Не зря говорится, что жизнь иной раз подкидывает такие правдивые истории, которые могут быть стократ интереснее любой написанной фантазером-автором повести. Жизненный путь известного в Челябинске строителя Владимира Мануилова при всей своей абсолютной реальности может вдохновить любого сценариста на создание фильма: про голодное детство спецпереселенца, постоянные разъезды (от Дона до Тихого океана) в юности, перипетии учебы в вузах и трудности первых лет работы по специальности. В разговоре с Владимиром Николаевичем не хотелось задавать каких-то традиционных журналистских вопросов, было лишь огромное желание слушать и слушать человека, прожившего долгую и полную удивительных событий жизнь. 

Детство Володи Мануилова пришлось на оккупацию советского Крыма фашистами, а в пожилой возраст Владимир Николаевич вступил в эпоху частной собственности и рыночной экономики. Но всю свою жизнь он не терялся, и сейчас ведет себя очень уверенно, строя планы на будущее.

Владимир Мануилов

В начале была война

1941-й год рождения! Такую короткую фразу нужно заканчивать только так – восклицательным знаком. Дети, рожденные в год начала Великой Отечественной, прошли через такие испытания, которые следующим поколениям и не снились. Но и среди своих ровесников – «детей войны» Володя Мануилов выделялся особо.

– Мы жили в Крыму, на территории, которая в самом начале войны была захвачена немецкими войсками, – рассказывает Владимир Николаевич. – В нашем доме, в поселке Албат, на постое находился фашистский офицер, но даже при этом страшном соседстве отец помогал партизанам, за что его немцы расстреляли. Мы с мамой ушли в партизанский отряд. Я смутно помню, как мама заворачивала меня в кожух, обвязывала веревкой и закидывала себе за спину, так по лесу и шли.

После фашистов в Крым пришли наши и… отправили семью Мануиловых в ссылку. На далекий холодный заснеженный Средний Урал, в поселок спецпереселенцев под Нижним Тагилом. В тесных холодных бараках, которые были кое-как выстроены самими ссыльными, ютились сразу по несколько семей. 

– Я доску со двора притащил – нары сделали, так и спали, – вспоминает Владимир Мануилов. – Моя мама была по национальности гречанка, но местные жители упорно называли меня «крымским татарином», да и все остальные ссыльные из Крыма были для уральцев только «татарами» и «предателями». Я их теперь понимаю – время было тяжелое, война только-только кончилась, все озлобленные. Когда в школе завершались занятия, уборщица открывала нам – спецпереселенцам «черный ход», и через него мы покидали школу. Почему так? На улице нас всегда поджидали местные ребята с желанием устроить драку с «предателями». Голод был, ели лебеду, щавель, крапиву, летом в лесу собирали и ели ягоды. Зимой из перемерзлой картошки делали картофельные котлеты.

Владимир Мануилов

Стройки социализма 

Вот на такой «травяной диете» и в таких условиях Владимир Мануилов набирался сил и жизненного опыта. Учился хорошо, особенно преуспевал в химии и поэтому решил связать свою будущую карьеру с этой непростой наукой. После школы, родившийся в Крыму и получивший образование на Урале, Владимир Мануилов вновь поехал на юг, в Новочеркасск, поступать на химфак местного политехнического института. Не поступил (требовался экзамен по немецкому, который в школе не преподавали). В то время в Новочеркасске  произошло знаменитое восстание рабочих, жестоко подавленное Советской властью.  Друзья Владимира стали очевидцами восстания. Володе удалось избежать пуль, чуть ранее он перебрался в соседний Ростов-на-Дону и поступил в горно-строительный техникум, на факультет промышленного и гражданского строительства. Так на всю оставшуюся жизнь он связал свою судьбу со стройками.

– Почему пошел учиться на строителя? – размышляет Мануилов. – Ну, брат у меня был столяром, любую мебель делал – от шкатулки до комода, а я ему помогал всегда. Хотя, если честно, шли мы с товарищем по Ростову и искали такое учебное заведение, где бы учащимся предоставляли места в общежитии. Так и был сделан выбор. Самое смешное, что уже после поступления, в общежитие меня не поселили, но строителем я всё же в итоге стал. 

После четвертого курса Владимир вновь вернулся на Урал, продолжил учиться в техникуме Нижнего Тагила, а на практику уехал работать в Сибирь, в Новокузнецк, на строительство Сталинского алюминиевого завода. Молодой парень вкалывал за четверых, пробовал себя и в качестве каменщика, и в качестве плотника.

– Я тогда не курил, не пил, двухпудовую гирю два десятка раз выжимал, молодой был – 20 лет, – улыбается Мануилов. – Вот прораб меня и приметил. Поставил во главе бригады «химиков», людей, осужденных на небольшие сроки, заключенных и отбывающих свой срок на стройках социализма. Тот еще контингент, они наседали, я бил морды, так и работали, находили общий язык.

Познав на практике первые уроки науки управления персоналом, Владимир Мануилов решил подкрепить жизненный опыт фундаментальными знаниями. Подавал документы о поступлении в Новокузнецкий горнометаллургический институт, но, плохо сдав первый экзамен, решил попробовать свои силы в роли студента Томского инженерно-строительного института. И был зачислен. И учиться бы Мануилову в сердце Сибири, но друг прислал с далекого и загадочного острова Сахалина вызов, и молодой парень, отложив учебу, рванул за романтикой.

– Мне тогда в один день пришло два письма, – рассказывает Мануилов. Одно – с приглашением учиться в Томске, другое – от друга, с предложением приехать на Сахалин. Я выбрал вариант с работой на острове. Хотелось Тихий океан посмотреть. А в институте я взял академический отпуск.

Под началом Владимира Мануилова было уже более сотни человек. Его бригада строила различные объекты: школы, промышленные корпуса, больницы. На Сахалине его труд, его претворенные в жизнь рационализаторские предложения запомнят надолго.

Вы еще не сбились со счета городов и мест, где к своим 20 годам побывал Владимир Николаевич? Крым, Урал, Ростов-на-Дону, Новокузнецк, Сахалин… Следующим этапом большой жизни Мануилова стал третий по численности населения город России – Новосибирск. Владимир начал учебу в тамошнем вузе и за время обучения успел дважды (!) побывать отчисленным!

– Я одновременно и учился, и работал: вагоны разгружал, на фабрике сторожил, приходилось, конечно, жертвовать лекциями, а это не всем преподавателям нравилось, – вспоминает Мануилов. – Меня обвинили в том, что я и других студентов подбиваю подрабатывать, и выгнали. Ну и поехал… в Иркутск, на стройке мастером работать. Получал неплохо. Я тогда уже со своей будущей женой познакомился, она тоже со мной вместе в институте училась. Выслал ей денег, вызвал на летние каникулы к себе в гости. Договорились, что восстановлюсь в институте на заочное отделение. Ректор был не против, дерзай, говорит!

Учился Владимир Мануилов хорошо. Грыз гранит науки так успешно, что остальные заочники стояли в очередь на списывание задач. А если где-то не получалось с ходу – брал терпением и силой воли. Зачет по вычислительной технике студент Мануилов сдал с восьмого раза! Зато предмет знал уже лучше любого отличника – всё выучил.

Владимир Мануилов

Семейное гнездо 

Как «путешественник» Владимир Мануилов оказался в Челябинске? Cherchez la fеmme, конечно же… Нина – жена Владимира Николаевича – родом из южноуральской столицы. Вскоре у счастливых супругов родилась дочка, и остро встал вопрос о собственном жилье. Но и тут судьба подкинула Мануилову интригу.

– Мы с женой поехали к другу на свадьбу в Петропавловск, и чуть было там не остались – мне поступило интересное предложение переехать в Северный Казахстан, на работе предлагали квартиру. В Челябинске я трудился на строительном подразделении ЮУЖД, в СМП-61. Ну и челябинское начальство уговорило, мол, не стоит никуда ехать, мы тебя сами жильем обеспечим. Я звоню в Петропавловск, прошу меня извинить и от работы отказываюсь. Прихожу в Челябинске получать обещанный ордер на квартиру и… мне отказывают в его выдаче! А обещавший жилье начальник – в отпуске. Представляете ситуацию? Месяц я пробыл между небом и землей, наконец-то вопрос решился в мою пользу, и мы с женой и дочкой поселились в двухкомнатной квартире на улице Дзержинского.

Владимир Мануилов

Радости и печали 

Обретя постоянное семейное гнездо, Владимир Мануилов стал обустраивать Челябинск. Строил жилье, корпуса промышленных предприятий, медицинские учреждения, школы – всё, в чем нуждались сотрудники железной дороги.

– Здание железнодорожных касс по улице Свободы – моё, здание дорожной СЭС – тоже, отделение дороги, – перечисляет Мануилов. – Но особенно я горжусь тем, что принимал самое непосредственное участие в строительстве школы поселка Полетаево. Я человек прямой, на оперативках больше одного вопроса не задавал, зато если уж вставал с места и брал слово – начальство садилось, неудобный я для них был подчиненный, всегда со своим мнением. Не раз меня хотели подставить. Дадут план почти невыполнимый, а я калымщиков найду – и его выполню, хотя начальству это не нравится. И тут дают еще одно задание – сдать новую школу в Полетаево, и срок дают совершенно нереальный – к 1 сентября. Взялся я за это дело, и тут выясняется еще одна деталь: детей в школе учится намного больше, чем у меня написано в плане. А значит и строительный проект нужно менять, спортзал делать более просторным, классов больше. И директор об этом же просит. Я через все препоны прошел, чтобы неправильный проект изменить на более реальный и школьникам чрезвычайно необходимый. Зато школа получилась – загляденье: просторная, светлая, красивая.

Владимир Мануилов – обыкновенный человек, у которого удачи и радости зачастую чередуются с проблемами и печалями. Было ему и стыдно за кое-какую свою строительную работу.

– Однажды, когда делали пристрой к локомотивному депо, я в строительном проекте ошибся на пару миллиметров, небрежность допустил, ну и в итоге получилось не совсем хорошо, – смущается Владимир Николаевич. – Вы не подумайте, ничего серьезного, угрозы для работающих там людей нет, здание то до сих пор стоит, и всё с ним нормально. Но я то свою ошибку увидел, всё понял, и стыдно стало.

Владимир Мануилов

Новый век – новые планы 

Видно, такая уж судьба у Владимира Мануилова – неспокойный он человек. В юности менял города, в которых учился и работал, став строителем и переехав окончательно в Челябинск, стал менять сферы работы. Строил жилье и промкорпуса, затем, уйдя с железной дороги, начал работу в гидростроительстве – тянул канал от озера Аргази. Потом был опыт работы в энергостроительстве, на ТЭЦ-3.

– На ТЭЦ-3 я стал начальником строительства – это уже после перестройки было, когда работать можно и нужно было уже по-новому. Хотя и не все с этим соглашались, – говорит Владимир Мануилов. – Я привлек на ТЭЦ-3 кооператоров, люди умели трудиться и хотели получить за свой труд хорошие деньги. А мне говорят: «Да как ты смеешь на строительство важного государственного энергообъекта ставить каких-то частников?» Пришлось убеждать, доказывать, требовать. В итоге на новые рельсы стройку перевести удалось, да вот только со мной договор подписывать отказались. И в 1991-м году я ушел в «свободное плавание».

По словам Владимира Николаевича, сейчас, в условиях открытого бизнеса и частной собственности, работать стало сложнее. Больше стало неразберихи, бардака, откровенных чиновничьих поборов и бюрократического абсурда.

– У меня есть мечта – на озере Аргази построить хороший, достойный этого уникального уральского водоема пляж, – говорит Мануилов. – Там моя земля, зарегистрированная под фермерское хозяйство. Но начать строительство пляжа мне не позволяют чиновники – недостаточно утверждений и подписей. Уже два года хожу, бумаги выправляю, давно бы уже строительство завершил.

Владимир Мануилов

Всё еще впереди 

В истории с пляжем на озере Аргази Владимиру Мануилову, конечно, сочувствуешь, но… и искренне радуешься. Сколько же сил и энергии у человека 1941 года рождения, чтобы в 2009 году мечтать, требовать, добиваться, строить планы! И почему-то приходит уверенность, что пока есть такие сложные, упрямые, но профессиональные и закаленные жизнью строители, как Владимир Николаевич, у Челябинска всё еще впереди. Как и у Владимира Мануилова!