Главный архитектор Магнитогорска Илья Пономарев прислушивается к своему внутреннему голосу, а эмоции предпочитает держать под контролем. Главный принцип для него библейский – «не поступать с другими так, как бы ты не хотел, чтобы поступали с тобой». Он прекрасно ориентируется во всех трендах архитектуры. У него есть свое мнение о том, что такое свобода, и почему нет предела человеческим возможностям. Он готов поспорить с Черчиллем о природе силы и согласиться с Булгаковым в рассуждениях о качествах мужчин.

Только тот свободен, кто самостоятельно мыслит  и не повторяет чужих слов, смысла которых он не понимает.
Авербах Бертольд, писатель

Согласен с этой мыслью. Петушиное качество, когда человек рассуждает о чем-то, что он не понимает, мне глубоко не симпатично. Только мне кажется, что определять свободу исключительно через отношения с людьми не совсем корректно. Некоторые люди в принципе не нуждаются в общении, чтобы чувствовать себя свободными. Настоящая свобода – это, скорее, ощущение контроля над ситуацией, понимание происходящих процессов, когда человек не мучается по поводу того, что он не может что-то изменить, и находит силы на то, что он изменить способен.

Главное дарование великого человека – уметь избирать особ по их талантам. 
Александр Суворов, полководец

Главное дарование – уметь с ними общаться. Оценить и отобрать – несложно. Но при чем здесь великость? Великими становятся те, кто часть чужих жизней может сделать элементом своей. Для этого надо иметь возможность влиять на людей, заинтересовывать, объединять какой-то идеей. Все великие свершения основаны на том, что кто-то не столько в силу таланта, сколько воли, мобилизовал большое количество талантов. Если человек обладает таким структурообразующим качеством – тогда да, можно говорить о его великости. А просто оценить человека, наверное, может каждый.

Не огорчаюсь, если люди меня не понимают, – огорчаюсь, если я не понимаю людей. 
Конфуций, китайский мыслитель, философ

Конфуций был продвинутым и самодостаточным мужчиной. Чем меньше зависишь от окружающих, тем ближе к счастью и совершенству – это же базовый тезис. И это тот уровень, к которому, наверное, следует стремиться. Я еще не совершенен, потому что огорчаюсь и в том и в другом случае.

В минуты колебания смело следуй внушению внутреннего голоса, если услышишь его, хотя бы, кроме этого голоса, ничто не побуждало тебя поступить так, как он тебе советует. 
Даниэль Дефо, писатель

Я тоже прислушиваюсь к своему внутреннему голосу. Но оценить эффективность этого пути сложно, я же не знаю, как развивались бы события, если бы я принял другое решение.

Человек рожден без всяких принципов, но со способностью их воспринимать.
Ф. Вольтер, писатель, философ

В этой цитате нет какого-то откровения. Конечно, это так. 

В зависимости от ситуации, среды , в которой человек рос, воспитывался, получал образование, у него формируется разное отношение к жизни. Даже понятия «добро» и «зло» могут быть относительными. Вспомним обычаи северных народов. Для них нормально пойти и застрелить где-нибудь на льдине собственного отца, если он уже стал слишком стар и немощен. Более того, в этом есть проявление их мужской доблести.

Для меня, наверное, самый главный принцип, если говорить об отношениях с людьми – это «не поступать с другими так, как бы ты не хотел, чтобы поступали с тобой». А в целом – стараться объективно оценивать ситуацию, безэмоционально относиться к происходящему. Всегда легко получить импульс к действию, необъективно оценив обстановку, а это часто приводит к большим ошибкам.

Город, в котором тебе не везет, всегда кажется неинтересным по архитектуре. 
Эмиль Кроткий, поэт-сатирик

Место, где тебе не везет, кажется несимпатичным в принципе. Вряд ли это связано с архитектурой непосредственно. Просто не хочется возвращаться туда, где произошло что-то неприятное. Я, кстати, не сильно люблю путешествовать по городам, хоть и архитектор по образованию. Обычно городской архитектуре не хватает целостности. Мне очень не нравится Москва, несмотря на то, что там много красивых мест, в целом это уже даже не город, а некая сверхструктура. Город должен быть объединен какой-то одной мыслью. Можно, конечно, сказать, что Москва объединена идей самовыражения всех и вся. Но это современный Вавилон. Грустно смотреть и на постсоветские города, которые как строились без какого-то архитектурного замысла, так и остались обездоленными в этом плане. Их сложно даже городом называть, скорее, комплекс зданий для проживания работников завода. А нравится мне Питер. Может, банально, но очень его люблю. У него такая неожиданная горизонтальная композиция. Еще Барселона очень нравится.

Врач может похоронить свою ошибку, архитектор – разве что обсадить стены плющом. 
Френк Райт, американский архитектор-новатор

В древние времена редко, когда сохранялись имена тех, кто возводил здания. Разве что греческая культура была исключением. Постройка сооружалась несколькими поколениями, и определение авторства было затруднено. В традициях готики, например, вообще предполагалось, что архитектор не столько автор, сколько транслятор божьего промысла. 

Только с развитием гуманистических идей появилось авторство. Сегодня к архитектуре предъявляется не только требование утилитарности, но и требование производить впечатление. Тренд идет в сторону декорирования, когда нужно шокировать, удивлять. Говорят же сегодня философы, что мы теряем внутренние смыслы, поэтому ищем их в каких-то краткосрочных впечатлениях. Думаю, мы скоро придем к декорированию голограммами, потому что сегодня утилитарно человек пользуется только своим домом, задача других зданий – производить впечатление, вести к катарсису. Из-за изменения масштабов экономики пропала необходимость создания вечных построек. Срок жизни архитектурного объекта снижается. Актуальность новых построек в наши дни – пять, максимум пятнадцать лет, потом появляется вопрос: что с ними делать дальше.

Архитектура – выразительница нравов.
Оноре де Бальзак, писатель

Архитектура действительно выражает культурный уровень. А понятие культуры достаточно размыто. Допустим, у каждого народа есть своя история восприятия архитектуры. Если долго существует стабильное общество, то выстраиваются какие-то концепты, появляются ориентиры. В такой культурологической среде архитектору проще работать, потому что люди его понимают. Нынешний этап характеризуется метаниями, неоднозначностью понимания новых построек. Открыл какой-нибудь архитектор специализированный журнал – увидел деконструктивизм – и давай пробовать его у нас. Деконструктивизм в старой Праге понятен. Но когда он используется в наших микрорайонах, самих по себе достаточно деструктивистских – без параллельных линий, с безликими квадратными зданиями, созданными как декорации компьютерной игры «Doom» – то ассоциаций, которых хотел добиться автор, не получается. Сегодня оценка идет, скорее, на уровне ощущений: удачно-неудачно получилось. Преобладает максимальная индивидуализация, каждый автор представляет свой собственный стиль. Нет необходимости подражать.

Каждый художник, который изображает небо зеленым, а траву голубой, должен быть подвергнут стерилизации. 
Адольф Гитлер, основатель тоталитарной диктатуры Третьего Рейха

По автору и фраза. От художника фотография не требуется, даже от фотографа сегодня фотография как таковая не требуется. Важно передавать ощущения. Если нужно что-то воспроизвести – есть ксерокс. А рисовать, как говорится, можно научить и медведя, только художника из него не получится.

Кто выше всего ставит покой своих близких, тот должен совершенно отказаться от идейной жизни. 
Антон Чехов, писатель, драматург

Многие великие люди имели несчастные семьи. Их преданно любили, но гениям было наплевать на близких. Я считаю, что спокойной размеренной жизни, если ты хочешь многого добиться, конечно, не может быть. Иначе это будет какой-то декорацией, обманом. Я сам в этом плане конформист: хочу изменить многие моменты в своей жизни, но нужно найти время для этого, либо это большие проблемы, от которых уже не отвернуться.

Разум дан человеку, чтобы он понял: жить одним разумом нельзя. 
Эрих Мария Ремарк из романа «Жизнь взаймы»

Бесспорно. Достаточно вспомнить наших физиков, во многом изменивших ход истории. Почти все они были религиозными людьми, потому что понимали: высокие теории – всего лишь порождение разума. А суть их – это часть чего-то высшего, недоступного нам.

Больше всего русские восхищаются силой, и нет ничего, к чему бы они питали меньше уважения, чем к военной слабости. 
Уинстон Черчилль, политик

Абсолютная неправда. Понятие силы в русском менталитете очень своеобразно. Даже наши русские богатыри – абсолютно добрая публика, они свою силу не столько на военные дела направляли, сколько на мирные. Самодостаточность, уверенность, что ты контролируешь ситуацию – это вызывает уважение, а желание подраться с каждым встречным – это глупость, а– не сила.

Смазывая даже убогие мечты зелеными, как доллары, и желтыми, как золото, фантазиями, можно добиться того, что каждое человеческое существо превратится в честолюбивого императора и будет обожествлять самого себя. 
Из фильма «Адвокат дьявола»

Это от личной убогости. Когда-то все равно наступает момент понимания, что деньги, через которые ты себя определяешь, не имеют никакой ценности. Принятие такой парадигмы идет от желания власти, а деньги – это только возможная ее формализация. И она может быть различной. У Ганди, например, была другая власть, не связанная с деньгами.

Что–то, воля ваша, недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин, застольной беседы. Такие люди или тяжко больны, или втайне ненавидят окружающих. 
Михаил Булгаков из романа «Мастер и Маргарита»

Я часто цитирую эту фразу. Можно притворяться и находиться во внутреннем конфликте. А можно быть честным с собой. В этой фразе же нет ничего аморального. Все, что перечислено, – вполне естественно. Вопрос в ситуации: это общество прекрасной женщины в вертепе или сцена из «Ромео и Джульетты»?

Зрелость – это способность осознавать предел своих возможностей.
Курт Воннегут из книги «Колыбель для кошки»

Как можно осознать предел своих возможностей? В разных ситуациях он будет различным. Правильно же говорят, что всё, что нас не убивает, делает нас сильнее. И в какой-то момент кажется, что всё – вот он, предел, а проходит время, и понимаешь: тогда это была вовсе не вершина и даже не подножие твоих возможностей. В нынешнем состоянии ты можешь во сто крат больше. Возможно, когда тебе надоедает отодвигать этот предел, появляется скука. Да и то, это не зрелость, а, скорее, усталость от жизни. Кто-то же способен до самой смерти раздвигать пределы своих возможностей.

Если бы кто-нибудь в битве тысячекратно победил тысячу людей, а другой победил бы себя одного, то именно этот другой – величайший победитель в битве. 
Будда Гаутама Шакьямуни, индийский духовный учитель

Тысячекратно победивший тысячи людей – это относительный масштаб личности, а победивший себя – абсолютный. Люди могут быть очень сильными физически, но это никак не будет характеризовать их духовно. Наиболее реальный способ оценить себя как личность – это осознать собственные возможности личностных изменений, не считать себя высшим достижением природы, а развиваться, самосовершенствоваться.