Апрель. Это в рифмах у Гумилева, «закат из золотого стал как медь». Только потом почему-то  появились тени. Даже от светлого тени всегда темные.  А  апрель наступает как-то демонически. Без исключений и  всегда.  Девять месяцев и три десятка с лишним лет назад моя душа выбрала Рождение. Выбрала, а когда увидела белый свет, ужаснулась не от войн, кровопролития и финансовых пирамид.  Мягкий ситец пеленок быстро износился.  И вот метаморфозы обычной  черно-белой зависти.  А она ещё та дама… в змеиной коже, и леди в тигровой шкуре. 

   (© 2021 МИССИЯ )

Мне было лет десять. У моей соседки Таньки были чудо-открытки. Она привезла их из Германии. Кошечки-собачки-цветочки. Такие милые. Советский Союз таких не печатал. Всё больше лозунги: «да здравствует комсомол» и «вперед к коммунизму». А Берлин – он был другим. И открытки привозили оттуда другие. Я помню свое ощущение и желание – ИМЕТЬ кошек-собак-цветы. Я стащила эти открытки, спрятала их под платьем и положила дома высоко – на шифоньер. Мне казалось тогда, я имею сейф с алмазами. Я периодически лезла под потолок и разглядывала чудеса немецкой полиграфии. Всё тайное стало явным очень быстро. И  потом я часа три  стояла на горохе в углу. Больно. Белая зависть и черные мысли. Воровка.  Бабушка мне тогда сказала: «таким, как ты, руки отрубают». На самом деле звук топора прозвучал в другом. Всеми фибрами своего существа я вдруг поняла: как гадко может быть,  даже если у тебя есть такие открытки. Горох и немцы стали отличной прививкой, чтобы никогда такой корью, как зависть, не страдать. А сейчас, когда жизнь ввергает во взрослый социум, есть горький осадок. Почему такая вакцинация – не всеобщая? Почему, когда в апреле сходит снег, огонь пожирает дрова, а зависть – добрые дела? И почему она рушит отношения? Я помню, как подавилась недоумением. Из Хабаровска пришло известие. Мир в одну секунду перевернулся. До этого я была просто Лена Москаленко. И вот – новый официальный статус:  «вдова». Одна коллега спросила у меня: и что ты теперь будешь делать? У меня в голове вертелась мысль: надо как-то Соне сказать, что у неё больше нет отца. Но неугомонная моя коллега всё пыхтела: он тебе-то хоть что-то оставил? Да, оставил. Однокомнатную квартиру в убойном состоянии. «Повезло же дуре», – услышала потом я отклик. А потом одна моя приятельница  объявила нашим отношениям молчаливый мораторий, когда узнала, что я купила квартиру в Челябинске. А потом ей показалась своя шубка слишком коротка, да и щи её стали для неё жидкими, а жемчуг слишком мелким.  Иллюзии искренности растаяли, как тот закат у Гумилева.  И чему было завидовать? Недвижимости или вдовству вовремя? И почему, когда нельзя переплюнуть другого, зависть превращается в злобу?  Почему людей, таких же,  как и я –  у них есть руки, ноги и голова –  захлёстывает желчь? Почему какая-то сумочка «Прада» приводит к Дьяволу, а бриллианты «Каррера и Каррера» становятся камнем в чужой огород? Почему это повод звонить твоей *подруге* и целый вечер причитать, какая ты стерва и дура, и почему это тебе так *прет* по жизни? И пошло-поехало: «У неё такая хватка!» «Она вся такая амбициозная!».    

Нет у меня хватки. И амбиции мои всегда в строгой амуниции. Я совершенно обычная женщина. С ежемесячными проблемами и всплесками эмоций. В тот момент мне нужны обычные крылышки в районе Олвейс, и совершенно неудобны  крылья за моей спиной. Мне плевать, есть ли на мне золотые копи, и совершенно фиолетово, Гуччи ли от меня пахнет.  Вы будете завидовать моим прокладкам?  Душа – она ведь больше химия, чем тело.  Тогда к чему весь этот театр Абсурда, где главная роль у Зависти? Слезы – это значит, нет эндорфинов. А тревога – это значит, нужны морфины. У зависти же не бывает выходных. Даже по праздникам, когда тебе родное правительство дает выспаться, зависть не дремлет. Она – как тот канцероген. Уж если назвался груздем, то выдай отравление.  Это  у китайцев есть одна мудрость – ценить того, кто может с тобой разделить радость. Если у тебя успех, а лицо ближнего при этом не белеет, не зеленеет и не покрывается красными пятнами. Здорово! Значит, за этой маской нет подлости. Нет обиды на себя и нет зависти к тебе.

Даже от светлого тени всегда темные. А  апрель всегда наступает  демонически. Только теперь чудо-открытки
из Германии мне не нужны. Может, укрыться тигровой шкурой, и пусть мир перевернется вокруг тебя в акробатическом сальто. Хотите зависти! Да пожалуйста! Завидуйте! Вам же гламура в жизни не хватает! Но даже тигровая шкура не застрахована от моли. А у черепахи прийти к финишу первой не меньше шансов, чем у зайца.