Сергей Суходоев

Сергей Суходоев
Заместитель генерального директора по работе
с потребителями ОАО «Челябэнергосбыт», почетный энергетик Российской Федерации

Заинтересованность в технике у меня появилась во время службы на северном флоте, где я служил на «потаенном судне», раньше так назывались первые подводные лодки. На них были внедрены все последние советские технологические разработки, которые порой ввергали в настоящий шок: неужели такое возможно? Мне все было интересно и в новинку. После службы я подбирал себе работу, связанную с современными технологиями. Выбор пал на энергетику – здесь и автоматика, и электроника, и технологии, и строительство.

В 1975 году я закончил институт на инженера-электрика, по распределению попал в «Челябэнерго». Меня отправили мастером на Златоустовские электросети. Моя карьера началась со строительства подстанции мощностью 154 киловольта. Я полностью курировал эту стройку. После этого меня сделали ответственным за один из линейных участков, на котором находились распределительные сети, расположенные в сельской местности, а они ненадежные по определению. Два года трудился, набирался опыта работы в устранениии аварий. В 1979 году меня назначили начальником Чебаркульской РЭС. Тут я хорошо узнал, что такое потребитель и взаимоотношения с ним, как строится работа с подрядными организациями. В то время «Челябэнерго» строило примерно тысячу километров электросетей в год, и профпригодность всех начальников определялась по тому, насколько быстро продвигается стройка: если все по графику или с его опережением, значит, руководитель хороший, а если нет – плохой. Все остальное было не важно. От этого зависели и будущее руководителя, и его зарплата.

За время работы в «Челябэнерго» я участвовал в строительстве трех станций мощностью по 500 киловольт в Златоустовском, Саткинском и Ашинском районах. Это нереальный опыт для энергетика, так как данные станции очень мощные. А, как известно, чем выше напряжение, тем больше опыта ты приобретаешь во всех аспектах– от качеств руководителя до профильного профессионализма. До сих пор все три станции функционируют. Как пример, в Свердловской области всего одна станция с такой мощностью.

В электроснабжении сбыт занимает финишную прямую. Мы заключаем договоры с производителями электроэнергии, покупая ее на рынке. Есть энергосетевые компании, которые нам помогают передавать электрическую энергию до потребителя. По российскому законодательству получается, что мы сначала должны купить электроэнергию, затем оплатить ее доставку до потребителя, а все, что останется после этого, будет нашим заработком и нашей заботой. Наши обязательства перед рынком, электросетями практически безусловны и зачастую требуют дополнительных денежных обеспечений. А вот расчеты наших потребителей за электроэнергию — это наша головная боль, и это правильно. Важно, что при реформе РАО «ЕЭС России» ушли от монополии, когда сети и сбыт были едины, по моему глубокому убеждению, в этом залог безопасности для потребителя от неоправданных давлений; Правда, сейчас отдельные «горячие головы» пытаются все повернуть вспять — пользы от этого никому точно не будет.

Энергетика давно стала неотделимой частью моей жизни. Мне постоянно приходилось учиться, причем важную роль также играли управленческие качества. В советское время мы раз в пять лет летали в институт повышения квалификации руководящих кадров Минэнерго в Ленинграде и Москве. Мне очень хорошо запомнился первый раз, когда преподаватель – молодой специалист – тыкал носом в нашу несостоятельность как руководителей. Он нас просто «размазывал по стенке». Мне было около 30 лет, но там были те, кому давно за 60, кто всю свою жизнь посвятил энергетике. А он им говорил, что они не то, что управлять коллективом, а даже самое банальное распоряжение правильно дать не могут. Они ему: «Сынок, ты под стол пешком ходил, когда мы приказы подписывали». А он вместо споров проводил всяческие проверки, записывал это на видео, а затем показывал. И оказывалось, что реально мы управлять людьми совершенно не умеем.

Когда моя жена работала со мной в Златоустовских электросетях, она мне часто говорила: «Ты не человек, ты волк!» Я ей объяснял, что если я буду размазней, то работы не будет, никто меня всерьез воспринимать не станет. Просто я не люблю повторять дважды и не приемлю фамильярности и разгильдяйства на работе. С такими людьми у меня разговор короткий – увольнение. И я не разделяю в этом вопросе сотрудников по гендерному при-знаку. Каждый должен заниматься своим делом.