+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info
Дмитрий Градобоев

Дмитрий Градобоев

Что скажете, Дмитрий Сергеевич, по поводу готовящегося законопроекта, по которому чиновник может занимать должность не более трех-пяти лет?

Скажу – и правильно, поскольку основной «выхлоп» идей происходит именно в этот период, потом чиновник, что называется, мхом обрастает. Ограничение срока считается западной моделью, но вспомните, как была выстроена школа в советском союзе: мастер, прораб, начальник участка, главный инженер, начальник производства. а теперь у нас вчерашний студент вдруг становится директором завода.

так в наследство получил…

вот именно. феодально-распределительная система получается… Поэтому три – пять лет на каждой ступени – это хорошо, достаточно времени, чтобы реализовать идеи и «пощупать» результат деятельности.

а вы успели ощутить результат деятельности?

мне повезло: я пришел сначала в Управление градостроительства администрации города и в течение полутора лет работал начальником управления. мы создавали программный градостроительный продукт – доступное и комфортное жилье гражданам россии, программы комплексного развития территорий, инвестиционные программы для сетевых организаций, программы развития капитального строительства, за счет бюджетов разных уровней и другие… а потом мне еще раз повезло: меня перевели в Главное управление архитектуры и градостроительства.

как повезло, поделитесь.
видимо, кто везет, на том и едут. с восьми до двадцати часов мой обычный рабочий день. я обожаю эту работу, особенно, когда вижу результат! Так, помимо основной текущей деятельности я поставил себе шесть основных задач. во-первых, мы выстраиваем конструктивные взаимоотношения с застройщиками по планированию их деятельности и подготовки документов права. в результате все планируемые к застройке и вводу в эксплуатацию в 2011 году 119 домов имели на начало года разрешения на строительство, что случилось чуть ли не впервые в истории города! второе, мы увеличили количество застройщиковземлепользователей для создания конкурентной среды, и на сегодня у нас 93 организации. в-третьих, создали большое количество земельных отводов под застройку жильем. и к концу 2011 года у нас столько земель отведено застройщикам, что на них можно построить порядка пяти миллионов квадратных метров жилья! Далее — мы делаем рынок земельных отношений доступным благодаря аукционам, которые мы проводим с 2010 года. Кроме того, мы полностью «покрыли» город градостроительной документацией, и теперь до последнего винтика знаем, где дорога будет проходить, где дом стоять, Дворец спорта, парк и так далее. Это помогает мне сегодня в планировании. и теперь мы работаем над проектом планировки реки миасс и территорий к ней прилегающих, чтобы определить точные границы водного объекта, в параметрах которых река будет ЖиТь. Этот проект уже начинает реализовываться практически.

Проект, который стоит 40 миллиардов? а деньги откуда возьмутся?

На самом деле 157 миллиардов. Но мы в управлении создали «дано» для решения задачи. Таким же образом я ставил задачу разработать схемы развития сетевых объектов – электро, водо, теплоснабжения… работая в ЧфсК в разных должностях от прораба до генерального директора в течение 13 лет мы платили городским электросетям на развитие подстанции спортивная. Платили и платили, а она все не развивалась и не развивалась… и когда три года назад мы получили схему электроснабжения города, то увидели, что надо делать. и построили подстанцию «Каширинскую», которая развивает северо-Запад, подстанцию «массивная» в центре североЗапада, «Гранитную» в ленинском районе – он у нас по вводу жилья всегда в хвосте плелся из-за отсутствия электроэнергии, а теперь – четвертый микрорайон из семи. строятся подстанции Новометаллургическая, Краснопольская, реконструируем Новоградскую, Шершневскую… Понимаете? мы увидели задачу и начали ее решать. Это и есть стратегическое планирование. и это исходное «дано», которое было создано еще в управлении архитектуры, теперь, когда я пересел в это кресло, мне очень помогает в работе по застройке города. я четко вижу объекты ввода следующего года – на поставленную Губернатором задачу один миллион сто тысяч квадратных метров жилья – очень серьезная задача. и это не конкуренция с екатеринбургом, который едва за миллион перешел впервые в своей истории.

так вот с кем мы соревнуемся…

мы не соревнуемся, мы создаем рынок, чтобы получить наименьшую цену квадратного метра среди городов-миллионников. и с этой задачей пока справляемся. Наша задача – наполнить полки магазина квадратных метров земли разными предложениями для разных покупателей. Для этого создали систему свободной продажи, проводим аукционы, тем самым сильно подкосив процветавший в прошлом рынок вторичных продаж, а попросту — спекуляции землей. и в этом году мы ввели 800 тысяч квадратных метров жилья, а это немало. мы достигли норматива финляндии по квадратным метрам на человека! а к 2020-му году догоним австрию и Германию. Но там уже сносят и реконструируют дома, построенные в 80-х годах, а мы имеем ветхий фонд, и это – проблема, которую мы будем решать в ближайшее время. Но у нас есть конкурентное преимущество перед европой – мы можем взять их технологии! Нам также симпатична инициатива компании НиКс, которая расселила двадцать двухэтажных ветхих дома на улице Кузнецова, и на этом месте построит 110 тысяч кв.м. жилья нового типа. архитекторы – словаки, москвичи – сделали не проект – конфетку!

но таких «конфеток» все же гораздо меньше строится, чем панельных домов?
в этом году панельных домов было введено порядка 70 % от общего ввода, а в будущем году – только 47 %. сегодня власть поставила условие застройщику: мы хотим видеть город красивым.

а застройщик говорит – дорого.

Для этого мы и создали конкурентную среду из 93 компанийзастройщиков. есть пять известных в городе строительных компаний, которые в этом году не ввели ни одного дома, а план мы выполнили! Приходят молодые, прогрессивные строители, которые слышат власть. и к этому появляется иная архитектурная среда – архитекторы англии, словакии, Черногории, америки. строители привлекают иностранные архитектурные бюро, которые предлагают свежие решения. а наша задача – координировать их деятельность, вовремя оформлять документы…

но строители как раз говорят, что на согласование уходит времени больше, чем на строительство.

видимо, наши застройщики не работали в Казани или в Питере, где дольше документы оформляют и гораздо больше согласований. а нас прокуратура трижды проверяла, и результаты – положительно-объективные.

зелени в городе меньше стало… дети аллергиями страдают… у вас дети есть?

Трое: сын 19-ти лет, тоже будущий строитель, и две дочки десять лет и три года. и жить они будут здесь! Поэтому и с экологией разбираемся, ведем переговоры с тем же фортумом и требуем от них, чтобы они так же эксплуатировали свои ТЭЦ, как они это делают в Хельсинки. а там их территории травкой засеяны, деревьями обсажены, здесь же у каждой ТЭЦ – горы шлакоотвалов, которые ветром по городу разносит. Хотим, чтобы были датчики на предприятиях, которые регулируют выбросы. Наши предприятия не торопятся разрабатывать проекты санитарно-защитных зон, потому что за эти зоны платить придется. а у нас есть лишь административный ресурс. мы не имеем сегодня жестких экологических законов, как на Западе. Но мы должны видеть «дано», чтобы решать и эту задачу.

вот сын ваш выучится, сядет в ваше кресло…

Не скрою, мне нравится, что сына начинает интересовать работа заказчика-застройщика, но… все же думаю чиновник должен быть из производственной среды. сначала надо в резиновых сапогах по стройке походить, зарплаты вовремя выдавать, налоги платить, дома построить, ленточки порезать… а уж потом можно и в чиновники идти. Такой чиновник лучше получается: а – он независим, бпрофессионален, в – генеративен… мне повезло и тут – у меня в течение 13 лет были резиновые сапоги.

Дмитрий Градобоев
Заместитель главы города
по вопросам градостроительства 

shares