+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

  (© 2021 МИССИЯ )Сегодня уже многие не помнят, но здание ГИПРОМЕЗа на Ленина, 35 – когда-то было долгостроем советской эпохи. Госстрой выделял по 500 тысяч рублей в год – как хочешь, так и строй. Фундамент здания заложили в 1968-м, а в декабре 1978-го, едва добрались до последнего, 15 этажа, так обрадовались, что решили широко отметить сие эпохальное событие! На крыше поставили бруски один на другой, закрепили, просверлили отверстия, в них еловые лапы воткнули. Обычные лампочки покрасили в разные цвета и обмотали сооружение гирляндой, зажгли. И засияла огнями четырехметровая елка на крыше самого высокого здания в Челябинске! Челябинцы, конечно, заметили: ГИПРОМЕЗ вырос.

И нынче в свой 70-летний юбилей ГИПРОМЕЗ по-прежнему на высоте. Он удивляет! Восхищает. Поражает. Он с первого до последнего этажа – шагает в ногу со временем! А сложный его организм можно сравнить разве что лишь с симфоническим оркестром, пожалуй, даже с уклоном в более современный и динамичный джаз. Здесь каждый проектировщик ведет свою «партию», точно, уверенно и без малейшей фальши вплетая ее в общий строй. А вместе они рождают гармоничную мелодию. Примерно так они и строят заводы по всей стране. Знакомьтесь, звезды ГИПРОМЕЗа.

Лидия Дмитриевна Кузнецова, главный специалист технического отдела, в ГИПРОМЕЗе 42-й год

«Даже не знаю, зачем обо мне писать», – категорически отказалась от славы Лидия Дмитриевна. Она считает, что ее работа не столь заметна. Но и без нее не обойтись! Без СНИПов, норм, ГОСТов, сводов и правил сделать проект грамотным не получится. Чтобы оценить объем информации, которым оперирует Лидия Дмитриевна, надо умножить общее число существующих документов на 42 года работы в Гипромезе. Иногда она сама себя спрашивает: «Но как же я могу все это знать?» То прокатчики приходят с вопросами, то электрики, то теплосиловики, вопросы возникают на всех стадиях проектирования. Заказчика надо убедить, что можно делать, а что – нельзя. А еще актуализация СНИПов объем информации сильно увеличила. Зато работать интересно! А перестройку Лидия Дмитриевна терпеливо пережидала, потому что понимала: после Гипромеза нигде работать не получится. Слишком высокая планка. «Вы понимаете, как нам повезло? Наш директор не позволил развалить Гипромез! И мы благодарны ему за это…»

А в 1969-м ее назначили собирать научно-техническую информацию из всевозможных источников. Искала, все, что печаталось по металлургии в журналах Германии, Италии, Японии – мониторила рынок, как сейчас говорят. Лидия восхищалась Маляровским, Ярцевым, Быстровым – специалистами грамотными, эрудированными, людьми широкого кругозора. «И мы старались быть такими». Концерты? «А если я вам скажу, что в нашем зале пел сам Штоколов? В наш обеденный перерыв!» И даже сельхозработы были сплошным праздником, оканчивающимся Картофельным балом… Но ей всегда хотелось серьезной работы. Незаметной вроде, но без которой завода не построишь.

Клепиков Владимир Васильевич, начальник бюро нормоконтроля и экспертизы,

в Гипромезе 45 лет

Выпускник ЧПИ мечтал об аспирантуре, но способного молодого инженера взяли в только что образовавшийся метизный отдел. Через десять лет Владимир его возглавил. По всему Советскому Союзу работают цеха, что проектировал метизный отдел в течение 25 лет. Работали, в основном, на оборонку – в Волгограде, Красноярске, Белорецке, Саратове, Новокузнецке. В Ижевске, к примеру, делали плющенную ленту для танков. В Березовске построили оригинальный цех микропроволоки и микроленты для «черных ящиков». Проволока – тоньше человеческого волоса! Сложнейшее производство, потрясающе интересная задача. И Владимир забыл и грезить о науке.

Для «мира» тоже проектировали: возвели цех пружинной проволоки для ВАЗа, цех авиатросов в Терляне. И за столько лет – ни одной ошибки! Все объекты оценивались Госкомиссией на «отлично».

Клепиков себя ретроградом называет: «люблю, как было раньше». Но и раньше, и теперь Владимир Васильевич получает истинное удовольствие и от больших проектов, и от того, что все инженеры Гипромеза в них вовлечены и между собой взаимосвязаны, и от дружбы, которая в делах рождается. Единый коллектив, в котором некоторые «ретрограды» любят работать «за идею».

 

Хаит Илья Натанович, начальник отдела машиностроения, в Гипромезе 54 года

Илья Натанович однолюб. И никакие «тяжелые» или «сложные» времена не смогли увести его из родного Гипромеза. «Пока хожу без палочки, буду работать!», – так он для себя решил… А в 1957-м году выпускников УПИ родина направила на ЧМЗ, который бурно строился в то время. Четыре счастливчика остались на производстве, а Илью Хаита и еще троих парней послали в Гипромез. Ребята понятия не имели, что это такое. Но Илья быстро вошел в курс дела и понял: проектирование – работа творческая, и можно оставить о себе наглядный след. Но сначала «след» оставлял на его работах руководитель группы, красным карандашом на ватмане исправляя ошибки. Илья быстро учился, и скоро красные следы исчезли с его проектов. Гипромез в то время располагался в одноэтажном бараке на ЧМЗ, позже переехали в четырехэтажное здание. И кульманы были самодельными: на фанерный лист крепили на леску рейсшину и угольник. Но какие проекты делали! «Здоровую основу» заложили лучшие проектировщики Москвы, Мариуполя и Кривого Рога, которые по распоряжению Наркома основали институт. Эту школу постигал молодой проектировщик Илья Хаит. Хороших проектировщиков стимулировали: переводили на сдельную работу. «Великие сдельщики» работали без проверки. Но Хаиту не дали возможности на сделке долго работать. Когда при проектировании 600-тонной мартеновской печи он стал получать больше руководителя группы, его перевели в старшие инженеры. Рос быстро: через три года – старший инженер, в 64-м – руководитель группы, в 85-м – главный конструктор. А самый для Ильи Натановича яркий проект случился в 1973-м: он был ГИПом проекта огромного термического цеха No 2 на ЧМЗ. Там было столько новшеств, что проект этот выставлялся на ВДНХ и получил серебряную медаль ГОССТРОЯ… Сейчас Илья Натанович сам не чертит. Набросает на листочке главную схему, направление даст – творите, молодые, придумывайте! Так он учит. И никаких тебе красных карандашей! Этого он с юности не любит.

Наталья Владимировна Полинякина, конструктор отдела водного хозяйства, в Гипромезе 39 лет

Вода – поистине женская стихия. И это видишь в ее глазах и слышишь в певучем голосе, льющимся мелодичным потоком. И в который раз убеждаешься – здесь нет случайных людей. Со школы она знала, где будет работать. Семья жила в Металлургическом районе, отец работал на ЧМЗ, в проектном отделе, и гипромезовцев девочка знала с детства. А два старших класса с упоением чертила – нравилась ей замысловатая плавность линий и переходов!..

Вода важна – она говорит. В металлургическом производстве вода играет не меньшую роль, чем металл. И с новым оборудованием и технологиями требования к качеству воды все время растут. Оборудование, технологию проектировщик выбирает, а заказчик прислушивается: иначе себе дороже получается. Вот в Ревде построили необычный трехэтажный блок водоподготовки: сложность в том, что поместить его надо было на очень небольшом пространстве. В том же Коврове уберегли заказчика от ошибки, выбрав проверенную, горизонтальную схему отстойника. Масштабы нового металлургического завода в Коврове потрясают воображение – 94 гектара площади. Работы сейчас не просто хватает, ее очень много – прокатный цех в Коврове, объекты на Мечеле, в Калуге… Оказывается, хорошие времена в Гипромезе давно настали!

В водном хозяйстве Натальи Владимировны царит правило: каждый специалист – широкого профиля. То есть умеет все. Или учится всему. Наталья Владимировна недавно сравнила свою квалификацию с экспертами из Питера: съездила на курсы повышения, убедилась: да, питерцы хороши в городском водном хозяйстве. «Но у нас – заводы». А что сложнее? В самом здании Гипромеза не так давно поменяли все сети водоснабжения, сами проектировали, делали реконструкцию. Они и это могут. «Вы видели, как у нас чисто и красиво?» – глаза Натальи Владимировны сияют. Водная стихия просто обожает чистоту и красоту во всем.

Кошелева Татьяна Ивановна,

главный архитектор строительного отдела, 33 года в Гипромезе

Недавно Татьяне Ивановне пришлось брать справку в отделе кадров для турагенства. И там очень удивились, когда увидели дату – 33 года работы на одном месте. Она и сама удивляется, когда эти годы успели пройти?.. Как будто вчера смотрела из окон родительского дома, как строилось здание Гипромеза. И отец говорил ей: вот закончишь институт, Таня, и будешь там работать. Так и случилось: Татьяна закончила институт, а Гипромез открыл двери. Это было в 1978 году…

Татьяна Ивановна считает: архитектура имеет женскую душу. Ведь задача строителей –архитекторов самая что ни на есть женская: внешний вид здания, где все должно быть функционально и… красиво. А вы помните, какая раньше была красота заводов? Никакая! Мало того, что формой зданий архитекторы «поиграть» не могут – технологии диктуют, так еще однотипные коробки сделаны из мрачных серых панелей. А сейчас? Палитра художника – сотни цветов и оттенков для красивых фасадов! Теперь женская сущность в архитектуре заводов вовсю проявляется! Как истинные «кутюрье» архитекторы создают заводскую моду. Сами судите: выкрасили в Ревде завод в три цвета – модные, трендовые, как бы сказали стилисты. И так заказчику это понравилось, что он решил: это будут цвета холдинга! И теперь требует, чтобы и второй, и третий заводы были такими же. Та же история с водонапорной башней: спроектировали ее для Ревды как архитектурный элемент в виде летающей тарелки на длинной «ноге» – и на тебе! Теперь эта башня – вроде эмблемы холдинга, во всех проектах фигурирует…

Окна строителей-архитекторов глядят на Запад – там центр, парки, огни Северо-Запада. Красотааа! «Женской» работе способствует. А как добиться совершенства – знает всякая истинная женщина: терпение и кропотливый труд. Ведь иной раз приходится десятки раз переделывать один и тот же проект. Так то.

Киселев Владимир Георгиевич,

начальник отдела генсмет и проектов организации строительства, в Гипромезе 33 года

Гипромез был Владимиру Киселеву, что называется, «на роду написан». Судьба. А судьба любит жонглировать Случаем. «Случайно» получилось, что Киселев вел строительство здания Гипромеза. И даже водрузил елку на крыше здания под Новый, 1975-й, год! А еще через три года Марк Самойлович Шнейдерман, заместитель главного тнженера и инициатор строительства здания, сказал ему: «На стройке не сложится – приходи». На стройке «не сложилось» – и Киселев пришел в Гипромез. И сразу почувствовал: это – родной дом. Конечно, пришлось осваивать проектную работу. Да, стройка – родная стихия, но сторона «баррикады» – другая. Только через десять лет Киселев почувствовал себя настоящим инженером, усвоил все нюансы проектирования. Взять такой грандиозный по масштабам объект, как замену конвертора кислородно-конверторного цеха. Это была задача для его амбиций – максимально сократить остановку цеха. Строители хотели работать 23-25 дней, а директор комбината сказал: даю 12 дней, не больше! Фантастический срок. Киселев составил график, рассчитанный на 12 дней, и поначалу слегка отстали… А сделали за 11.

Такой масштаб и ритм по душе Владимиру Георгиевичу. Да, с компьютеризацией производительность выросла в разы, но программ, способных привязать проект к местности, не существует! Вот сейчас строятся два одинаковых завода – в Коврове и Татарстане. Технологии, объемы – одинаковы, а проекты – разные. И везде – люди, строители, которым надо обеспечить условия для работы. А кто это сделает лучше того, кто строил Гипромез?… Такой вот Случай.

 

Владимир Дмитриевич Кокоткин,

главный инженер проекта, в Гипромезе 40 лет

Есть два вида ГИПов – серьезно шутит Кокоткин – одни глубоко вникают во все вопросы проектирования, а другие осуществляют лишь верхний уровень контроля, контактируя с заказчиком. Владимир Дмитриевич – явно из первых. Только что вернулся из Италии, от фирмы– поставщика оборудования для Калужского металлургического завода. И назавтра уже снова делегацию принимает – оттуда же, для решения технических вопросов. Да, проектировщику мало обладать широким кругозором и знанием современных технологий, он должен еще и уметь общаться, как внутри коллектива, так и во внешнем поле – с заказчиком, подрядчиком и поставщиком оборудования. Столько мнений уравновесить – сложнейшая работа! Но в ней Владимир Дмитриевич – как рыба в воде. Производство было бы для него слишком узкой и простой задачей. Это он еще студентом понял, на заводской практике. Проектирование по уровню знаний – ни в какое сравнение с производством не идет. А «большому кораблю» – и проекты весомые . Так, в 80-х годах Владимир Кокоткин участвовал в проектировании на Белметкомбинате стана 150, первого в стране. За эту работу Совет Министров премировал группу в 25 человек. Список был разнородным: в нем значился, к примеру, первый секретарь компартии Башкирии. Такой вот забавный исторический фактик… А в конце 80-х на Челябинском трубном была проведена реконструкция стана 1220, которую по неизвестным причинам не довели до конца. Доводили недавно. И новых трат можно было избежать, если бы тогда сделали все, что Гипромез запроектировал.

 

Горелов Владислав Александрович, начальник прокатного отдела,

34 года в Гипромезе

То, как он произносит «я инженер», говорит о многом. Сразу понимаешь – в этом случае инженер – и профессия, и образ мыслей, и образ действия, и образ жизни. Таким инженером можно лишь родиться. Но этого мало: еще нужно стать профессионалом высочайшего уровня. Горелов признается: тому, что мы здесь делаем, никто не учит. Учит сама работа. Масштабные объекты. Самые интересные? Естественно, те, что сейчас в работе. Горелов рассказывает – и его глаза загораются. Масштабы проектов, которые ведет прокатный отдел, действительно, впечатляют. Вот, из последних: в деревне Ворсино Калужской области, на месте бывшего совхоза, где выращивали племенных бычков, в чистом поле построили металлургический завод. Уже готово здание, и вовсю завозится современное оборудование компании SMS. Но чтобы цех ожил, инженеры должны снабдить его организм всеми жизнеобеспечивающими функциями. Упустить ничего нельзя, иначе – не задышит цех, не выдаст «на гора» до 900 тысяч тонн проката в год… Почти божественная работа.

Но и это не все! Владислав Александрович показывает лист ватмана на столе. Начали проектировать прокатный цех на Ковровском сталепрокатном заводе, во Владимирской области. «Продукция этих заводов сейчас востребована!», – радуется работе инженер Горелов. Бурное строительство, что происходит нынче в России, диктует инженерам свой заказ. А для Горелова – работы много не бывает.

 

Назаров Михаил Юрьевич, главный конструктор строительного отдела,

в Гипромезе 29 лет

Вот здесь без малейших преувеличений можно сказать: Михаил Юрьевич с младенчества рос в гипромезовской атмосфере. Папа и мама – инженеры Гипромеза, садик – Гипромезовский, вечера, базы отдыха, мамипапины друзья, домашние разговоры – все в нем, с ним, из него и о нем, о Гипромезе. Поэтому выбор места работы был… без выбора. Но – сердцем. «Я технарь» – говорит о себе Михаил Юрьевич. И строитель. Ведь амбиции его – самого настоящего строителя: главное – видеть результат труда, и чтобы результат этот – на века. Но у проектировщика есть преимущество: строитель один проект строит лет пять, а проектировщик, конструктор за это время десятки объектов сделает. Отдача неизмеримо больше. А потом по этим проектам заводы вырастают – еще плюс моральные бонусы главному конструктору.

С конца 90-х жизнь проектировщика сильно изменилась. В 80-90х мало проектировали, и то – отдельные цеха, производства на Мечеле. Проект сдавали, и он несколько лет пылился у заказчика, потом его возвращали с поправками, и некоторые так и оставались «бумажными». Сейчас – новая жизнь началась: Гипромез один за другим проектирует целые заводы. «Мы – специалисты широкого профиля, мы все умеем», – констатирует Михаил Юрьевич. Едва инженеры успевают проект сделать, как его «горяченьким» тут же строить начинают, часто даже параллельно с проектированием. Темпы работы конструкторов все ускоряются . С 2000-х в отделы потекла молодежь, так едва на всех хватает наставников. Наставники только успевают осваивать постоянно обновляющиеся проектные программы, тайком вздыхая о кульманах и рапидографах, а молодежи компьютерные новинки в радость. Так что – да здравствует преемственность!

 

Cамохвалов Сергей Михайлович,

главный конструктор строительного отдела, в гипромезе 32 года.

Cтроитель по определению, проектировщик по рождению. Интерес к профессии ему от мамы передался, Сергея творческая составляющая невероятно привлекала. Но выпускника ПГС-факультета распределили в трест Челябметаллургстрой. Парень попал на стройку ЭСПЦ5, где работал по чертежам Гипромеза. И через три года, день в день – 15 октября – пришел в Гипромез в качестве инженера-проектировщика. С опытом работы, но с понижением должности и оклада. Ему важнее было делать то, к чему стремилась его душа. Удача Сергею сопуствовала: строительный опыт весьма пригодился, поскольку началось проектирование второй очереди того же цеха, и по первой много вопросов возникало. Сергей же был в курсе. Наконец, его интеллектуальный и творческий потенциал вовсю задействован! И он, как говорится, «попал в струю»: меньше чем через год стал старшим инженером, а через шесть лет – главным конструктором, получив две группы в подчинение. Времени не замечал – погружался в каждый новый проект с головой, рассчитывал, с заказчиками договаривался… И удовольствие получал именно от того, что снова и снова приходилось что-то новое постигать. Нет ощущения – ты знаешь все, учиться больше нечему. И темп работы все ускоряется: раньше полгода цех проектировали, сейчас заводы за два года проектируют и тут же строят. Новые технологии много времени экономят: есть трехмерная программа, которая за пять минут рассчитает фундамент или конструкцию любой степени сложности. И эта «степень» Сергею Михайловичу – в самый раз.

 

Нина Михайловна Захваткина,
О заведующая группой отдела газового и защиты атмосферы, в Гипромезе 52 года

Она ровесница Гипромеза, обоим по 70 в этом году исполняется. И 52 года из 70-ти Нина Михайловна Гипромезу отдала. «И где мой дом, как вы думаете?» – глазами влажнея, спрашивает. Для семьи она, прабабушка уже, всю жизнь «на работе». Дух захватывает от этой женщины! Она говорит – подарок судьбы для меня Гипромез. Называет инженеров, которых обожала, на которых равнялась, когда 18-летней девчонкой пришла сюда. Величайшими учителями в профессии и в жизни называет Шнейдермана, Явича, Гладышеву… О Гипромезе Нина Михайловна говорит, как о живом человеке: «Он выживал в трудные 90-е, но выстоял, преодолевал, рос, развивался, соответствовал времени… И я, глядя на него, тоже старалась преодолевать трудности и расти». Так понимать может только близкий, родной человек. Так ведь 52 года вместе прожить …

33 года она руководит газовой группой. О коллегах говорит: «не они со мной работают, а я – с ними. У нас такие инженеры есть!» Но много и молодых, которым ей хочется еще отдать знания, опыт, энергию, научить. И многое еще самой сделать. Ей интересно сейчас работать! Целые заводы проектировать – виданое ли дело! Раньше такого не было. Хотя самое грандиозное зрелище ей довелось увидеть 40 лет назад: огромную домну высотой с 20– этажный дом построили. А потом взяли и передвинули, поставили на место. Кто мог придумать такое? Хм. «Мы же – Челябинский Гипромез!» Вы не поверите – она все еще влюблена в него!

Галина Викторовна Спирина,
главный конструктор строительного отдела, в Гипромезе 35 лет

На чем стоит завод? Не ломайте голову. Правильный ответ – на фундаменте и несущих конструкциях. Это то, что должен «увидеть» конструктор-строитель и сделать такой проект, чтобы здание стояло долго. Вот парадокс: хрупкая женщина отвечает за основательность и долговечность, и неплохо справляется, судя по всему.

Ее учили здесь правильно: что бы ты ни проектировала, во всем должна чувствоваться твоя рука. Почерк конструктора. Ее первая «учительница» не препятствовала поиску своего собственного решения. И сейчас Галина Викторовна так же учит молодых специалистов: дает им возможность выработать свой «почерк», хотя порой ее не очень устраивают их конструкторские решения. Она бы сделала по-другому. Не сомневайтесь – лучше, изящнее.

Хрупкая женщина, бывает, ночами не спит. Это новая задача ее терзает. Думает по дороге на работу и с работы, и ночью тоже думает. Ей снятся конструкции, проекты, производственные задачи. Научилась с собой справляться. А вот с заказчиком «справиться» сложнее. Заказчик нынче экономически очень грамотен, приходится доказывать – почему выбрала эту конструкцию, а не другую, подешевле. «Рождение» конструкторского решения – это только начало. Потом свою идею Галина подвергает жесткому испытанию на прочность – и так ее крутит, и эдак. Ее решение – результат долгого мыслительного процесса. Хотя, ей, как и всякому талантливому человеку, сомнения покоя не дают. Это при ее-то специфике. Ох, уж эта женская «железобетонная основательность»!

 

Ольга Дмитриевна Красавина
начальник планово-производственного отдела, в ГИПРОМЕЗЕ 35 лет

Эта женщина планирует бюджет большой семьи Гипромеза. От нее много зависит. Всю проектную работу всех отделов, которых в институте больше двадцати, она переводит на язык денег, составляет планы и сметы на проектно-изыскательские работы. Начиная с момента заключения договора ее отдел постоянно следит за его выполнением на каждой стадии. И определяет победителя «капиталистического соревнования», которые поощряются морально и материально. И это хорошо организует предприятие.

Тонкая работа у Ольги Дмитриевны. Это она считает, сколько стоит проектирование объекта. А потом эту смету распределяет между отделами так, чтобы все претензии уравновесить. И чтобы дебет с кредитом в конце отчетного периода красиво сошелся. Ох, как любит она этот момент своей работы – правильный результат! Еще школьницей задачку решит, в конце учебника ответ найдет и радуется, если сошлось. И в работе – то же самое. Экономист от рождения. «Некоторым кажется, что цифры – это скучно. А мне моя работа очень нравится!», – делится Ольга Дмитриевна. И про свой отдел рассказывает: ему, как и Гипромезу, – 70 лет! И ровно половину этого срока Ольга Красавина в нем трудится. Когда сама пришла молодым специалистом, ее сразу взяли под опеку старшие коллеги. И сейчас, когда приходят юные и неопытные, с ними так же поступают – опекают и учат. Молодежь, успевшая уже где-то поработать, удивляется несказанно. А это просто традиция такая, которой от роду 70 лет. А вот еще одна: Ольга Дмитриевна показывает в компьютере черно-белое фото 78 года, смотр художественной самодеятельности. Тогда номер их отдела произвел фурор: сели девушки на сцене полукругом, взяли в руки инструменты – кто скрипку, кто трубу, кто гитару, а Ольга – баян, и каак грянули симфонией. Зал ахнул: никто и подумать не мог, какие они музыканты! А просто фонограмма была хорошая… Удивить проектировщиков смекалкой? Нет проблем . Женщина, которая умеет свести бюджет, и не такое придумает.

Павел Сидоров,
инженер электротехнического отдела No 3, в Гипромезе два года

Павел – везунчик, по всем статьям. В самый пик кризиса и сокращений, в 2009-м, окончил университет. В родном Златоусте в тот год найти работу, да еще по специальности, было просто немыслимо: проектные организации заказов не получали и сокращали инженеров десятками. И Павел приехал в Челябинск. Увидел вакансию в интернете: Гипромез, электротехнический отдел. Какая удача! Молодого инженера, безо всякого опыта работы, приняли – еще удача! Но Павел не знал, что такое Гипромез: не здание в центре мегаполиса, а – люди, профессионалы-проектировщики, главная его ценность. Между прочим, отдел No3 образовался в 2003-м году из выходцев другого института, который прекратил свое существование. А Челябинский Гипромез принял их к себе. Так что отдел вроде бы молод, но его инженерам – опыта не занимать. Зубры. Есть у кого учиться. И это – та самая большая удача для Павла Сидорова. Приняли парня как родного, сразу дали наставника, Юрия Георгиевича Юферова. И хотя Павел уже работает самостоятельно, но Юрий Георгиевич «глаз с него не спускает». В проектной работе решений может быть множество – это и нравится Павлу. А еще – постоянное сотрудничество с другими инженерами, отделами, взаимодействие, которое и приводит к готовому качественному продукту. А самый вдохновляющий момент – за пять минут до конца рабочего дня подписать проектную документацию на всех этажах Гипромеза и отдать в руки начальнику, отбывающему поутру на объект. И выдохнуть, наконец. Невыполнимых задач не бывает – так Павел говорит. И разрабатывает форму кабельного журнала, чтобы ускорить процесс проектирования для всех работников отдела. Опыта, конечно, у парня почти что нет – зато есть взгляд новичка при отличном знании компьютерных технологий. Такой удачный симбиоз в электротехническом No 3.

Наталия Сергеевна Савченко, ведущий инженер теплосилового отдела, в Гипромезе 7 лет

Ей знакомый подсказал: там, кажется, нужны молодые специалисты. Наталия делала диплом и подыскивала себе работу. Пришла, а руководитель отдела говорит: «Конечно, возьмем. А лучше – с подружкой, чтоб веселее было». Так и пришла, как велели – с подружкой, и работают вместе. Правда, подружка сейчас в декретном отпуске. А Наталия уже – ведущий инженер. К ней молодых специалистов «прикрепили», чтоб обучала делу. Смотрит на них Наталия и думает: «Неужели я такие же элементарные вопросы задавала?» Но их неопытность ей понятна. Институтская программа и гипромезовская практика – различаются как небо и земля. Учиться заново приходится.

Наталия усидчива, пытлива и кропотлива – незаменимые качества для проектировщика. Сначала ее «в помощь» опытным проектировщицам давали, через пару лет она самостоятельно работала. Однажды увидела трассу на ЧМК, которую когда-то чертила вместе с руководительницей группы, – впечатляюще! Наглядное свидетельство значимости ее работы. Когда самостоятельно делала первый проект – компрессорную на ЧМК – научилась взаимодействовать со смежными отделами Гипромеза, поняла их взаимосвязь и взаимозависимость. Котельные, компрессорные, трубопроводы для тепла и пара – все это «епархия» ее отдела. Возмущается Наталия. Мол, говорят: ну что у вас? Поставил компрессор, и проектировать не надо. Надо! Чуть оборудование не то или расположение – это новый проект. Двух одинаковых нет. А всякое новое ее профессиональный интерес возбуждает. Трехмерное проектирование, к примеру, которое сейчас активно внедряется в Гипромезе – программа Autocad, на которой работает весь Запад, а теперь и Гипромез. И новое оборудование, импортное по большей части, которое сейчас применяется. И тренинги и семинары для молодых специалистов. И коллективные походы, сплавы, поездки, соревнования. Ей все здесь нравится. Так в ее жизни получилось – случайно и хорошо.