+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Уважаемые читатели! 

Представляем вашему вниманию новую рубрику – Овальный стол. Это абсолютно реальная история, произошедшая с реальными людьми. Мы собрали за овальным столом известного в городе ресторана  известных людей Челябинска, чтобы поговорить с ними на известную тему. Тема оказалась и актуальной, и больной. А потому, уважая интересы наших собеседников, мы засекретили все обстоятельства, имена и даты. И так мы намерены поступать и впредь.

P.S. Благодарим уважаемых участников Овального стола за готовность поделиться своим жизненным опытом. Надеемся,  он поможет и вам.    

Время действия – август 2006 года

Реальные лица:
Рональд, фабрикант, 61 год, в браке живет 32 года
Дэвид, профессор, 53 года, во втором браке 13 лет
Кларисса, известная актриса, ей 55, во втором браке 20 лет 
Макс, молодой преуспевающий бизнесмен, 34 года, во втором браке 4 года 
Элеонора, продюсер шумных телепроектов, 36 лет, дочь Дэвида, разведена
Луиза, бизнесвумен, 37 лет, разведена
Келли, красавица, 34 года, в браке 18 лет
Бриджит, писательница, без возраста

Сцена 1 

Третий день пути. Путешественники еще не надоели друг другу и стремятся поближе познакомиться.
За овальным столом  уютной малой кают-компании за кофе с сигаретами собралась разношерстная компания. Застольный разговор ни о чем вдруг свернул в неожиданную сторону…  

Бриджит – А как вы думаете, господа, жена и в правду одна?

Келли – Мне кажется, если муж заведет кого-то на стороне, я нормально к этому отнесусь.

Дэвид – Что значит «нормально отнесусь»? Будете терпеть?

Келли – Мне кажется, физиология мужчин такова, что в 99 процентах… во всех семьях это случается. 

Дэвид – Я категорически не согласен! Просто категорически! Физиология – это все чушь! Если жена – та самая вторая половинка, то не надо ничего на стороне.

Элеонора – Вы забыли сказать, что у вас второй брак.

Дэвид – Вот именно.

(Все тихонько засмеялись)  

Дэвид – Вот именно! Сейчас у меня именно такое состояние… Может, оно исчезнет, черт его знает. Но если 99 процентов мужчин гуляют, значит, дома что-то не так. Когда дома все хорошо, никаких желаний гулять просто нет. 

Кларисса – Говорят, первая жена богом дана. А я считаю, что мне богом дан второй муж. С первым я как-то жила, но это был не мой человек. А с Бобом мы уже 20 лет женаты. И с первым прожила немало. Но мне всегда старший сын говорил: «мам, ну зачем ты с ним живешь?»

Рональд – Мне, господа, не повезло – у меня единственный брак.

Дэвид – Ты радуйся, что с первого раза попал.

Рональд – Как, радуйся? Хотелось же попробовать, что такое второй. (Все хохочут) А пока не получается. 

Дэвид – Не получается или не хочется?

Рональд – Не получается. Хочется все время.

Макс – Большое у вас чувство юмора, Рональд.

Кларисса – Еще бы, с одной женой – столько лет! 

Рональд – Да, 32 года с одной женой – это ужас! (все смеются) И детей – три мужика. Старший сын сейчас в четвертом браке – решил меня компенсировать. И, кстати, у нас со всеми женами замечательные отношения… Когда сын разводился, привел один аргумент, против которого я ничего не мог возразить: пап, спросил, а мама тебя когда-нибудь называла дураком? Я не понимаю, как можно жить с женщиной, которая к тебе так относится! В браке в первую очередь должно быть уважение. Какие бы ни были отношения на стороне. 

(Все засмеялись)

Бриджит – А есть сторона, Рональд?

Рональд – Ну, как сторона? Нету… практически.  Отношения в семье – это святое.  Не дай бог, жена что-то узнает. Я согласен с тем, что жена одна на всю жизнь.

Макс – А я не согласен, что женщина – строительница семейного очага. Она – хранительница, а строитель все-таки мужчина. И чем муж умнее, тем прочнее брак. У меня второй брак. Расходились мы очень тяжело, из-за дочки. Инициатива была моя. Встретил другую женщину, поначалу мы не хотели оформлять отношения. Сейчас ждем второго ребенка, а для меня это будет третий. А что касается физиологии мужчины… Я долго был в каком-то поиске, и… разные обстоятельства были. Я люблю флирт. Но это… просто…

Хором – Игра!

Макс – Да. Но что касается секса на стороне – не хочется. Не хочется! Такие отношения, что просто не тянет. Да флирт, романтика, но вещи, которые мне необходимы, я стараюсь реализовать в семье. Допустим, нужно показать, что жена – главная в семье, продемонстрировал, реализовал какие то базовые потребности – и все нормально.

Дэвид – А у меня родители прожили всю жизнь вместе, и это для меня, конечно, идеал. Хотя они и ссорились, но какие у них отношения были! Может быть, поэтому и искал подобного, такой связи, что она не могла без него час прожить. 

Луиза – А у меня четвертая попытка: первый брак – гражданский, около семи лет, второй – официальный брак в другой стране, самый короткий и единственный официальный. Потом – 11 лет с женатым мужчиной… Жена одна, получается. Если мужчина живет в браке больше 10 лет, вероятность того, что он уйдет, ничтожна, даже если не ладится, не клеится. Сейчас я рассталась с ним. Он вернулся к жене, и это моя инициатива, не его. Его все устраивало, у нас двое маленьких детей – 2 и 4 годика. Но я на этот шаг пошла, потому что делить любимого мужчину не хочу.

Дэвид – А вы любите его?

Луиза – Любая болезнь, даже под названием любовь, проходит. Может, где-то и остается, потому что год прошел, а мне больно. Но я стараюсь не думать об этом. Пусть идет, как идет. И потом у меня есть прекрасный друг, к сожалению, женатый.

Дэвид – Может быть, надо было настоять на том, чтобы ваш второй муж остался с вами? 

Луиза – Я предложила, а он остался там.

Сцена 2 

За овальным столом кофе выпито, официанты принесли фрукты и коктейли, зал наполнился людьми,
которые с любопытством поглядывают на компанию. Они не замечают никого. 

Элеонора – Келли, а ты мужа ревновала?

Келли – Были периоды ревности, но сейчас я вижу его таким, каким всегда хотела видеть. 

Дэвид – Остепенился. А он вас ревнует?

Келли – Безумно.

Дэвид – А повод даете?

Кларисса – А что, им нужен повод? (Все смеются) Посмотришь – и уже повод. Мой  первый муж таким был. Однажды все мои вещи разорвал и сжег. Если он приходил домой, а меня нет, шел к соседке, залезал под кровати: «я слышал голос, я знаю, что она здесь». Если мне приносили конфеты, он выбрасывал их через балкон. Ревность – это страшно. 

Бриджит – А вас, Рональд, жена ревновала?

Рональд – Почему в прошедшем времени? 

(Все смеются)

Каждый день ревнует. Собираюсь на охоту, она – ну ты едешь? – еду, говорю, как обычно: друзья, девочек берем. Она – да пожалста. А на самом деле… Мне нагадали как-то «девушку стройную в короткой юбке», жена услышала. Неделя прошла, и как-то вечером: «ты уже три дня ложишься порознь со мной, что это такое? кто там у тебя все-таки в короткой юбке?» Запало все же. Так что ревность – явление нормальное. Но я человек мудрый: целуюсь со всеми женщинами, поэтому вычислить из всех… ту…

(за столом хохот)

Элеонора – Хотите скажу, кто она? – Та, с которой вы не целуетесь.

Рональд – Так точно. (хохот).

Бриджит – А вы, Дэвид, ревнуете вторую жену?

Дэвид – Да, вроде, поводов… какие-то мысли бывают… она моложе все же…

Макс – А  моя жена переключилась на воспитание ребенка.

Дэвид – Так тебе надо и продолжать, чтоб занята была и дальше.

Макс – Так я и продолжаю – скоро второй ребенок будет. Когда ждали первого, она в один момент бросила курить, хотя всю жизнь курила, и отказалась от кошек, которых безумно любила. Я смотрел, как она заботится об этих созданиях, и для меня это был один из определяющих факторов: я знал, что она будет так же заботиться о наших детях. Сейчас она увлеклась здоровым питанием. Сначала я прислушивался из уважения к ней, а теперь и сам…

Клариса – Надо рожать и рожать…

Дэвид – Кларисса, я жалею, что много 

(все смеются).

Кларисса – Сколько?

Дэвид – Пятеро!

Макс – А я поначалу второго ребенка не хотел. У меня-то уже двое, тем более, первый ребенок от первого брака. Дочке старшей 14, ее мать не хотела, чтоб мы общались. Но теперь дочка приходит к нам… И я понял, что хочу, чтоб больше детей было. Вплоть до того, что кадровый голод, и не знаешь, на кого оставить свою империю. 

(Все хохочут) 

Сцена 3 

Полупустой зал. Кроме компании овального стола, только нелепая парочка и игроки в покер.
 Музыканты вяло играют что-то лирическое.

Бриджит – Я все время думаю: а надо ли сохранять брак любой ценой – ради детей?

Дэвид – Я пытался в течение нескольких лет – очень тяжело. И детям – в первую очередь.

Макс – Я выбирал между «жить для детей» и «жить для себя», и когда понял, что дети в любом случае останутся со мной, решил, что буду жить для себя.

Рональд – Нельзя сохранять брак ради детей! Они же мудрые, они же все равно видят, чувствуют, что за отношения. И если между родителями, мягко говоря, неприязнь – что пользы от этого для ребенка?

Луиза – Когда мужчина говорит «я сохраняю брак для детей», я в это не верю! Если мужчина любит своего ребенка, он его никогда не оставит. Нет такой силы, которая его с ребенком разлучит! А если он говорит, что жена не дает встречаться, участвовать в жизни ребенка, значит, его такая ситуация устраивает. Значит, он просто не хочет ответственность нести. А сохранять брак во имя детей… Ребенок будет строить свою жизнь, глядя на своих родителей. Мы все равно запрограммированы на поиск такого же опыта, партнера, такой же счастливой (или не счастливой) семьи.

Бриджит – Элеонора, когда твои родители разошлись, ты долго переживала?

Элеонора – Лет 8, при том, что у нас с папой очень близкие отношения, гораздо ближе, чем с мамой. Я сильно ревновала к папиной Анне. То есть если бы папа ушел и пришел жить ко мне, это меня устроило бы больше. И спасибо Анне за то, что она построила со мной отношения. Анна – всего на 5 лет старше меня, но оказалась много мудрее. Какие истерики я устраивала! 5 лет назад папа даже выгнал меня из дому – первый раз за всю жизнь!  

Рональд – Не то что папа ушел к Анне, не из-за того, что он ушел от мамы, а из-за того, что папа – твой, ты не хотела его делить ни с кем. 

Элеонора – Да, он же меньше стал меня слушать.

(Все засмеялись)

Рональд – Эгоистка.

Дэвид – 100-процентная эгоистка. 

Элеонора – Да, но у нас всегда был культ папы в доме. Папа с работы – все выстраиваются. Папа это, папа знает, у папы спроси – так было всегда. И даже когда я вышла замуж, он всегда оставался главным. Я не спрашивала мужа: а как делать? Говорила: сейчас папу спросим. И мой бывший муж относится точно так же к папе: папа сказал, что по субботам мы ходим к нему на ужин, хочешь ты этого – не хочешь…

Дэвид – А что, не хочешь?

Элеонора – Конечно, хочешь! (все смеются). Мы разошлись с мужем, но он так же продолжает ходить к папе на ужин. Такой культ папы, и папе в этом было хорошо всегда.

Вот если бы он меня отпустил. Но тебе, наверно, было комфортно, что я уже замужем, и у меня ребенок, но ты главный. Дочку родила: дайте телефон, я папе позвоню. 

Рональд – Не мужу позвонила?

Элеонора – Папе…

Сцена 4

Зал опустел, парочки и картежники удалились, музыканты сложили инструменты и тихо ушли,
верхний свет убран, официанты зажгли свечи.  

Бриджит – А кто-нибудь помнит момент, когда стало ясно: это точка, браку – конец?

Дэвид – Не один такой момент, не одна попытка. Я не помню, чтоб у нас все ровно было – волнами, и дети так рождались – волнами. Элька родилась, мне 20 лет было, сын – в 25, потом еще две дочки. А последняя точка… грустно рассказывать… Это связано с матерью, она болела очень тяжело… а жена сказала: не пойду к ней. И когда я мать хоронил, решил: все, больше к ней не вернусь.

Кларисса – Может,  я и терпела бы дальше, пока в очередной раз муж не… закрыл меня на балконе. Это был ноябрь месяц, я в халате. Боялась постучать, мне было стыдно соседей. Когда он проснулся, меня сразу в больницу увезли. Обидно – ни за что! 

Рональд – Даже если б было за что. Этого просто делать нельзя. 

Бриджит – А вы, Рональд, помните момент, когда вы поняли – «от этой женщины я никогда не уйду!»

Рональд – Я каждый день об этом думаю: хочу уйти, а не ухожу. 

(все смеются) 

Бывают ссоры, скандалы, бывает, даю повод или не даю. Но потом думаю: как я уйду? Ведь в принципе все хорошо в доме. Ну, ссоры, но ведь без битья посуды… кажется. 

(все хохочут)

Я стукну по столу, а потом иду к ней: «Ну, дорогая, ты не права, но я виноват»

Луиза –  Вот когда мужчина говорит, что он виноват, брак никогда не распадется!

Рональд – Если женщина не права, то мужчина обязан перед ней извиниться! – Я придерживаюсь такого принципа. Моя никогда не извиняется! Хотя не права бывает.

Макс – Мужчина должен быть умнее в браке, женщина все же эмоциональное создание, она не может внутренне не конфликтовать, быть всегда довольной.

Рональд – Конечно, если зациклиться на ситуации, она может перерасти в дикий конфликт, из которого потом очень трудно выбраться. Гораздо проще сказать «дорогая» и поцеловать.

Луиза – А мой мужчина за 11 лет совместной жизни извинился передо мной… два раза.  Даже если он был не прав, я мирилась. А он… замыкался: принимай меня таким, какой есть! Я очень отходчивый человек, женщины вообще отходчивы.  Мы все равно через уши все пропускаем, если нас погладить по головке, сказать «милая, извини», мы все простим. А у нас обиды копились, конфликт нарастал, дошло до того, что терпеть уже было невозможно. Он просто перестал на мои просьбы реагировать, жил только своими интересами, не обращая внимания на меня и детей. Мы еще и финансовые партнеры, и постепенно все обязанности легли на мои плечи. Отец тяжело болен, с детьми проблемы, работы много – он развернулся и на месяц уехал. В мой день рождения появился в 10 вечера на полчаса, чтоб сказать, что завтра снова уезжает. И я приняла решение. Может, я не права, может, надо было еще терпеть. Но я поняла, что он доказывает свое превосходство. Мужчина, когда сильный и мудрый, не доказывает женщине, что он главный в доме. Он просто умнее и сильнее и женщине дает понять, что это она умнее и сильнее его. Все-таки, женщина хранительница очага, не строительница. А я все строю и строю. 

Кларисса – Знаете, почему я никогда не разведусь с моим Бобом? Когда заболела моя мама, я была с сыном за границей, и не могла выехать. А мама умирала, у нее был рак. И врач сказал, что это последние дни, надо сиделку. Мой Боб заявил – никакой сиделки! И трое суток был с мамой до последнего ее вздоха. Я настолько ему благодарна… 

Луиза – Да, мы чувствуем, когда мужчина нас любит, но… мы хотим еще и услышать. Так мы устроены.

Макс – А моей супруге не нужно слов любви. 

Дэвид – Ты так думаешь?

Макс – Я сам как лакмусовая бумажка: как ко мне относятся, так и я. Я отдаю в этой жизни и сам испытываю от этого радость. И мне не надо ничего взамен. И если на график выложить кривую отношений, то пики положительных моментов отношения ко мне не совпадут с моментами ее слухового восприятия положительных эмоций. А совпадут с моментом… Когда я сказал, что не задержусь с работы, и пришел вовремя. Сказал, что один день в неделе буду посвящать семье, заниматься с сыном английским, и сдержал слово. А однажды жена попросила меня купить земляничное варенье на рынке, неделю ждала, а я забыл, и получил всплеск отрицательных эмоций с совершенно другой стороны. Позже я понял, что это за то варенье мне прилетело. Принес варенье и понял, что нужны действия, а не  слова любви.

Элеонора – А я прожила с мужем 19 лет, и он пять раз в день повторял «я тебя люблю». Слова обесценились, потому что поступков не было.

Дэвид – А с моей точки зрения ты сразу жила не со своим человеком, вот только когда ты сама это поняла?

Элеонора – Даже когда рождество встречали, я подумала: «я никогда от него не уйду, у меня не получится». А решилась… в больнице под капельницей. Попала в больницу в тяжелом состоянии, врачи понять не могли, что со мной. Поняла, что это предел, знак свыше: либо я умру с ним, либо – уйду.

Рональд – А он?

Элеонора – А он не пришел ни разу. Все годы я понимала – это не он,  но почему-то уверена была: случись что, он будет рядом. Случилось, а он… не пришел. Он просто отдавать ничего не хочет, не умеет, а я все время извинялась перед ним. 

Дэвид – Я пришел к Эльке и за день до свадьбы сказал: не делай этого, ты не любишь его. У нее глаза не светились, а женщина светится, если рядом любимый человек. 

Рональд – Дэв, так это ты виноват.

Дэвид – Я виноват.

Луиза – А она послушалась бы? И я так же маму не слушала.

Келли – Мой муж дарил мне цветы каждый день 10 лет подряд. Или я могла ночью захотеть что-нибудь – персик среди зимы! – он одевался, ехал и через час-два привозил мне персик. Но… через 5 лет я вдруг поняла, что мне тяжело терпеть его маленькие измены. Вечером мы объяснились и на следующий день должны были разводиться. И в 4 утра меня отвезли в больницу. Месяц я лежала в больнице, он ходил каждый день, диагноза так и не поставили, и там я поняла, что мы не расстанемся. И потихоньку, потихоньку все стало по-другому…. Меня, честно говоря, напрягала его исполнительность моих капризов, мне хотелось, чтоб он был… степеннее, что ли.

Рональд – А зачем просила? Чтобы услышать: не пойду за персиком!?

Дэвид – Провоцировала на скандал: ах, ты не хочешь! Эмоций, эмоций им не хватает!

Рональд – То есть спокойная жизнь вам тоже не очень…

Бриджит – А дома ты тоже красивая, Келли?

Келли – Дома я другая.

Макс – И моя жена – идет куда-то, наряжается, а хочется, чтоб наряжалась для меня. Жены, когда становятся женами, не считают необходимым…

Рональд – Согласен, что хочется, но это не самое главное.

Элеонора – А моя мама дома всегда при параде – накрашенная, одетая, с прической. А папина Анна ходит дома в халате и с хвостиком. И от первой папа ушел ко второй. Но Анна очень нежно относится к папе, очень бережно, она постоянно с ним говорит. Я когда бываю у них, постоянно слышу щебет.

Дэвид – Она раскладывает, что за день произошло.

Элеонора – Болтает всякую чепуху, и это успокаивает.

Кларисса – А мы все вместе с мужем работаем в одном бизнесе, все обсуждаем. Ссоримся дома только из-за работы! Если семья нормальная, то жена всегда «работает» вместе с мужем.

Рональд – А я бы сказал, что лучше работать раздельно. Хотя сейчас не получается, потому что бизнес становится семейным. Но когда работали порознь, было лучше. Жена приходит домой – расскажи – просит. А что рассказывать-то? И так все знает.

Элеонора – Пап, а вы из-за чего ссоритесь?

Дэвид – Даже неудобно говорить, даже себе стыдно… Мне иногда кажется, что Анна меня недостаточно любит… Сидит себе, читает книжку, на меня внимания не обращает.

Рональд – А бывает, что ты занят?

Дэвид – Ну, это естественно. Я все время или за компьютером или с книгой. Но это же мое.

Рональд – То есть тебе можно, а ей нельзя. Логично.

Дэвид – Я же в этот момент ее люблю.

Рональд – А она не говорит…

Дэвид – Сидит, читает…

Рональд – Страничку перевернула – «я тебя люблю» 

(все хохочут)

Дэвид – Мы вместе 13 лет, и первые лет 5-6 она меня все время за руку держала. А последнее время не берет меня за руку. Целый час не берет меня за руку, представляете? Мы специально такой диван купили, чтобы рядом сидеть. Чтобы можно было потрогать – только руку протяни. А вот час сидит и не тронет! Час! Это же обижает, я могу и не разговаривать полдня.

Рональд – А она понимает? 

Дэвид – Конечно! Она даже подумает, я знаю, о чем. Встает за книгой, я говорю – на второй полке.

Рональд – Но тогда ты должен чувствовать, что она и за книжкой о тебе думает… Хорошо это, что через 13 лет хочется, чтобы тебя за руку держали.

Сцена 5

Корабль уснул. В темном зале кают-компании догорают на овальном столе оплывшие свечи.
Тихо. Ярко вспыхивают только глаза наших путешественников, и шевелятся тени на стенах.

Бриджит – И, скажите мне, стоило ли бороться за счастье любить и жить?

Макс – Я недоволен одним: слишком долго принимал решение. И не могу сказать, что это не отразилось на наших дальнейших отношениях. Надо было резать, где-то надо было резать.

Рональд – Макс, а ты уверен, что тогда все было б так же хорошо?

Макс – Уверенности нет, но вина… 

Бриджит – А вы, Рональд?

Рональд – А я что? Я доволен, куда деваться. 

(все смеются) 

Я понимаю, что это окончательно, навсегда. На родителей наших смотрим, которые всю жизнь вместе, жена спрашивает: «Неужели и мы такими же будем?». Я говорю: «Ты-то будешь, а я никогда!»

(все хохочут)

Все равно жизнь идет, и я не хочу видеть рядом другую. Даже в дни ссор. А недоволен другим: может, мало внимания детям уделял, может, недолюбил, недопорол. Может, у кого-то дети большего добились. Сына спрашивают: «ты кем будешь?» – Фабрикантом, говорит. – Так учиться надо, ему говорят. – А что учиться? к папе как ни зайдешь, он курит, газеты читает, телик смотрит и кофе пьет. я все это умею делать!» 

(все хохочут)

Кларисса – Когда мы вместе с Бобом однажды путешествовали, мне сказали: вы счастливая женщина, ваш муж сказал: «мне с ней не надоедает ни путешествовать, ни жить». И я подумала – как я могу быть недовольна? Мне жить не в тягость. Я довольна.

Дэвид – Я недоволен… разве что собой. Вернуться назад – может, раньше бы решился… 

Келли –  А мне жаль, что у нас с мужем такое взаимопонимание сложилось только 5 лет назад. 

Макс – Так вам радоваться надо…

Дэвид – …что так рано сложилось.

Бриджит – Луиза, а что бы вы сделали не так? У вас история повторяется…

Луиза – Ох, многое! Но… нет, не повторяется. Отношение другое.
Мне интересно с моим другом, и ему со мной, но мы не строим планов. Никогда не надо задавать вопрос, если ты не знаешь, что делать с ответом. Получить такой ответ, что потом с ним жить не сможешь… Сейчас смысл жизни – мои дети и родители. А любимый человек… Если жена одна, значит, моя судьба такая. Значит, не тот. Может, 

я слишком самостоятельная, независимая…

Элеонора – А я – довольна, честно. Верни жизнь – я бы сделала все то же самое. Вышла бы замуж, чтобы родить дочку. Хотя я думаю об этом ночами без сна, понятно, что переживаю развод.

 Но – все бы повторила. 

shares