Так часто мы вспоминаем своих учителей и говорим им мысленно «спасибо»… Необязательно школьных, учителей в широком смысле слова. Этим людям мы обязаны не меньше, чем родителям. Последние подарили жизнь, первые – подсказки, как прожить её хорошо. Учителя питают наши души, предостерегают от ложных шагов и напрасных усилий, заставляют находить истину. Как и в школе, нам приходится заучивать правила и доказывать теоремы. Но примеры всегда полезнее правил. В особенности, личные. Некоторые настолько впечатляют, что мы невольно снимаем шляпу и преклоняем колено, даже если идолопоклонничество вовсе нам не свойственно.

Александр Данилов  (© 2022 МИССИЯ )

Александр Данилов: Марк Болдов – это вспышка

У генерального директора ООО «Фасад» (завод алюминиевых конструкций) Александра Данилова никогда не было кумиров. С детства так повелось. Но однажды на его жизненном пути появился человек, которого впоследствии он назвал Учителем.

– В жизни каждого человека есть люди, которые повлияли на его судьбу. В моей жизни таких людей немного. Руководитель группы предприятий «Фасад» Марк Болдов в их числе. Мы познакомились в 1996 году. Я работал тогда менеджером по продаже в торговом доме «12 стульев». Марк стал одним из моих первых клиентов, офисы которых я обставлял итальянской мебелью. В то время для меня определяющим критерием было то, как люди расстаются с деньгами. Помню, он листал каталоги, и складывалось ощущение, что сумма его совершенно не волнует. Покупка была сделана достаточно быстро. Кстати, эта мебель до сих пор стоит в его офисе. Когда-то я привнёс какую-то материальную частицу в эту компанию, а через много лет судьба привела сюда меня.

С момента знакомства мы не так часто, но виделись. Были взаимные попытки сближения, но всё как-то не складывалось. Когда он приглашал меня на работу, я отказывался. Когда я хотел с ним работать, что-то не получалось. Наконец, в 2005 году звезды всё-таки сошлись. После не совсем удачного собственного бизнеса я пришёл к Марку и сказал: «Всё. Точка отсчёта. Готов работать в «Фасаде». Пришёл уставший, апатичный, изрядно побитый жизнью. Между тем он с первых слов внушил мне уверенность: «Саша, спокойно. Ты на работе». И мне сразу стало легче.

Этот человек занялся мной с самого начала. У него есть уникальная способность – людей под себя «затачивать», приводить к образу и подобию. Спустя годы, могу сделать вывод: мы практически одинаково мыслим. Когда обсуждаем какую-либо тему, нам не нужно долго друг другу что-то доказывать. Находимся на одной волне. Он навёл порядок в моей голове, научил меня раскладывать вещи, мысли и поступки по полкам. Прежде, чем принимать решения (а они могут быть разной степени ответственности), я всегда всё структурирую, пишу себе некую матрицу.

У нас много общего, но есть и коренное отличие. Марк Болдов – это вспышка, это человек-идея. Он может решительно подойти к доске, накидать какой-то план движения вперед, зарядить людей и… остыть уже на следующий день. Одна из моих задач и способностей – подхватить эту идею и превратить её в конечный результат. Мало или много на это времени потратится, но идея должна быть реализована. Я вообще настроен на результат. Марк научил меня этому. На работу люди ходят не для того, чтоб знать миссию своей компании, руководить коллективом, прописывать тактику, разрабатывать или реализовывать стратегическую линию. Я хожу на предприятие зарабатывать деньги. Я получаю от работы удовольствие, конечно, но для меня результат – это деньги на краю стола. По-другому не бывает и не будет никогда. Можно говорить много о чём угодно, но если нет финансового результата в нашем бизнесе (да и в любом другом), он не имеет смысла. Такова одна из аксиом, которую я, благодаря Болдову, усвоил на пять. Марк – игрок в бизнесе. Я уважаю Болдова не только как генератора идей и аккумулятора финансов. Я также уважаю его как человека, который ради дела многое может поставить на карту.

У меня никогда не было кумиров. Ни в детстве, ни потом. Я не слишком подвержен идеализации людей. Но скажу честно, и это невысокие слова: Болдов для меня бог. Я вообще человек крайностей. Нет людей, к которым бы я относился средненько. Либо полноценно с человеком общаюсь, либо не общаюсь вовсе. Если мне человек не нравится, могу прямо об этом в глаза сказать. Не всегда это помогает в жизни, откровенно говоря, но мне так проще вести дела с самим собой. Болдов для меня непререкаемый авторитет. Хотя нельзя сказать, что мы не спорим. Иногда я психую, срываюсь. Есть у него уникальная способность человека успокоить, меня в частности. Просто он наливает кофе, я выкуриваю сигарету за компанию, хотя не курю на самом деле. Марк умеет привести меня к точке отсчёта.

Иногда мне его не хватает. Сейчас я в большой степени самостоятельный руководитель, сам принимаю решения любого характера. Но мне необходимо общение с Марком, мне нужен источник энергии. Случается, что мы не видимся месяц-полтора. Но когда он возвращается из поездок, делится впечатлениями, рассказывает много интересного обо всём: от курса валют до состояния мировой экономики. Для меня очень дороги эти минуты общения.

Мы не друзья. И никогда, я думаю, ими не будем. И семьями дружить будем вряд ли. Если честно, я к этому не стремлюсь. Не стремлюсь встать в одну линейку. Не потому, что этого не хочу. Дело не в уровнях финансов и не в разделении ответственности, просто мне такая позиция нравится больше. Я не люблю панибратства в бизнесе. Оно ставит под сомнение выполнение моего обязательства «деньги на краю стола». Я не даю самому себе шанс сказать: «Да ладно, Марк, мы же друзья». Я буду больше горд уважительным, доверительным к себе отношением этого человека, чем дружбой с ним.

Марк Юрьевич – человек богатый не только деньгами, он богат чувствами, друзьями, эмоциями, впечатлениями… Я хочу пожелать Учителю здоровья. Дело в том, что в «Фасаде» существует профессиональная болезнь: у всех проблемы с позвоночником. Мы периодически не можем ходить и руководим конторой с дивана. Нервы воспаляются. Просто так не даётся ничего…

Мне кажется, у него сейчас новый этап жизни. Построил дом, купил себе мотоцикл. Я лично, честно говоря, это расцениваю как кризис среднего возраста. Люди покупают либо мотоцикл, либо красную спортивную двухместную машину. Думаю, это удел великих мужчин, мужчин, которые в жизни многого добиваются. Надеюсь, это моя перспектива (смеётся). Когда дорасту, тоже куплю себе мотоцикл. На самом деле Марка увлекают эмоции. Я его спрашивал: «Нравится?». Говорит, очень нравится! Хотя до этого он никогда на мотоцикле не катался. Не его вид транспорта. Всегда предпочитал большие седаны. Любит скорость, и этим мне тоже близок. Я сам вожу машину очень быстро. Но даже мне бывает не по себе, когда едем вместе и за рулём Болдов. Я его понимаю. Человеку не хватает адреналина.

Знаете, не так давно мы вместе возвращались из командировки. Из аэропорта Кольцово нас вёз водитель. В пять утра въехали в черту города, машин не было на улицах. Марк пересел за руль. Было видно, как по автомобилю соскучился за неделю. Он мчался на предельной скорости… А я знал: Болдов выплёскивает эмоции, Учитель входит в свой обычный жизненный цикл. 

Вадим Евдокимов, Михаил Юревич  (© 2022 МИССИЯ )

Вадим Евдокимов: Юревич видит ситуацию в развитии

Много лет назад заместитель главы Челябинска по социальным вопросам Вадим Евдокимов работал радиоведущим на популярной тогда радиостанции «Интерволна», у которой было собственное телевидение. Родилась идея создать серию программ «Человек без галстука», посвящённых известным бизнесменам. Героем пилотного выпуска стал Семён Мительман. Он и посоветовал Вадиму: «Позвони руководителю Первого хлебокомбината Михаилу Юревичу. Интересный, успешный человек». Евдокимов набрал номер телефона и услышал голос низкой тональности, очень официальный. Не было сомнений, что собеседник – мужчина в возрасте. Но когда состоялась встреча, крайне удивился. Человеком Юревич оказался очень молодым. Это был конец 97-го года. Это было начало интересного и плодотворного сотрудничества, которое продолжается по сей день.

– Я увидел человека нового поколения, не похожего ни на кого из известных людей того времени. Не из комсомольской или партийной системы, а из сферы бизнеса, – вспоминает Вадим Михайлович. – Серьёзный, деловой, конкретный и самое главное – увлечённый своей работой. Ему были интересны все тонкости производства на «Макфе», Первом хлебокомбинате. Охотно обсуждал не только стратегию управления, но и технические детали. И сейчас глава Челябинска Михаил Юревич вникает во все, что связано с городом. Ко всему серьезный подход. Результаты очевидны. Гости Челябинска замечают: «А город у вас стал чистый и благоустроенный». Любое дело, за которое берётся, Юревич всегда доводит до конца.

Разница в возрасте у нас с Михаилом Валериевичем небольшая, но, несмотря на это, я считаю его своим Учителем. Многое у него перенял: умение ставить задачи и контролировать их выполнение, требовательность к себе и к подчиненным. У него жесткий управленческий стиль: Юревич очень требователен, но справедлив. Благодаря этим качествам команда работает в полную силу. Когда перед глазами такой пример, сам становишься собранней и воспитываешь в себе качества, которые подмечаешь у руководителя.

Любую ситуацию глава города видит в развитии, чётко понимает, куда идёт и зачем. Это во многом облегчает работу команды, ведь он ещё и за нас берёт на себя ответственность. Но это не значит, что работать с таким руководителем просто. Ведь нужно всегда соответствовать его уровню. Кроме того, задачи он ставит непростые. Чтобы их решать, самому нужно постоянно развиваться, учиться, поднимать планку.

Это очень принципиальный человек. Если он в чём-то убеждён, со своего курса не свернёт. Помню, когда Михаил Валериевич был депутатом Госдумы, остро обсуждался закон о земле. Коммунисты и ветераны были против частной собственности на землю, активно выступали по этому поводу. Многие другие депутаты пытались лавировать между настроениями электората и той ситуацией, которая сложилась на тот момент в Думе. Пытались уклониться от встреч с избирателями. Я пришёл к Юревичу, будучи помощником, и говорю: «Ветераны высказывают недовольство. Может быть, встретитесь с ними, поговорите? Он ответил: «Встречусь, но я точно могу сказать: моя позиция не изменится. Считаю, что частная собственность должна быть на землю». Я удивился: насколько принципиальным может быть человек. Он и сейчас считает, что это прогрессивный путь, благодаря которому можно будет развивать сельское хозяйство и в целом страну. Не отступает от своих убеждений.

Вспоминается ещё один случай… Накануне выборов мы встречались с коллективами и побывали в художественном училище. Спустя некоторое время, уже когда Юревич стал главой города, мы вновь приехали туда, на юбилей, встречались с педагогами. И вот одна женщина взяла слово: «Михаил Валериевич, мы благодарны, что вы про нас не забываете, постоянно к нам приезжаете. И ещё спасибо, что вы на все вопросы, просьбы наши реагируете. Только на один вопрос вы нам не ответили…». – «Это на какой?» – поинтересовался Юревич. – «А вот назовите, пожалуйста, импрессионистов второй половины XIX века?..» Такая вот шутка.

Принято считать, что Юревич прежде всего хозяйственник, занимается в основном инфрастуктурой, строительством, благоустройством. Но иногда меня поражает, насколько ему интересен мир во всех проявлениях! Это человек, развивающийся во всех направлениях.

Есть люди, что называется, душой нараспашку, он не такой, он не раскрывается. Должность, публичность обязывают ко многому. Как чиновник Юревич застёгнут на все пуговицы.

Сила сегодняшней команды Юревича – в профессионализме и слаженности работы. Мы трудимся вместе не один год. Всем знакомо чувство локтя. Много лет назад, когда мы только познакомились, я задал ему вопрос: «Что вам не нравится в людях?». Он ответил: «Ненавижу предательство. Единственная черта, с которой не могу смириться».

Есть у Михаила Валериевича еще одна удивительная особенность. Он может не сразу среагировать на какую-то информацию. Кажется, будто не услышал, не заинтересовался. Между тем он всё держит в памяти, особенно детали. Мне это стало понятно уже в первые годы совместной работы.

Интересно оглядываться на пройденный путь… Знаете, я ведь никогда особо не афишировал, что с 1998 года работаю в общественной приемной Юревича, с 2000 – официально стал помощником депутата. Больше известен был как радиоведущий, журналист. Поэтому многие недоумевали: почему это Евдокимова назначили замом по социальным вопросам?.. Сегодня нас с Михаилом Валериевичем по-прежнему связывают хорошие рабочие отношения. А если так сложилось, наверное, судьба неспроста подарила мне этот шанс. 

Ирина Губаренко  (© 2022 МИССИЯ )

Ирина Губаренко: Когда говорят «я сама», я не верю

В её кабинете всегда висит портрет Семёна Мительмана. Такие знакомые черты, проницательный взгляд, загадочная полуулыбка… Некоторых гостей, правда, портрет смущает. Некоторые шутят, что он не только смотрит, но еще и слушает.

– Семён Аркадьевич научил меня добиваться цели – раз, не останавливаться на достигнутом – два и терпимее относиться к людям – три. Он так считает. Между тем, он всё это делает по-мужски, а мне, учась, приходится все его умения трансформировать, подстраивать под женский характер. Иначе я была бы просто маленькой копией большого Мительмана. При лучшем раскладе. При худшем – вообще смешной пародией. Ни одна женщина-ученица не может быть копией мужчины-учителя. Я и не хочу этого.

Семён Аркадьевич поступает по-мужски: ставит цель и идёт к ней, определяя рамки, границы, сроки. Он день свой планирует с 9.00 до 20.00 и четко в этот промежуток времени укладывается. Я иду к цели иначе. В течение дня легко меняю планы в зависимости от настроения. Но к вечеру всё равно понимаю: основные дела сделала.

В любых ситуациях я всегда на его стороне, а Семён Аркадьевич всегда на моей. И этому тоже он меня научил. Если человек для тебя важен и ценен, без сомнений и разговоров надо принимать его сторону. Потому что жизнь слишком коротка.

Помню момент, когда он впервые меня поразил. В ноябре 97-го года выпал снег. Мы ехали по проспекту Победы, Мительман разговаривал с кем-то по телефону. И вдруг на светофоре Семён Аркадьевич стремительно вышел из автомобиля, подбежал к снего-уборочной машине, пообщался с человеком в кабине, дал ему денег, и мы поехали дальше. «Что вы сейчас сделали?» – спросила я. – «Договорился, чтобы во дворе 22-й школы почистили снег». Я впервые увидела человека, который так умеет управлять пространством.

В момент, когда нужна его помощь, он оказывает её мгновенно, а потом уже начинает воспитывать. И это дорогого стоит. «Почему, когда я веду совещания, ты задаёшь мне по телефону дурацкие вопросы? Почему неуважительно относишься к моему времени? Почему звонишь по пять раз в день?» – часто ругает меня он. Но когда я не тревожу его ни разу за день, он звонит сам и спрашивает: «Ты случайно не заболела?..»

А ещё ругает за то, что мне не все люди нравятся из тех, что нравятся ему. Ругает за небережное отношение к деньгам. Я как-то спросила: «Если все эти моменты я в себе исправлю, будет лучше?». Он подумал и сказал: «Не надо. Если ты все три пункта исправишь, ты будешь мной». Чувство юмора у него удивительное. Любую ситуацию выворачивает так, что становится смешно. Он не только потрясающий рассказчик, но и потрясающий слушатель. Мительман относится к тем редким людям, которым что-либо рассказывать – удовольствие. Правда, когда мы общаемся, он, как правило, подписывает бумаги. Отвлекается от работы только на особо интересных моментах, когда я меняю интонацию. Можно говорить своё мнение, можно спорить, можно аргументировать – он будет слушать. И этому я тоже, безусловно, учусь. Он не закрыт от мира, он никогда не говорит :«У меня есть своё мнение, остальные не интересны». При этом существует чёткое разделение полов. У него в этом смысле нет путаницы. Это не значит, что женщинам он делает поблажки в работе (никогда такого не было в случае со мной). Но женщине он может эмоциональность простить, а мужчине сделает замечание.

Мое доверие к Семёну Аркадьевичу огромное, думаю, что и у него ко мне – немаленькое. Если он не одобряет какую-то мою идею, ему не нужно объяснять, почему. Время, которое тратится на объяснения, можно свести до минимума. Помните Мюнхгаузена? «Они подложили тебе сырой порох…» – одна фраза, но самая главная. Разве придёт в голову выяснять, кто, когда и в какое время этот порох подложил? Я всегда чувствую, какие от человека исходят лучи, с добром он пришёл или с завистью. Семён Аркадьевич в женскую интуицию верит очень сильно, обладая при этом собственной.

В 2002 году, когда он предложил мне делать журнал, я испугалась. Два месяца постоянно возвращался к этой теме, требовал ответа. …Знаете, цели я умею добиваться, но по-своему. Начинаю фантазировать, рисовать картинки – и мечта сбывается. А вот способность не останавливаться на достигнутом у меня весьма сомнительна. Семён Аркадьевич каждый раз меня подталкивает. Сама бы я остановилась и новую мечту себе не придумывала. В какой-то период мне становится спокойно, и тогда Семён Аркадьевич выводит меня из «зоны комфорта». То придумает, чтобы я писала книгу, то посоветует снимать фильмы, то еще что-нибудь. Сейчас у него новая идея – он хочет, чтобы я делала авторскую программу на телевидении. Но я, как всегда, сомневаюсь.

У меня есть глубокое убеждение: ни одна женщина в бизнесе без мужской поддержки не в состоянии ничего сделать. Когда говорят «я сама» – я не верю! Значит, где-то глубоко спрятан мужчина, либо из-за которого, либо для которого, либо с чьей помощью ты это делала.

Он не хвалит меня почти никогда. «Ой, какая ты умница!» – я таких слов не слышала. Но Мительман мне ставит оценки. На моих текстах, которые всегда даю ему читать до публикации, пишет «отлично». Если бы ему хоть одно слово не понравилось, я бы, конечно, текст поправила. Это мнение для меня очень важно.

Чему бы я ещё хотела у него научиться? Регламентировать общение с людьми. Очень бы хотела. Это ведь такие огромные душевные траты. Хотя Семён Аркадьевич и говорит, что в жизни есть люди-константы и люди-переменные величины, но он удивительным образом умеет находить общий язык с каждым.

Я им восхищаюсь и очень его уважаю. Он никогда не жалуется. А ведь проблемы есть, как у любого человека. Может плохо себя чувствовать, бывает плохое настроение. Иногда я не чувствую его настроения и попадаю под «горячую руку». Что я делаю в таких ситуациях? Переживаю, конечно, обижаюсь, потом прошу прощения. У Семёна Аркадьевича есть редкая черта – он умеет прощать. Правда, всё, кроме лжи и предательства.

Семён Аркадьевич любит повторять, что шанс дается в жизни каждому, только не каждый умеет им воспользоваться. Мне кажется, что в бизнесе очень многое происходит за гранью реальности и не зависит от точных расчетов. Думаю, что без поддержки Семёна Аркадьевича я бы утонула в своей эмоциональности или уплыла бы совсем в другую сторону.