Оганнес Оганнисян

Есть мотив!

СЕМЬЯ: Доброе дело

Текст: Ирина Богданова
Фото: Юлия Боровикова

Оганнес Оганнисян, управляющий кафе в Металлургическом районе, наблюдает за людьми, приходящими в его заведение. Однажды он стал свидетелем такой картины. Трое учеников лет десяти-одиннадцати (в окружении кафе три школы) принялись считать мелочь: хотели наскрести денег на шаурму, одну на всех. Но такая перспектива, увы, не вырисовывалась. В душе у Оганнеса дрогнуло. «Не то чтобы жалко их стало, а захотелось помочь». «Ребята, вы учитесь?» — спрашивает. «Да!» «А как?» «Да нормально, — отвечают. — Четвёрки, пятёрки, иногда тройки»… «Так, с завтрашнего дня тем, кто в день получит три оценки «четыре» или «пять», дарю шаурму в подарок!».
Оганнес Оганнисян

С того случая, уже более полугода, в кафе Оганнеса стекаются потоки школьников, «вооружённых» дневниками. Управляющий проверяет оценки и расписывается под каждой. Однажды в кафе явился целый класс: ребята шумно расселись за столиками, деловито вынули из рюкзаков дневники, двинулись к стойке. И что-то не очень верилось, что каждый из них — хорошист да отличник. Бывает, ловчат подростки. Как-то заметил Оганнес: некоторые дети стали подходить за наградой по одному и тому же дневнику. Случалось, исправляли тройки на пятёрки. А однажды близнецы чуть не свели с ума. Они же сами одинаковые и дневники у них похожие, поди разберись… Оганнесу пришлось освоить электронный дневник, потому что в один момент узнал, что оценки у многих подделанные… Позвонила учительница и предупредила. «Но знаете, я детей не осуждаю, — делится Оганнес, — ведь они пытаются что-то придумать, как-то решить этот вопрос. Значит, они предприимчивые!». Ещё была одна девочка  — со сломанной рукой. На уроках она отвечала только устно. Оценки ей не ставили. Оганнес ей давал шаурму без оценок. «Не в оценках дело, — говорит, — а в старании и стремлении».

— Я уже знаю их учителей, — продолжает Оганнисян. — Часто по телефону общаемся. Как-то позвонила учительница из школы № 140. Рассказала, что у них был мальчик, которого собирались оставить на второй год. Но когда он узнал об акции, у него появился мотив — учиться лучше, успевать за другими. И получать шаурму за хорошие оценки. И, знаете, он очень продвинулся в учёбе. На второй год уже точно не остаётся. Учительница меня поблагодарила.

-А вот интересно: как родители к этому относятся? Что-то мне подсказывает, что среди них встречается недоверие: мол, не бывает сказок…
-Родители приходили, задавали вопросы, — признаётся Оганнес. — Некоторые даже подозревали, что ребёнок придумал про бесплатную шаурму. Но после разговора со мной они убедились, что дочь или сын не врут. Теперь взрослые помогают мне порой. И даже дарят подарки. Одна мама связала, например, игрушечную тыкву и подарила мне. Просто она занимается рукоделием, хотела поблагодарить. Когда идёт эмоциональная отдача от людей… Тепло на душе от этого. Это дорогого стоит!

Кстати, в кафе надеются, что идею поддержат и другие заведения, чтобы у школьников было ещё больше стимулов хорошо учиться…

-Оганнес, расскажите о себе. Откуда вы приехали?
-Я из города Нор-Ачин, это недалеко от Еревана. Город наш промышленный, как и Челябинск. Там расположено крупнейшее алмазоперерабатывающее предприятие — завод «Шогакн» (в советские времена он назывался «Кристалл»). В школе я учился плохо. А после не пошёл ни в колледж, ни в вуз. Сейчас очень об этом жалею. И стараюсь много читать, чтобы восполнить этот пробел.

-Очевидно, у вас педагогические способности. Умеете с детьми общаться…
-Любовь к детям проснулась во мне после рождения дочки. Ей сейчас четыре года, зовут Аида. И ответственность появилась. За всех детей вообще.

-Ваша акция для бизнеса не разорительна?
-Сначала не особо ощущалось, мы тратили на ребят по тысяче рублей в день. Но когда детей стало больше (и даже из других районов приезжают, и из посёлков в пригороде), стало ощутимо… Между прочим, родители пытаются нам помочь. Бывают перечисления, небольшие суммы. Но я хочу сказать, что эти перечисления, конечно, лишнее. И если мне хотят как-то помочь, то пусть лучше воспользуются услугами моего кафе, или в автомагазине что-то купят, или, допустим, на нашу автомойку машину свою привезут помыть. Тогда мне хватит финансов, чтобы обеспечить обедом уже не двадцать детей в день, а больше.

…Люди стали помогать Оганнесу по своей инициативе. Контакты и реквизиты он не давал — сами нашли. Переводили по сто, двести, триста рублей. На полученную сумму, более десяти тысяч, Оганнисян купил подарки и отвёз на Рождество в детский дом.

-И давно вы детскому дому помогаете?
-Нет, пока такое было один раз. Постоянно мы помогаем волонтёрам благотворительного фонда «Русь» (фонд помощи малоимущим семьям и пенсионерам). Один раз в неделю к нам приходит волонтёр и забирает шаурму в расчёте на пятнадцать человек. Это именно для волонтёров. Чтобы они могли перекусить во время своей добровольной работы.

На стенах кафе висят несколько благодарственных писем. В основном от школ. Но есть и от управления по делам образования администрации города Челябинска. Но это не единственные проявления уважения. Недавно позвонил и благодарил один из продюсеров фильма «Последний богатырь». Он узнал о деятельности Оганнеса из короткой заметки в интернете. А после прислал пятьдесят пригласительных билетов на эту кинокартину. Оганнисян раздал «пригласительные» детям.