+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Елена Петрова

Дом, которым я очень горжусь

ПРОРЫВ

Текст: Любовь Усова
Фото: Игорь Филонов

Театр для зрителя — другой мир, волшебный, яркий, стихийный, в который приятно погрузиться и насладиться игрой, красками и торжеством нахождения в храме искусства. Но это ещё и большое предприятие, с цехами, службами, отделами, где трудятся 300 человек, влюблённых в театр.

-Елена Анатольевна, как вы умудряетесь этот другой мир встроить в мир реальный?
-Театр имеет двоякое существование. Это творческая стихия, но это и учреждение культуры, которое имеет чёткую организацию. Театр — как завод, с цехами, специалистами, начальниками цехов, заданиями и сроками. И я руковожу им.

-И вы управляете также маленьким хаосом вашего творческого коллектива?
-Мы не можем позволить себе хаос. В Челябинске не так много площадок, где можно показать концерты, провести событийные мероприятия, гастроли. Поэтому все наши премьеры, спектакли, гастроли и мероприятия мы планируем на год вперёд. Например, этот сезон у нас расписан уже до мая 2020 года. И соответственно работа производственных цехов, как и актёров, тоже планируется на год. Нет, это отнюдь не хаос.

-Полагаю, это огромный труд. Сколько человек в вашей труппе?
-В театральной труппе 50 человек. А в штате театра — более трехсот. Чтобы эта машина под названием Академический Театр работала, весь штат должен трудиться по графику. Постановочные, производственные цеха, обслуживающий здание персонал, пожарная, сантехническая службы и так далее — это огромное красивое здание надо содержать.

-Расскажите, каков идеальный день директора театра.
-Когда состоялась премьера, и она успешна. Спектакль может кому-то нравиться больше, кому-то меньше — вкусы у всех разные. Очень обидно бывает, если коллектив, все наши цеха постарались, а результат оказался пшиком. Но когда удача — это сразу понимает весь театр. Бывает, ещё за день до премьеры нам страшно, но премьера состоялась — и успех! И весь театр в эйфории: не зря работали. Так, например, произошло со спектаклем «Номер 6» Данила Чащина.

-Это же был эксперимент? Вы рисковали, я полагаю?
-Да, это был эксперимент. Мы же академический театр драмы, поэтому должны быть серьёзными и классическими. Мы боялись выйти за рамки. Опасались новых веяний и форм в театре. И не очень верили режиссёрам, которые предлагали эти новые формы. Но увидели, что молодые режиссёры работают серьёзно, взаимоотношения актёров и режиссёра сложились. И произошло чудо. От спектакля к спектаклю мы начали понимать, что разрешаем себе браться за проекты, которых раньше не было. У нас очень умный зритель! Ему не важно, какого формата спектакль, когда он хорош. Зритель примет наш эксперимент, если он будет качественный. В какой-то момент мы почувствовали, что уже не боимся экспериментировать.

-Раньше в репертуаре было больше классики…
-Нельзя сравнивать раньше и сейчас. Мир меняется. Мы меняемся. Меняется подход к выбору драматургического материала, к его трактовке. Главное в творчестве — не бояться! Но классика, потому и классика — она звучит актуально во все времена.

-И Вы не боитесь?
-Я директор. Моя задача — помогать творческому процессу. Должна обслуживать творческий процесс организацией, финансированием.

-Как сказали.
-Что бы мы ни говорили, не будет актёра — не будет театра. Незаменимых управленцев нет. Найдётся человек, который поведёт. Театр будет другим, но будет существовать.

-Для вас это назначение на должность было чем?
Испытанием самой себя. Я работала в управлении культуры и с творческими людьми уже встречалась. Однажды поняла, что Артисту можно простить всё, потому что он поцелован Богом.

-Так почему репертуарная политика театра изменилась?
-В стоячей воде нет жизни. Нет движения. Должны быть всплески. Поэтому мы стали рисковать. Мы же хотим двигаться вперёд! Мы хотим быть интересны зрителю. При Науме Юрьевиче Орлове наш театр гремел по всей стране! После его ухода был период спада. Но когда мы позволили себе рискнуть, про нас вспомнили! Прошлый сезон мы бесконечно гастролировали, нас звали и зовут на фестивали. О нас заговорили!

-У вас есть в репертуаре коммерческие спектакли?
-Что такое коммерческий спектакль? Если всегда аншлаг, зритель покупает билеты — значит он коммерческий.

-А «Время женщин»?
-Это хороший классический спектакль с серьёзными актёрскими работами, который только начинает свой путь на нашей сцене. Состоялся только один показ. Судя по реакции, зрители приняли этот спекталь, отзывы более чем благосклонны. Для нас важно, что в спектакле заняты разные поколения актёров. Ведь это замечательно, когда молодёжь учится у мэтров сцены, работая с ними в партнёрстве.

-Я знаю, что театр двигается к 100‑летнему юбилею. Каким Вы видите театр в таком солидном возрасте?
-Да, мы открываем 99 предъюбилейный сезон. В нашем репертуаре появились постановки, которые не обошли своим вниманием в том числе и столичные критики, и назвали авангардными, и даже новаторскими. Мы меняемся, но не стареем, наращиваем темп. И я хочу, чтобы и красивое здание театра, причастностью к строительству которого гордятся многие челябинцы, встретило 100 летний юбилей посвежевшим, современным, технически переоснащённым. Мы, со своей стороны, сделаем для этого всё и будем благодарны, если нас, как и когда-то, поддержат наши друзья.

-Так что же для Вас театр?
-Дом, которым я очень горжусь.

shares