Его советы дорогого стоят. Особенно, когда на чаше  весов деньги и репутация. 

Кого-то уберег от судебных разбирательств, другим помог вернуть или не потерять миллионы. Для многих он стал надежным проводником в дебрях юридических нюансов бизнеса. Недаром сказал один из клиентов, руководитель крупной компании: 

«Когда все понятно, мы нанимаем гастарбайтеров, когда ничего не понятно –  Константина Игонина».

Карьера начиналась с получения образования по специальности «Философ, преподаватель философии» в Уральском госуниверситете. Пять лет было отдано учебе на дневном отделении. Однако уже на третьем курсе все чаще стал задумываться: «Это образование сродни институту благородных девиц. Конечно, мозг развивает, но… слишком далеко от реалий». Хотелось практического приложения знаний, реализации интеллектуально-аналитических способностей. Даже сцены мерещились. Вот он прохаживается перед высоким судом, увлеченно доказывает правоту «подзащитного»… Екатеринбург, дневное обучение… Все дороги были открыты в аспирантуру. Однако решил, что заниматься философией на философском факультете – это хорошо, но он этого не хочет. А преподавать философию студентам, которым она на 90 процентов, в их понимании, не нужна… На такое самопожертвование не пошел.

Константин Игонин

Новая стезя

Так и возникла идея освоить юридическое поприще. Благо, обстоятельства сложились удачно. Встретился с товарищем – одноклассником Григорием Листиком, который в это время заканчивал ЧПИ и начинал работу бухгалтером в торговой компании. В эту компанию Константин и был приглашен юристом. Да, в отсутствии специального образования. Это было нормально для российской практики более чем десятилетней давности, когда мало кто работал по специальности. Для молодой компании достаточно было его желания стать юристом и поступления в вуз, дающий юридическое образование. Большим плюсом второго «высшего» была его практичность – освоение теории параллельно с практикой. В результате багаж знаний пополнил второй диплом. 

Затем начался период работы Константина в аудиторской фирме, где вместе с Григорием Листиком им впервые пришлось столкнуться с необходимостью комплексного подхода к решению проблем клиентов. Тогда же вместе с арбитражным управляющим вел дела о банкротстве. 

Занимался Константин Игонин и самостоятельной юридической практикой. К тому моменту сформировался круг клиентов времен аудиторской практики и дел о банкротстве. Он осознал, что может сделать многое собственными силами, от него зависит ход дела, решение и положительный результат. На определенном этапе развития аудиторской компании пришло понимание: необходимо суперинтенсивное развитие бизнеса, медленное – равноценно умиранию. И этот скачок произошел. Екатеринбург, Уфа, Сургут, Самара… Создавались новые филиалы. Заметно отразился скачок и на усилении позиций в рейтинге российских аудиторских компаний. При таком бурном росте необходимо было становиться менеджером, а Константину хотелось… оставаться профессионалом. И вновь судьба дала ему шанс выбрать новое направление дальнейшей жизни. Игонин решил создать такую компанию, которая бы стала «бутиком» юридического консалтинга. Чтобы определиться с названием фирмы, он пролистал словарь иностранных терминов и выбрал слово, которое в принципе отражало суть работы – «Аквитенс». Что в переводе означает «документ, освобождающий от финансовой ответственности».

Константин Игонин

Интерес клиента

Между тем, ценность услуг «Аквитенса» не в том, чтобы освободить от ответственности. Понятие «ответственность» подразумевает нечто негативное. Значит, всплыла какая-то проблема на уровне налоговой проверки или контрольных мероприятий других госорганов, либо конфликтная ситуация сложилась между коммерческими организациями. Задача Игонина – сделать именно так, чтобы этих ситуаций вообще не возникало. Если появилась необходимость идти в суд, стало быть, прежде плохо сработали коммерсанты и юристы, которые сделку планировали и сопровождали. Именно поэтому начинать заниматься проектом клиента нужно на уровне бизнес-идеи. Во-первых, необходимо структурировать проект изнутри, во-вторых – понять, как клиент будет контактировать со своими контрагентами, и выявить перечень вопросов, которые необходимо обговорить. Ведь как нередко случается? Я продаю – ты покупаешь. По рукам ударили и разошлись. А потом начинаются вопросы. Множество больших и мелких вопросов. Если они не были решены «на старте» сделки, есть большая вероятность, что завтра эта договоренность обернется конфликтом: «Ты обещал, ты не исполнил». Игонин помогает сторонам прийти к консенсусу, как принято говорить, на взаимовыгодных условиях. Хотя на самом деле каждая из сторон, безусловно, стремится к собственной выгоде. Бизнес-консультант фиксирует всё должным образом, и дальше совместно с клиентом контролирует ход реализации проекта, свое-временно внося коррективы. Конечная цель – не дать разгореться той самой конфликтной ситуации и помочь завершить сделку таким образом, чтобы все обязательства были выполнены. 

Одна из основных специализаций «Аквитенса» – налоги, как их правильно платить и как их законно не переплачивать. Всегда есть варианты. При одной и той же фактической структуре отношений есть свобода выбора правовых форм. То же самое и в налоговой сфере. Роль юриста-консультанта, сопровождающего бизнес-проекты, в значительной мере учитывает интерес клиента, для которого налоги – одна из статей затрат, себестоимости. Безусловно, для бизнеса важно, чтобы издержки были меньшими.

 «Профессионал» – слово очень важное для Константина Геннадьевича. Себя он таковым считает. Вспоминая при этом Козьму Пруткова, который говорил, что специалист подобен флюсу, его полнота односторонняя, не позволяет себе ограничиваться узким формально-юридическим подходом. 

Решения юридические должны соответствовать реалиям бизнеса. Понятно, что правильно переходить дорогу на зеленый сигнал светофора. Но, с другой стороны, можно очень безопасно перейти ее на красный или в неположенном месте (ни в коем случае никого не призываем, это просто метафора). И в то же время можно попасть в серьезную переделку, переходя дорогу на свет зеленый. Действуя в рамках закона, нужно еще учитывать множество других факторов и обстоятельств, кроме закона. Вот и получается, что профессионал – не столько тот, кто в совершенстве знает кодекс и нюансы судебно-арбитражной практики, а тот, кто все это может правильно применить, чтоб получить желаемый результат. Не написать на бумаге правильные, но бесполезные слова, а сделать проект реализуемым. Для этого и надо участвовать в переговорах, учитывая финансовые нюансы, личностные характеристики партнеров, понимать бизнес клиента – технологию его производства, продаж.

Клиенты (и, конечно же, родственники, друзья и приятели) часто обращаются к нему и с «бытовыми» юридическими вопросами (семейными, жилищными): «Ты же «профи», подскажи, как поступить?..» Но Константин вынужден отказывать, аргументируя следующим образом: «Вы же не идете к зубному врачу с болью в животе. Я бизнес-юрист, который занимается исключительно корпоративными делами». Конечно, такой отказ следует после первой общей профессиональной рекомендации, а после него следует рекомендация – кто из коллег-юристов способен профессионально поставленный вопрос решить.

Константин Игонин

Практичный философ

– А вам доводится обращаться к кому-нибудь за советами? – интересуюсь у Константина Геннадьевича.
– Безусловно.

– Но вы же всё знаете…
– Я знаю то, что ничего не знаю. Не помню, кстати, кто это сказал. Видимо, правильно сделал, что отошел от философии (смеется). (Через пару дней после нашей встречи Константин позвонил и сказал, что автора афоризма он вспомнил – это, конечно же, Сократ. А еще – что у фразы есть продолжение – «А многие не знают и этого…». – Авт.). Что есть ум, что есть мудрость? Бывало, обращался к коллегам, исходя из принципа «одна голова – хорошо, а две – лучше». Иногда нужно «проговорить тему» и убедиться, что двигаюсь в правильном направлении. Что же касается моей правоты, то ее подтвердит только результат – отсутствие претензий контрагентов, государства, а также судебных разбирательств (при этом Игонин подчеркивает, что никакой результат недостижим без команды единомышленников, в «Аквитенсе» она есть – эффективная и профессиональная).

 Ну а житейские советы… Друзья на помощь приходят. Как-то поймал себя на мысли: есть работа, семья, но чего-то все равно не хватает, может быть, остроты ощущений? В результате занялся простой вещью – стал ходить в бассейн. Вода дает возможность думать, мысли просветляются. Монотонные движения этому способствуют. А еще друг увлек меня рыбалкой. Но, в отличие от бассейна, на рыбалке думать ни о чем не получается, кроме как о самой рыбалке. Что замечательно в этих двух занятиях – важен процесс, а не результат. Поэтому рыболовные трофеи, пусть и не самые рекордные, для меня на втором плане после процесса. В отличие от моей работы – где оценивают только по результату. 

Остался ли бизнес-консультант философом в душе? Во всяком случае, слова «Ну, Игонин, ты и философ!» он до сих пор слышит от своих товарищей и коллег. Наверное, остался. «Нет ничего более практичного, чем хорошая теория», – любит говорить еще один друг Константина Иван Иоголевич. Философский, максимально абстрактный подход, базовые моменты правосознания, вне сомнения, помогают нашему герою в работе. Вот почему его профессиональная функция не сводится к тому, чтобы назвать номера статей и пунктов закона. Структурированное мышление – главная ценность. Странно было бы думать: «Так, сейчас к данной проблеме я отнесусь по-философски, выберу следующие парадигму и теорию…» Когда это происходит подспудно, наверное, это и есть философское отношение к жизни.

Константин Игонин

– Хочу вам задать неожиданный вопрос, Константин Геннадьевич. Вы могли бы жить в бочке?

– Опять вы о философии… Нет, бочка – это не мое. Один мой приятель на вопрос, «чем занимаешься», ответил предельно лаконично: «Живу». Философского образования этот человек не получал, но это самый правильный ответ. Надо жить. Причем, максимально наполненно. Работа, семья, рыбалка… – на все нужно находить время. Я получаю огромное удовольствие от общения с людьми. Особенно, когда решаю серьезные проблемы. Реализованное решение дает моему клиенту конкретный и измеримый экономический эффект. Этим эффектом оценивается результативность и профессионализм мой лично и моей компании. Именно потому и сделал шаг от философии к юриспруденции. И об этом не жалею.