Свобода взглядов, свобода слова… Кажется, что сегодня общество не имеет рамок самовыражения. Намного сложнее взглянуть на ситуацию под другим углом и увидеть себя со стороны. И если мы действительно настолько свободны, то кто имеет право критиковать творца?

Альберт Растяпин, челябинский художник, автор многих известных рисунков и карикатур, обязан своей популярностью отчасти ответной реакции общества на темы, которые задевают за живое. Сегодня нам удалось получить ответы на все наши вопросы…

Альберт Растяпин

Альберт Растяпин

Альберт, почему именно карикатура? Это некий вызов обществу?
Я бы не сказал, что я карикатурист в прямом смысле этого слова, но почему-то в последнее время меня записали именно в карикатуристы. Если быть точным – я создаю рисунки на исторически знаковые события. Да, они поданы в виде иллюстраций и, возможно, несколько карикатурно выглядят. Но я занимаюсь не только этим. Конечно, рисунок создать быстрее, чем большое произведение искусства. Картина – это широта размаха. Хотя именно такие исторические рисунки будут очень интересны для выставки. Я это понял, пообщавшись с разными людьми из сферы культуры. Здесь мнение едино – никто ранее не выставлял рисунки на новостные сюжеты.

Входит ли в ваши планы выставка в столице?
С точки зрения самой идеи – проблем здесь нет, приглашений приходит много. Но для выставок нужны финансы. Хотя, знаете, что удивительно – с Москвой, Питером и другими городами намного проще договориться о проведении выставки, чем с родным Челябинском. В последний раз я выставлял картину в родном городе где-то года полтора назад.

А в чем же загвоздка?
Все пытаются найти в моих рисунках скрытые смыслы. То политику увидят, то еще что-то, а зачастую отказывают вообще не глядя. Поэтому на наши провинциальные выставки никто и не ходит – там сплошь и рядом банальность сюжетов. Я не хочу быть таким же банальным. Мне важно заинтересовать зрителя.

Как вы считаете, можно ли смеяться над таким явлением как терроризм, над тем, что для других является горем? Взять, к примеру, журнал Charlie Hebdo. Не кажется ли вам, что они переходят рамки дозволенного?
Журнал скандальный, и я бы не сказал, что карикатуры у них высокого качества. Над терроризмом смеяться, однозначно, недопустимо. А Charlie Hebdo стали известны именно благодаря скандальности и темам терроризма и религии. Сейчас это острая проблема в мире, и они на этом начали спекулировать. Логика проста – журнал задевает общественность, и эта общественность отвечает большим возмущением. Charlie Hebdo как раз попали в период напряженности. Если бы они выдавали подобные вещи лет 15 назад, то не было бы такого эффекта. И о них никто и не знал до того самого подходящего момента, на котором они сделали себе популярность. Благодаря скандальности растет тираж журнала, увеличивается прибыль. А художников используют как промежуточный материал. Ну прибьют этого художника террористы, и что? Там таких художников навалом, возьмут другого. А тот, кто правит идеей и деньгами журнала, того не трогают. Все очень хитро и ловко продумано.

Вы бы стали работать на такое издание за хорошие деньги?
Нет, проблем с ними не оберешься. А мне еще многое хотелось бы успеть. Я всегда думаю, прежде чем делать.

Альберт, а что, на ваш взгляд, важнее – идея или техника подачи? Вы хотите донести что-то до общества своими рисунками?
Прежде чем воплотить что-то на холсте, нужно придумать идею. Вот это, к сожалению, не все могут. Не знаю, насколько удачно придумываю содержание я, не мне себя судить. Но художник – это режиссер, который ставит сюжет для своих картин. Важно, чтобы люди поняли твою идею. Я показываю какой-то знаковый сюжет, значит, я корреспондент с кисточкой. Просто каждый по-своему передает то, что его волнует. Некоторые осуждают художников, мол, зачем такое рисовать? Ну а в новостях мы что видим? Новости ведь тоже всякие бывают. Помню, я нарисовал сюжет о том, как подросток зарезал родителей под воздействием компьютерной игры. Этот рисунок никто не захотел публиковать, но почему-то показывать фотографии с аналогичным содержанием – не проблема. Я этого не могу понять. Может быть, вы, как журналист, ответите мне? Почему можно выложить на общественный суд фото любого содержания, но если художник изобразит нечто подобное, значит, он ненормальный?

Потому что фото – это просто случившийся факт, а рисунок многие воспринимают как пропаганду, домысел автора. Такая проблема действительно существует.
Вот именно. Я теперь на своих рисунках даже специально указываю, что они созданы по новостным сюжетам, чтобы меня ни в чем не обвинили.

Альберт, ваши рисунки продаются?
Цели продать я не ставил. Темы у меня специфические, не каждый у себя в интерьере повесит пленных журналистов.

Но ведь есть и портреты? Хрущев, Горбачев, Путин, Медведев…
Есть, но это не просто портрет. Это скорее знаковые события времени правления того или иного персонажа. Такие плакаты интереснее смотрятся.

А кто для вас любимый художник? Есть ли мастера, у которых вы учились?
Мне нравятся мастера итальянской школы, но это банально даже, они практически всем нравятся. Из современного – неплохие работы у Шилова и Глазунова.

А как же Малевич? Кстати, как вы относитесь к его «Черному квадрату»?
Я думаю, что Малевич просто «прикололся» и замазал холст. Художник иногда не делает никакой загадки в своем произведении. К тому же Малевич попал на волну геометрического стиля. В подобном духе рисовали и Кандинский, и Шагал, и многие другие.

В современном искусстве довольно распространен один факт. Картины, на первый взгляд не несущие в себе никакой идеи, уходят на аукционах за суммы, исчисляемые несколькими миллионами долларов. Как пример, «Кроваво-красное зеркало» Герхарда Рихтера – 1 100 000 долларов, «Пространственная концепция» Лучо Фонтана – 1 500 000 долларов. Считаете ли вы оправданной цену за подобные произведения?
Вы знаете, ходят слухи, что все эти миллиардные дела – всего лишь отмывание денег. Разумеется, это нереальная стоимость за подобные произведения. Вероятно, картина приобретается для отвода глаз, так сказать, но на самом деле цель иная. Хотя на сто процентов я этого утверждать не могу, но все может быть.

Может ли живопись перейти в цифровой формат?
Она и так давно туда перешла. Еще несколько лет назад художники имели возможность нормально зарабатывать на своих произведениях. С тех пор, как появились принтеры и прочие цифровые технологии, художников вытеснили с этого рынка, и люди решили, что низкая стоимость лучше, чем ручной труд. В 90-е годы, когда появились первые баннеры и печатные холсты, это было настолько дорогим удовольствием, что выгоднее было по старинке заказать у художника. А сейчас наоборот – стоимость печати упала до 200-250 рублей за квадратный метр. Разумеется, никакой художник не будет за такие деньги ничего делать! Вспоминаю, когда я вливался в те годы в рекламу, она вся была рисованная. Буквы вырезали вручную, рисовали красками, натягивали ткань, грунтовали – техника советских времен. А сейчас на холстах вам любую репродукцию напечатают. А покупатель сейчас как воспитан? Нравится картинка, недорого, для интерьера пойдет! И неважно, чье там имя. Никто не хочет платить за ручную работу, поэтому художнику жить тяжелее стало.

Альберт, вам важно, что говорят люди о ваших картинах?
Я всегда прислушиваюсь к мнению людей, но сильно не расстраиваюсь. Раньше я очень болезненно переносил критику, сейчас стал спокойнее. Есть группа лиц, которым без разницы, на кого напасть. Неважно картину ли ты выставил или еще что-то, им лишь бы обгадить человека. Глядишь, так и рабочий день у них прошел. Но некоторые очень тяжело воспринимают подобную критику, восприимчивый человек даже заболеть может. Поэтому я считаю, что нужно относиться ко всему проще. Если воспринимать все близко к сердцу – и с ума недолго сойти.

Что вы можете сказать о ситуации, когда мэр Кельна Генриетте Рекер посоветовала жительницам города пересмотреть свое поведение вместо того, чтобы наказать виновных в насилии?
У меня есть рисунок на эту тему, и я уже попал с ним в несколько изданий, в том числе, в «Киевские ведомости», которые назвали меня скандальным челябинским художником. Рисунок называется «Секс-террор в Германии». А один из телеканалов сказал, что-то вроде «челябинский художник изобразил, как мигранты зверски насилуют женщин». Что это за бред? Телевидение любит все подать в извращенной форме.

Многие местные художники говорят, что в Челябинске с искусством делать нечего, нужно ехать в Питер или в Москву. Вы с этим согласны?
В провинции с любым творчеством далеко не продвинешься, и неважно, художник ты, музыкант или артист. Если хочешь, чтобы тебя знали, нужно ехать в столицу. И это не только в России. В той же Америке, Франции или Германии известность приходит через столицу. Потому что столица – это центр искусства, центр возможностей, там сосредоточены все деньги на раскрутку. Если ты заявил о себе в Москве, то о тебе узнает вся страна. Стал известным в Челябинске, Омске, Томске, Новокузнецке – будь готов, что популярность ограничится пределами области. Да и то в скором времени все о тебе забудут. Поэтому если человек хочет творческого роста, обязательно нужно ехать в столицу. Исключение составляют только настоящие гении.

На ваш взгляд, сегодня общество сильно зажато в выражении своих мыслей и взглядов на политику и социальные явления? И что это? Страх признать, что проблемы существуют?
Да, общество стало гораздо более зажато в последнее время. Люди боятся сказать лишнего по религиозным и политическим направлениям, боятся проблем. Даже обитатели интернета стали скромнее себя вести. Но я бы не назвал это каким-то массовым страхом, просто мы стали более осторожны в своих высказываниях.

Есть ли такое понятие как бездарный художник? И кто в праве художника оценивать?
Это сложный вопрос. Нет в мире таких художников, которые нравились бы всем – людей много, и мнений много. Оценивать художника могут известные мировые искусствоведы. Есть, конечно, и критики, которые определяют, кто талант, а кто бездарен, но это понятие очень относительно. В нашу эпоху человек может казаться бездарным, а через 100 лет стать знаменитостью. Возьмите того же Ван Гога, который жил в полной нищете. А сегодня любому музею за счастье иметь в своей коллекции его картину. Есть еще одна проблема – очень сложно найти дорогие холсты высокого качества для хорошей картины, в Челябинск их сейчас вообще не возят. Есть холсты, которые устроят любителя, но если создавать картину с перспективой на то, что она окажется в коллекции приличного выставочного зала, то делать ее на некачественном материале – это несерьезно.

Есть примеры, когда непризнанные художники опускают руки и перестают заниматься творчеством, становятся несчастными людьми. Нужно ли продолжать, на ваш взгляд?
Как сказал Репин: «Ох уж эти критики! О некоторых из них художник может и кисти поломать, и руки опустить» (смеется). Это было всегда. Но часто нас критикуют те, кто сам ни в чем не состоялся. Это все от злобы, это глупые люди. На них не нужно обращать внимания.

Каких новых сюжетов ждать от вас в ближайшем будущем?
Хочу нарисовать американскую трагедию с небоскребами и битву за Донбаcс. Вообще это в моих планах уже давно, но опять же проблема с холстами… Произведения будут серьезные.

Должно ли искусство обеспечивать художнику его хлеб? Мне кажется, что если ты чем-то занимаешься, то нужно отдавать себя полностью этому делу, иначе и результаты будут весьма посредственны…
А зачем? Конечно, если душа настолько к этому лежит, то можно посвятить делу и все свое время. Кто-то собирает коллекции, кто-то рисует, кто-то рыбалкой увлекается, кто-то в карты играет. Но я считаю, что если искусство дохода не приносит, то вовсе не обязательно заниматься им ежедневно, достаточно уделять этому свободное время.