+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

2003 год. В малом зале правительства области собралось несметное количество журналистов: газетчиков, теле- и фотокорреспондентов. Повод был знаменательный — приезд тогдашнего министра образования России Владимира Филиппова. Это сейчас успехи нашего региона в сфере образования настолько очевидны и неоспоримы, что никаких лишних подтверждений этого факта не требуется. Но тогда приезд в Челябинск «самого» министра очень много значил.

Пресс-конференция была в самом разгаре, когда вдруг начальник Главного управления образования и науки Челябинской области Владимир Садырин вышел из президиума, достал фотоаппарат и, смешавшись с толпой снимающей братии, стал, как ни в чём не бывало, щёлкать камерой, пытаясь найти лучший кадр. Журналисты удивлённо смотрели на эту трансформацию, на миг забыв о присутствии высокого гостя.

Конечно, многие просто не знали, что ничего необычного в происшедшем нет. Фотография — это второе призвание Владимира Садырина, министра образования и науки Челябинской области, дело которому он верен и предан с раннего детства. Мне кажется, что даже привычное для обозначения подобных занятий слово «хобби» в данном случае звучит несколько поверхностно и легковесно. Для Владимира Садырина фотография значит гораздо больше.

Одно из первых фото Владимира Садырина.
В кадре — Виталий Петрович Садырин. 1968 год.

РОДНЫЕ МЕСТА

Эта фотография Владимира Витальевича — одна из его любимых. Она висит на стене в кабинете у министра напротив письменного стола. В долине — рассыпался небольшой посёлок, крошечные домики будто разбежались среди живописных гор, каменные отроги, склоны холмов покрыты стройными соснами. И над всей этой неземной сказкой — яркое прозрачное небо.

— Это моя родина — посёлок горняков и геологов Рудничный под городом Бакалом: здесь две улицы частных домиков, база геологоразведки. Места там просто замечательные, красоту их нельзя описать словами. В таких случаях обычно говорят: «Это надо видеть!»

Мои родители — простые рабочие геологоразведочной партии. У нас была очень большая семья: четверо детей, все братья, и я — самый старший. Сейчас мне кажется, что мы тогда жили в каком-то необыкновенном ритме, намного опережая время. Это были 60-е годы. У нас постоянно проходили вечера, встречи, конкурсы, спортивные соревнования. К нам приезжали геологи со всего бывшего Советского Союза. И я считаю, что геологи в то время были первопроходцами в фотографии.

К нам приезжали геологи со всей страны: Памира, Тянь-Шаня, Камчатки, Печоры, Карпат. В нашем маленьком посёлке мы никогда не чувствовали себя оторванными от мира. И у всех было повальное увлечение фотографированием. Почему? Геологи чаще других людей сталкивались с уникальными природными явлениями. Они, как первооткрыватели по духу, хотели до всех донести эту необыкновенную красоту.

Кроме того, как раз в то время началось массовое освоение новых аппаратов, новой техники, и это было очень интересно. Геологи из командировок привозили новые увеличители, объективы. В середине 60-х годов начались первые опыты с цветной фотографией.

Помню, на скамейках, прямо на улице устраивались настоящие фотовыставки. Авторы снимков рассказывали о своих работах: вот извержение вулкана на Камчатке, вот закат на Карпатах, вот водопад на Сахалине. В то время очень модными были дискуссии между «физиками» и «лириками». Мне кажется, из всех «физиков» геологи были ближе других к «лирикам». Вот в такой творческо-технической ауре я жил.

Ну, скажите, разве мог я после всего этого остаться равнодушным к фотографии?! И когда я окончил пять классов, отец подарил мне фотоаппарат «Смена-6». А первым моим учителем фотографии был водитель «уазика» нашей геологоразведки дядя Коля Шагин. На мой взгляд, он фантастически умел фотографировать. Мы часами просиживали около увеличителя, занимались проявкой, печатанием. Проблем было очень много. В то время постоянно чего-то не хватало, это была эпоха дефицита. Выходили из положения очень просто: когда кто-то из геологов уезжал в другой город, заказывали ему проявители, закрепители, бумагу.

Родители с пониманием относились к моему увлечению, хотя оно обходилось им недёшево. Наша семья вообще считалась одной из самых читающих в посёлке, мы выписывали до 16 газет и журналов.

В 10 классе мы с моим другом Вадимом Евтушенко сфотографировали всех наших учителей и на выпускной вечер подарили каждому учителю записную книжку с маленькими снимками и интересными изречениями педагогов.

«ЭТО БЫЛО В ТАШКЕНТЕ, А ЭТО — УЖЕ В БАКАЛЕ»

Во время учёбы в педагогическом институте, я тоже старался не упустить ни одну возможность для съёмок. Например, удалось побывать в Средней Азии. Тогда у меня был уже хороший (по тем временам) фотоаппарат «Зенит-Е», это всё равно, что сейчас обладать дорогим цифровым аппаратом. И была у меня примитивная механическая кинокамера. Сохранилась даже фотография, где я в Ташкентском ботаническом саду снимаю на эту камеру.

Признаюсь, что потом на некоторое время увлечение фотографией отошло на второй план. Темп жизни был просто сумасшедший: после окончания института пришёл в свою родную школу, только чуть-чуть поработал учителем, и сразу назначили меня завучем, через полгода стал уже директором школы, а было мне всего 23 года, в 25 лет — заведующий гороно. Сейчас я только удивляюсь своей тогдашней смелости и лёгкости, с какой я, совсем ещё молодой, неопытный человек, соглашался на такую сложную и ответственную работу. Теперь бы я сто раз подумал, прежде чем принять это решение. А ведь у меня ещё к тому же была довольно большая семья трое детей.

МОИ ГОСТИ

Постепенно фотоаппарат стал возвращаться в мои руки в то время. Когда я работал главой города Сатки, в наши живописные края приезжало всегда очень много известных людей: писателей, журналистов, артистов, фотографов, были в их числе и иностранцы. Я как хозяин возил своих гостей на Зюраткуль, показывал Пороги, Шихан, пещеры Сикияз-Томака. Места эти удивительные, сказочные, очень сочные и яркие. И я бы ещё добавил от себя такое определение — «фотографические».

Мне кажется, здесь у каждого человека должно возникнуть ощущение — вот был бы с собой аппарат, обязательно бы сфотографировал эту красоту. Вот так и я. Возил, возил гостей, смотрел, смотрел и понял, что нужен фотоаппарат. Сначала купил себе обычную «мыльницу», потом уже получше — Samsung. Брал аппарат везде с собой. И за границу, конечно. Когда был главой, шесть раз ездил за границу. А сейчас вот уже лет пять, как нигде не бываю кроме своей области да ещё Москвы.

Я всегда считал и считаю сейчас, что наша область — одна из интереснейших по туристическому потенциалу. Но мы, к сожалению, используем его только на несколько процентов.

СРЕДИ ДРУЗЕЙ

— Недавно один магнитогорский фотограф посмотрел на мои снимки и сказал, что у меня челябинская фотографическая школа. Я ответил ему, что профессионально фотографии нигде и никогда не учился, а учусь только по мере сил у наших замечательных фотографов: Владимира Богдановского, Александра Утробина, Сергея Васильева, Анатолия Колющенко, Бориса Каулина, Виталия Попова, Михаила Петрова, Александра Мизурова, Дмитрия Графова, Анатолия Осипова и других. Мы иногда собираемся, куда-то выезжаем, чаще ко мне на родину — в Саткинский район. Так получилось, что некоторыми моими фотографиями заинтересовались книгоиздатели. Уже в семи книгах использовались мои снимки. Участвовал я и во многих фотовыставках, были и персональные выставки: в Сатке, Челябинске, Аше, Карталах, Коркино.

На общественных началах мы издаём журнал «Обра­зование и наука Южного Урала». Там обычно бывает очень много моих фотографий.

МАМИНЫ КРОКУСЫ

Антонида Тимофеевна Садырина вместе со своей матерью, бабушкой Владимира Витальевича, по-прежнему живёт в Рудничном, в старом родовом гнезде. Она категорически против переезда в Челябинск.

Каждый год Владимир Витальевич в мае берёт отпуск и едет домой, к маме. Наверное, только с возрастом каждый из нас начинает понимать, какое это невыразимое словами, щемящее чувство — возможность поехать «домой — к маме». Да, ты — большой, умный, сильный, можешь постоять за себя и решить многие важные проблемы. Но как тепло, светло и уютно становится на душе, как отступают все проблемы и неприятности, только завидишь издалека свой дом, маленькую калитку в палисаднике и ярко-жёлтые крокусы, пробивающиеся на первых проталинах. Мамины крокусы.

— Цветы мне нравятся всякие: и садовые, и полевые, и лесные, и комнатные. У нас дома очень много цветов. Конечно, в основном, за ними ухаживает жена, я только помогаю ей, когда надо пересаживать. Я и на работу принёс свои цветы, видели, наверное. Это те, что стоят в приёмной.

Я вообще очень люблю землю. У мамы небольшой огород, соток шесть. Я с удовольствием там копаюсь и в отпуск, ещё и в выходные приезжаю. В позапрошлом году пахал огород плугом, ходил за лошадью. Впечатление незабываемое. Попросил сына сфотографировать меня за этим занятием.

Кроме этого надо ещё и дровами запастись на зиму, и изгородь подправить, одним словом забот много.

ФУРСЕНКО С ДЕТЬМИ

— Люблю фотографировать детей. Они очень живые, непосредственные. С одной стороны, их трудно снимать, потому что они постоянно меняются, а с другой стороны, это и есть самое главное в фотографии — уметь поймать мгновение.

Фотография уже настолько вошла в мою жизнь, что я часто оцениваю окружающую обстановку именно с фотографической точки зрения даже во время основной работы. В августе прошлого года к нам в Златоуст приезжал министр образования и науки Андрей Фурсенко. Его пресс-конференция происходила в помещении местного музея. Как только мы зашли туда, я сразу почувствовал, какой красивый бы мог получиться снимок. Но по протоколу я должен был сидеть в президиуме, у журналистов тогда было очень много острых вопросов, касающихся реформы образования. Но всё-таки мне удалось снять Фурсенко не в протокольной обстановке. На мой взгляд, неплохая фотография Андрея Александровича с нашими златоустовскими ребятишками.

Или вот другой случай. Недавно в Чебаркуле мы открывали новую школу. На это приятное событие пригласили губернатора Петра Ивановича Сумина. Всё было замечательно. По традиции в новый дом сначала запускают котёнка. И вдруг я вижу в одно мгновение — какой бы замечательный был кадр! Но нельзя отойти: торжественное разрезание ленточки. Одним словом, пока я взял в руки фотоаппарат, «кадр» ушёл. Потом я видел в газете прекрасный снимок этой девочки с котёнком Анатолия Колющенко. Ему удалось поймать тот самый миг, который ускользнул от меня. Я ему только по-хорошему позавидовал.

СЕМЕЙНОЕ ФОТО

У Садыриных — большая семья: трое детей. Все уже взрослые. Старший Иван, ему 29 лет, живёт со своей семьёй в Сатке, работает водителем на комбинате «Магнезит». Самому младшему Садырину — Вите — четыре годика. Шесть лет назад, когда Владимир Витальевич после назначения его начальником Главного управления профессионального образования и науки области перебрался в Челябинск, Иван не захотел оставлять работу и уезжать из Сатки. После школы он два раза поступал в институт, но предпочёл вузу профессиональное училище, которое окончил с отличием и получил несколько рабочих специальностей. Служил в армии и там был водителем. Родные удивляются, как Иван может сутками сидеть за рулём или без устали копаться в машине. Конечно, родителям хочется, чтобы и он учился. Но, как говорит Владимир Витальевич, к высшему образованию каждый приходит сам и в разное время.

Наталья живёт с родителями, работает экономистом в «Уралсвязьинформ». Она окончила Магнитогорский государственный технический университет.

Антон решил стать медиком. Сейчас он заканчивает ординатуру. И, кстати, школу окончил с золотой медалью. Будет невропатологом. Он отлично знает немецкий язык. На стажировку ездил в Германию, в клинику Боннского университета. Сейчас серьёзно занимается немецким языком, спортом, массажем.

Дети особого пристрастия к фотографии не испытывают. Фотографируют, как все, когда возникает необходимость, на любительском уровне. Наташа ездила отдыхать, конечно же, взяла с собой один из папиных фотоаппаратов.

Владимир Садырин и Александр Заев (г. Златоуст).

ХЛЕБНОЕ ПОЛЕ ПЕРЕД ГРОЗОЙ

— Для фотографирования пытаюсь использовать любую возможность: командировки, например. Я знаю, что фотографы, чтобы сделать один пейзажный снимок, могут по нескольку часов ждать подходящую освещённость местности. У меня редко бывает такая возможность.

Ехал как-то из командировки в Нагайбакский район. Смотрел в окно машины и вдруг увидел замечательный вид: ледоход на речке Куросан. Возможно, стоило бы дождаться другого освещения, подобрать иной вид. Но я запечатлел тот момент таким, каким он предстал передо мной.

Точно так же неожиданным для меня оказался снимок, который я назвал «Хлебное поле перед грозой». Это место в моём родном Саткинском районе, недалеко от границы с Башкирией. Я ехал из Уфы, со встречи с президентом Башкортостана. Приближалась гроза. И меня так поразило это необычное сочетание тёмного, грозного, набрякшего неба с ярким весёлым настроением хлебного поля.

Прошлый год был вообще для меня удачным. Мне удалось подстеречь и снять в лесу змеиную свадьбу, найти зелёного дятла, сфотографировать глухаря и рябчика. Я начал фотографировать иконы. Это очень увлекательное занятие. К этому меня приобщил мой друг — отец Сергий, настоятель храма Василия Великого в Тракторозаводском районе. Мы знакомы с ним давно, с тех пор как он работал завучем в Айлинской сельской школе. Однажды он попросил меня переснять очень редкую, старую икону, я согласился и почувствовал, как это интересно.

Если бы мне ещё недавно сказали, что я буду заниматься иконами, я бы, наверное, очень удивился. Поэтому относительно фотографии никаких чётких планов я не строю. Поживём — увидим… И сфотографируем!

Кто-то из знаменитых фотографов сказал, что фотография — это количество любви фотографа, выраженное на прямоугольнике снимка.

shares