+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info
  (© 2022 МИССИЯ )

Каждый Апрель приносит мне новое Белое Приключение.

Началось все много лет назад – когда мы были сильно моложе, а денег у нас было заметно меньше. Настолько меньше, что их попросту не было видно. Костик тогда купил белую шестерку. Нет, не X6, как вы могли подумать, и не просто BMW6, и даже не шестерку Мазду. Он купил ШЕСТЕРКУ-Жигули – мечту многих подростков нашего времени. Машину, которая была надежная, проверенная – флагман нашего, на тот момент, отечественного машиностроения.

У меня машины тогда не было, более того, даже планы о личной машине находились в той части моего мозга, где хранились знания о ста пятидесяти с чем-то американо-английских писателей-фантастов. Иначе говоря, эта Костикова грандиозная покупка века, для меня была эпохальной.

Помню тот момент, когда он приехал на ней, почти не заглохнув по дороге, когда вышел, медленно и величаво переставляя ноги, глядя на высыпавших с работы нас, слегка сверху вниз; помню, как мы все в раз тогда оробели. Не от зависти, нет! Мы оробели неожиданно от внезапного осознания того, что мечты наши – реальны! Вот они – стоят совсем рядом с нами и манят своими слегка потертыми боками и лысой резиной. Треснувшим лобовым стеклом и залихватской антенной. В боковых стеклах нашей мечты отражались полуденные облака и уносились в светлое будущее.

– На, прокатись – Костик ловко кинул мне ключи, и они, описав сверкающую дугу мимо моей оторопевшей физиономии, упали, куда– то в грязь сзади. Я подошел к сверкающему символу свободы и благополучия и, обмирая от счастья ожидания контакта с чудом, сел в раскаленное, вонючее, велюровое нутро. Взгляд мой оторопело бродил между круглыми циферблатами со стрелками и цифрами, перфорированным потолком с висящими шинными золотниками и немецкими переводками лубочных красавиц на лицевой панели. Мозг не мог принять ту простую мысль, что это – современное чудо отечественного…

– Кость, а какого она года?

– Восемьдесят шестого…

– Свежак! – только и выдохнул уважительно мой рот, и я увидел, как обступившие сверкающее чудо пацаны из нашей мастерской одобрительно закивали головами и стали непроизвольно поглаживать слегка ржавый кузов красавицы.

Эта машина стала прямо-таки переворотом в нашем представлении о Настоящей Жизни. Ведь Костик – он один из нас, он такой же! Он тоже ест американскую лапшу из пенопластовых стаканов, и покупает красное Мальборо за пять рублей у бабушек на Алом поле. Только теперь он не пьет с нами вечером пиво после работы, а, озабоченно прислушиваясь к трещащей подвеске, но делая при этом веселое и беззаботное лицо, уезжает в Лето, к своей Машке, к озерам и карьерам, свежим брызгам и романтичным поцелуям на природе. А мы сидим на скамейке возле распахнутых ворот нашей фирмы, пьем пиво, курим, и мечтаем…

Впрочем, это все было чуть позже – летом, а тогда, в апреле, началось мое первое Белое приключение. Прошло несколько дней с момента начала Костикиного волшебного обладания мечтой, и он только-только успел вкусить прелесть первых радостей автовладельца. Сначала у него отвалилась какая – то «шаровая», потом надо было перебрать карбюратор, словом – работать было некогда, а денег стало нужно значительно больше.

– Есть идея – загадочно сказал он мне однажды, небрежно облокотившись о косяк двери и закурив новую сигарету. Он всегда был особенно красив в этот момент – жгуче загорелый, черноволосый и кареглазый, улыбчивый и всегда неунывающий, он затягивался и, прижмурившись, выпускал дым наискось-вверх, разгоняя ладонями пахучие клубы.

– Знаю я твои идеи, – я моментально вспомнил и пельмени, сваренные в чайнике, и ночную «пустяковую» замену сцепления, и многие другие веселые Костикины идеи.

– Нет, правда, верняк! – Костик выдохнул в коридор и, понизив голос, доверительно прошептал. – Поехали за шкурами.

– За чем? – я сразу насторожился, потому кроме как неожиданными проблемами «верняк» Костика для меня ничем не оборачивался.

– За шкурами! – он исчез, видимо, выбрасывая сигарету, и через мгновение вернулся. Глаза его при этом блестели, и я понял, что уже безакцептно втянут в предстоящую авантюру. – Значит, так, у моего знакомого есть знакомый, в Казахстане, – при этом он значительно посмотрел на меня, и мне пришлось скорчить соответствующую уважительную такому случаю мину. – Так вот, он говорит, что там, у еще одного его знакомого, можно купить шкурки норки и песца и еще всяких там куниц просто по бросовым ценам!

Он выпалил это на одном дыхании и, скрестив руки, упал с выражением ожидания восхищения на лице, на ветхий ободранный стул для наших посетителей.

– Отлично, и что? – Я был полон скепсиса, и мой жизненный опыт был тому веской причиной.

– А то, что мы купим эти шкуры за копейки, а здесь продадим задорого! – Костик был явно расстроен моей неожиданно проявившейся тупостью, и по его мимике я понял, что могу вот-вот потерять золотое предложение, потому что он его непременно тут же сделает Пашке или Артему. И плакала тогда моя желанная ржавая восьмерка или даже девяносто девятая…

– Нет-нет, я за! – Я даже не сразу поверил, что этот полный оптимизма и желания голос принадлежит мне. Тут я посмотрел за окно на Костикину шестерку, и отбросил все свои глупые сомнения прочь.

– А денег много надо? – я все-таки немного разбирался в наших с ним возможностях, а потому стал судорожно припоминать, что я смогу продать (по правде сказать, ничего), и как моя Ленка обойдется без духов «Клима», на которые я откладывал деньги, и даст ли мне моя мама взаймы ненадолго.

– Не много! – он величавым жестом развел руками. – Дело то – верняк! И мы за выходные обернемся.

– Хорошо, а где мы возьмем деньги? – Я выглядел тогда много тупее его ожиданий.

– Леша! – Он встал и наклонился надо мной. – В кассе есть что-нибудь?

– Тыщ десять наверное… – Я пошелестел блокнотом – Вот, есть четырнадцать восемьсот шесть – но нам в среду зарплату платить, а и на нее не хватает….

– Мы вернем эти деньги уже во вторник! – Он высился надо мной, как памятник Колумбу. – Ты даже не заметишь, как все пройдет. Шкуры у нас заберут сразу же, мы даже до дома не успеем доехать.

Тут надо признаться, что в то время я был честный инвестиционный дурак…

Правда, в то время я слышал миллионы историй, о том, как мои сверстники продают неведомую «красную ртуть», какие-то там швеллеры и прочий «металл» за безумные деньги. Причем обязательно – вагонами. Неведомые юные бизнесмены делали огромные деньги, в то время, как я со своими друзьями пытался трудом заработать что– то на производстве наружной рекламы.

И я сказал тогда: «Да».

Я взял деньги из сейфа, Костик заехал за мной рано утром в субботу, и мы помчались навстречу приключениям, свободе и деньгам…

Мы мчались в том ярком и белом морозном апреле, на лысой резине, на старой заднеприводной шестерке. Костик курил в окно, залихватски крутя баранку – два месяца, как сдал на права, а я сидел рядом и бездумно любовался пейзажем. Я окончил физико-математическую школу, и мне было несложно, а даже с каким – то упоительным удовольствием, бесконечно перемножать в уме четырнадцать тысяч на шесть. Все время получалось по тридцать пять тысяч на брата (за вычетом позаимствованного инвестиционного капитала), и эта сумма, переливаясь многочисленными гранями, закрывала мои глаза на возможные в нашем авантюрном предприятии проблемы надежнее любых лошадиных шор.

Солнце било в глаза, снег искрился, из магнитофона (!) несся голос любимого Костиком «Комиссара»… В общем, вы понимаете, что я задремал…

Проснулся я уже потом.

После того, как мы улетели, перевернувшись, в кюветный сугроб.

После того, как Костик закурил очередную Мальбору, озабоченно крутя бровями, оценивая возникшую проблему.

После того, как можно было испугаться.

Правда, тогда все было проще. Какой – то Камаз остановился, к нам прибежали люди, что-то крича (я плохо слышал). Нас выдернули на трассу, Костик сел за руль, двигатель деловито заревел, машина даже двинулась метров на пять вперед, и тут только я неожиданно понял, что «пронесло»!

Костик выбил остатки лобового стекла, пожал руку неведомому камазисту, обернулся ко мне, и в его глазах заплясали чертики.

– Ехать сто километров всего осталось! – он искал во мне поддержки, но не нашел. Я даже не знаю, правильно ли я тогда сделал, но, глядя на меня, Костик погасил свою улыбку, и пошел рыться в багажнике в поисках замены стекла.

В общем, со шкурами тогда не получилось. И, как я узнал чуть позже, слава богу, что не получилось.

Конечно, Ленка обошлась без «Климы», деньги пошли на ремонт Костиковой красавицы, а мои мечты о сверкающей «девяносто девятой» отодвинулись, как оказалось, еще на два года, но мы остались молоды и живы! Сейчас я понимаю, как много стоит такой результат необдуманного приключения. Тогда же это казалось – закономерностью…

Это был мой первый Белый Апрель.

А в следующем пришла Она.

И тоже – в белых джинсах, на которые тут же запрыгнула, довольно урча наша фирменная кошка Васька.

И Она изумленно охнула, не в силах согнать с себя ласковое животное.

А я просто смотрел на свое новое Белое апрельское приключение… 

Pin It on Pinterest

Share This