+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Почему пропали из аптек марганцовка, глюкоза и изделия №2? Почему анальгин запрещен для продажи во всем мире, кроме России?  Сколько стоят хорошие витамины, в каких аптеках нет подделок, и тормозят ли «аптекарские короли» развитие медицины? На эти и другие вопросы отвечает Александр Андреев, генеральный директор ОГУП «Областной аптечный склад».

Александр Андреев  (© 2022 МИССИЯ )

Весна – время приема витаминов. Скажите, Александр Евгеньевич, отечественные и зарубежные витамины различаются ли по качеству? Говорят, что все витамины разливаются из одной бочки…
-Во-первых, каждый производитель «льет из своей бочки». Большинство витаминных комплексов – специализированные. А есть общеукрепляющие, которые надо принимать в осенне-весенний период. Специализированные витаминные комплексы принимают при определенных хронических заболеваниях. Есть витамины, влияющие на центральную нервную систему. В наших аптеках имеется все, что пользуется спросом: и российские, и американские витамины, и швейцарские.

В чем принципиальная разница между импортными витаминами и российскими?
-Большинство витаминов, поставляемых на российский рынок, очень дешевы. Во Франции, США витамины стоят в 10 раз дороже! Дело в том, что сырье для некоторых витаминов достаточно дорого. А качество препарата зависит от качества сырья, стоимость которого на мировых рынках растет. Плюс ко всему просто смешать витамины в одной банке нельзя, нужны особые технологии, потому что многие витамины несовместимы друг с другом как химические вещества. Поэтому требуется разработка спецтехнологий. Так же и каждое добавление аминокислоты требует создания спецтехнологии. Существует миф о дешевом химическом синтезе. Это синтез метамизола очень дешев, поэтому анальгин и стоит копейки. Но анальгин продается только в России! Больше нигде. Во всем остальном мире он запрещен как токсичное вещество.

Сколько же должно стоить эффективное поливитаминное средство?
-Месячный курс на 30 капсул из достойного сырья стоит от 7 до 30 долларов за упаковку.

Но провизоры всегда предлагают более дорогое лекарство…
-Смотря кому. Недавно я зашел в какую-то аптеку, не нашу, и спросил аспирин. Мне выложили ацетилсалициловую кислоту в бумажной облатке за 5-7 рублей. Это выброшенные деньги! Это не работает. Спрашиваю: а у вас есть американский аспирин или байеровский шипучий аспирин? Я знаю, что это совсем другой продукт. Я знаю, по каким технологиям, из какого сырья производится здесь и там. И дело даже не в качестве сырья, а в технологии его приготовления. Кстати, аспирин – не самый технологически простой препарат. Да, синтез его прост, но подготовка субстанций к производству… Мало кто знает, что существует более 100 видов аспирина, и они разнятся по размеру частиц, по комбинации их в одной таблетке. Килограмм аспирина с размером частиц 800 микрон стоит 2 доллара за 1кг, а с размером частиц 20 мкр (что применяется в шипучих таблетках) – стоит 6 тысяч долларов! Вот разница. Химия, биотехнологии – это очень дорого.

А почему из аптек исчезли такие полезные мелочи как пипетки, ляпис– карандаш, изделия № 2..?
-То есть те продукты, которые в Советское время традиционно продавались в аптеках? Причины две. Первая: появилось много современных средств, технологий, а старые просто умерли естественной смертью… Изделий №2, если помните, было всего 3 размера, одного цвета, а уж аромат..! У нас в стране секса не было – благодаря изделиям №2, в том числе (смеется). Современные «изделия №2» – высокотехнологичны, из современных материалов, на любой вкус, цвет… Пипеток в наших аптеках – валом, и разных… А вот ляпис-карандаш, квасцы жженые – их нет…. Есть еще одна причина отсутствия каких-то препаратов в аптеках – наличие запретительных мер продажи этих вещей. Вы попробуйте купить сухую марганцовку! Из небольшого ее количества можно сделать хороший кусок взрывчатки. Нет и порошка глюкозы, поскольку чистая глюкоза – очень взрывоопасное вещество. Поэтому многие безобидные вещи исчезли из продажи.

Александр Андреев  (© 2022 МИССИЯ )

Бабушка-сердечник жалуется: в аптеке нет лекарства, которое ей выписали бесплатно. И не продают без рецепта то, что есть …
-Это возможно лишь в одном случае: с момента заключения контракта до поступления лекарства в аптеку проходит 10 дней. Ей либо надо прийти попозже, либо пойти к врачу и выписать обычный рецепт на тот препарат, который она готова купить. За свои деньги она может купить, что хочет.

То есть бесплатных лекарств ровно столько, сколько льготников?
-Конечно. Появляются еще льготники – они вносятся в реестр, и нужно немного времени, чтобы на них поступили лекарства.

Какие существуют гарантии на то, что в ваших аптеках нет подделок?
-Гарантия очень простая: на весь товар, который приходит в «Областной аптечный склад», в обязательном порядке, вне зависимости от наличия сертификатов производителя, сертификатов качества, сделанных в других регионах, мы проводим свою собственную сертификацию в государственной лаборатории. Каждую серию направляем, и, в зависимости от результата анализа, либо отказываемся и отсылаем препарат назад, либо, если все в порядке, направляем в продажу. Были такие случаи, когда отсылали назад, как ни странно, в основном, препараты российского производства.

И как узнать – какие это препараты?
-Очень легко. В Интернете есть база данных Росздравнадзора, она открыта для всех, заходите на сайт, там ежедневно публикуются списки забракованных серий, производителей, название препарата.

То есть, если где-то в нерадивой аптеке появился брак, это можно отследить при желании..?
-Конечно. Но у нас нерадивых аптек нет. В других – не знаю, как система работает, там может и не быть внутреннего контроля. Потому что это достаточно дорого – внутренний контроль. Все стоит денег.

Вопрос наценки?
-Вопрос наценки. Наши наценки – в рамках законодательства. Другие сети, которые не делают эти анализы, могут иметь цены на 2-3 процента ниже, чем в наших аптеках. Да, у нас дороже. Но мы гарантируем качество! Качество стоит денег. И к этому надо привыкнуть.

Чем еще отличаются ваши аптеки от всех прочих?
-Набор лекарств у нас действительно больше, чем в других сетях: примерно 120 тысяч единиц хранения, и наименований – 20-25 тысяч. Поскольку мы обеспечиваем лекарствами здравоохранение области, участвуем в программах здоровья, у нас и ассортимент больше. Некоторых препаратов может и не быть на полке, они хранятся в спецусловиях. Но будут доставлены в течение суток-двух. Такая услуга у нас есть.

Плюс внутренняя сертификация, чтобы исключить попадание подделки, брака. Плюс сервис. К нам приходят и за консультацией! Наши аптекари, провизоры постоянно проходят обучение по продукции, знают аналоги. Есть приказ: работа с населением по консультированию, поскольку препаратов очень много, и покупателю сложно сделать выбор … Но вот парадокс: человек думает: чем дешевле препарат, тем лучше! Для кошелька, но не для здоровья! И анальгин большинстве случаев не поможет. А комбинированный препарат – всегда дорогой, поскольку действует сразу на несколько пусковых механизмов.

Александр Андреев  (© 2022 МИССИЯ )

А еще говорят, лекарства не лечат, а лишь снимают болевые симптомы.
-Это однобокий взгляд. Все лекарства можно разделить на два типа: препараты, которые снимают симптомы, и это называется симптоматическое лечение, и патогенетические препараты, которые влияют на патогенез заболевания, то есть непосредственно воздействуют на саму болезнь. Чтобы избавиться от страдания, человеку необходимо быстро снять симптомы – на это нацелены симптоматические препараты. Чтобы снять головную боль вы принимаете пенталгин или баралгин. Рези в кишечнике – ношпу или что-то еще, чтобы снять спазм. Но ведь этот спазм может быть вызван желчекаменной болезнью. Вы же ношпой не вылечите желчекаменную болезнь! Нужны другие препараты, а, может, и хирургическое вмешательство.

Человек снимает симптомы, и не идет к врачу лечиться, обследоваться…
-Любая палка о двух концах. От боли можно и загнуться. И инсульт получить, и инфаркт. А для лечения таких заболеваний, как ишемическая болезнь сердца, гипертония есть другие препараты, которые вмешиваются в пусковую цепочку самого приступа или заболевания. Механизм заболевания – это длинная цепочка, и разные препараты воздействуют на разные звенья этой цепи.

А нанотехнологии в современной фармацевтике применяются?
-Это и противоопухолевые препараты, и кардиопрепараты. 

Собственно, цели нанотехнологических препаратов две: снизить токсичность и обеспечить тропность, т.е. наиболее целевую доставку к больному органу. Но и от размера частиц химического сырья зависит фармакокинетика. Тот же кардиоаспирин – это не просто ацетилсалициловая кислота, это еще размер частиц. Некоторые делят таблетку аспирина на 4 части и думают, что употребляют кардиоаспирин. Это глупость.

Говорят, население нашей области насквозь больное…
-Не больше и не меньше, чем в других областях – ни по проценту заболеваемости диабетом, сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями. И, более того – количество этих больных в той же степени увеличивается во всех странах мира.

Говорят также, аптекарские короли тормозят развитие медицины…
-Глупость несусветная! Если б медицина не развивалась, мы бы так и сидели на уровне карандаша ляписа, нитроглицерина и стрептоцида. Развитие медицины стимулирует развитие фармакологии, медицина и фармакология неразрывны. Чем дальше шагает медицина, тем более сложные и эффективные препараты возможно разработать. И в большей степени фармакология зависит от медицины. Так что короли фармабизнеса кровно заинтересованы в развитии медицины! И крупные фармацевтические компании вкладывают в разработку новейших препаратов ежегодно от полутора до 5-6 миллиардов долларов. И все это заложено в цене. Потому что если это не делать, развитие медицины встанет. Закон сохранения массы и энергии: ничто не берется ниоткуда и не исчезает бесследно. 

Pin It on Pinterest

Share This