и телевидение сосуществуют уже десятки лет. И каждый из них идет своим путем. Но их нельзя сравнивать, так же как нельзя сравнить живое общение «глаза в глаза» с общением через социальные сети. Театр, прежде всего, – живое общение, живая эмоция, и любой спектакль состоится, если зритель готов эту эмоцию принимать, а актер готов ее отдавать. Этот обмен энергией между теми, кто сидит в зале, и теми, кто играет на сцене.

Для чего люди идут в театр?
Человек понимает, что пришел в театр, если ему захотелось надеть вторую обувь, или женщине захотелось прийти в красивом платье. Мне очень приятно, что эта традиция – наряжаться для театрального вечера – стала возвращаться. Хотя, конечно, сегодня можно прийти в театр и демократичной одежде. Но не это главное. Главное в том, чтобы человек, заходя в театр, был способен ощутить готовность воспринимать все, что его окружает, атмосферу театра. Ему должно быть комфортно даже от самого присутствия в театре. Спектакль в итоге может и не понравится, ведь не может же человеку нравиться все на свете. Но уйти из театра зритель должен с ощущением, что он хорошо провел время, он должен захотеть вернуться сюда еще раз.

В репертуаре театра есть спектакли, за которые вы испытываете гордость?
Да. Из последних премьер – «Девичник над вечным покоем». Это настоящий классический психологический театр, где можно и смеяться, и плакать. Такие спектакли можно смотреть несколько раз и каждый раз переживать их по-новому, менять что-то в себе, находя ответы на многие вопросы. Это некий конструктор души.

Вы упомянули, что театр – это в какой-то степени и индустрия развлечений. Не кажется ли вам, что зритель иногда относится к театру потребительски?
Безусловно, есть спектакли, на которые зрители идут развлекаться, и они имеют на это полное право. Ритм нашей жизни сегодня достаточно быстрый, и когда человек испытывает стресс, ему иногда просто хочется расслабиться и получить удовольствие, в конце концов просто посмотреть на красивых людей. Если говорить о вкусах зрителя шире, то в последнее время в нас стала появляться некая провинциальность, но не в хорошем понимании, когда на периферии сохраняются добрые традиции, а иная, когда мы из медийных лиц из телесериалов делаем себе «божков». И покупая билет за немалые деньги, считаем, что присутствие такого лица гарантирует качество спектакля. На самом деле это далеко не всегда так. Да, к нам часто приезжают высококлассные столичные театры с настоящей актерской отдачей, особенно, когда они приезжают с масштабными гастролями, со своими декорациями, цехами, и несут ответственность за тот театр, который они представляют. Это иное отношение. Они знают, что на любой площадке должны сыграть не хуже, чем на своей. Но есть и откровенная халтура, когда актеры едут просто зарабатывать деньги, не задумываясь, как они сыграли, и сколько они отдали зрителю. И с таким мы, к сожалению, часто сталкиваемся. И это очень обидно, потому что у нас есть наши челябинские талантливые актеры, актеры настоящей школы, которых нужно успевать видеть. Им реже дарят цветы, меньше уделяют внимания, чем каким-то разовым персонажам, мелькнувшим в сериале. Наша Марина Давыдовна Меримсон на три головы выше их всех вместе взятых. Но мы на их спектакли идем с цветами, готовимся к чему-то необыкновенному, а к Марине Давыдовне приходим без цветов. А ведь актер живет любовью зрителя, он отдается спектаклю полностью, потому что знает – если вышел на сцену, то должен все отдать.

Можно ли воспитать вкус зрителя? Где эта грань? Почему кто-то узнает настоящее, а кто-то нет?
Хороший вкус формируется с детства. Ребенок привыкает ходить в театр. И наши коллеги – молодежный театр, кукольный театр делают для этого все возможное. Но все-таки и у нас должны быть спектакли для всей семьи, куда дети могут прийти с родителями. Потому что если ребенок пришел на спектакль не с классом, а именно с родителями, из него вырастает совершенно иной зритель, более качественный.

Много ли молодежи сегодня приходит на спектакли?
Да. Появилось много молодых людей, которые понимают, что вкладывать в свое духовное развитие и культуру – значит, приобретать больше возможностей в будущем, в том числе, с профессиональной точки зрения. Это попадание в какой-то иной слой. Узкий человек остается узким во всем, и как личность, и как специалист. А театр – это коммуникация совсем иного рода, это возможность прожить за спектакль несколько жизней.

Можно ли сказать, что на режиссере и актерах лежит некая ответственность за нравственность общества?
Любой человек, который что-то создает и выносит это на широкую публику, несет ответственность за свое творение. Я слышала от многих режиссеров: я творю для себя. Это неправда. Потому что если ты выносишь свое творчество на зрительский суд, значит, ты уже это делаешь не для себя. Театральное искусство – это эмоциональное искусство, и хорошо сделанная постановка заставляет верить в то, что происходит на сцене. И зачастую после спектакля человек оценивает себя , свои поступки через призму спектакля, пережив вместе с актерами какие-то ситуации. Именно это и требует от театра расставлять верные нравственные акценты.

Много ли появляется талантливых молодых актеров? И что для вас – талант?
Талантливые люди рождаются во все времена. Просто не всегда актер находит режиссера, который поможет ему раскрыться. Талант – это душа. Как профессионал актер может отработать спектакль идеально, но если души внутри нет, то все теряется. Это не зависит от масштаба и серьезности роли. Даже в массовке видно, как человек относится к работе. Бывает, смотришь спектакль – актер делает все правильно, а чуда не происходит…. не происходит, потому что он не отдает душу. Это физически очень тяжело – тратиться душой. Но только это и ведет нас к чуду…

shares