Гильдия – (от нем. Gilde – объединение купцов) – различные объединения людей однородной профессии. В России гильдии существовали до 1917 года. 
Современный экономический словарь

«Он обрадовался, когда свет снова погас, – был риск,  что бабушка выскочит на свет,  потащит  его  к  себе,  начнет  экзаменовать  и пичкать сластями;  потом  пойдут  нежности и  игра  в катехизис.  А не то она просто выскочит на  лестницу и завопит:
«У меня снова кровь  в моче!»,  будет  размахивать  стеклянным ночным горшком и обливаться горючими слезами.  Его  мутило  от  бабушкиной мочи, он  побаивался  бабушки  и  потому  обрадовался,  когда  выключатель щелкнул и свет снова погас.»

Генрих Бёлль. «Дом без хозяина» 

Александр Гильдин

При всем многообразии выбора – другой альтернативы нет

У Александра Гильдина больница – свой дом. И здесь он хозяин. Бояться стеклянных баночек ему не пристало. И от анализов никогда не мутило. Равно как при первой операции не дрожали руки. Да и выбор Гильдина был как воздух прост. Прадед, дед, бабушка, мать и отец Гильдины – все доктора. У династии триста лет врачебного стажа. Когда в юности надо было выбирать свою дорогу, Александр Владимирович думал, делал наметки и, конечно же, хотел быть героем. Хоккей, команда «Трактор» и достижения в спорте. Серьёзные занятия и сломанный нос. Родители переживали, и «Трактор» тогда не победил. Семейным советом было вынесено постановление: Саша пойдет в доктора. Авторитет родителей – штука непререкаемая. И Саша пошел в доктора. На третьем курсе пришлось опять выбирать. На этот раз уже специальность. Дядя был заведующим отделением. Когда оно открылось, Гильдин определился. Будет работать не с сердцем, а c почками. Хирургия – хоть и мясорубка, но урологом быть в те времена было почетно. Александр уже знал, что останется работать здесь же – в больнице Скорой помощи. Подступало время защиты диплома. Александру дали распределение – Кыштым. Он приехал на автовокзал, взял билет и поинтересовался, когда обратный рейс. Он в тот момент решил, что съездит в Кыштым на месяц – остался на три года. Это была его «стройка века» – поднимать урологию в провинции. И горячая практика стала отличным врачебным уроком на всю жизнь. Первая рабочая неделя – это как горячий стаж в освоении своего дела. Александр Владимирович вспоминает то время с необыкновенной нежностью и большим уважением. Там, в Кыштымской районной больнице, за семь рабочих дней можно было освоить то, что и за полгода институтской практики не взять. Вернувшись через месяц в Челябинск, Александр сообщил родителям, что интернатуру будет проходить в Кыштыме. Молодой доктор сделал там свои первые, но уверенные шаги. Через время его назначили заведующим урологическим отделением. Докторская жизнь начала набирать мощный темп и большую скорость. Но больше всего Александра Гильдина подкупала возможность быть самостоятельным, возможность принимать независимые решения. А когда ты один на один с жизнью своего пациента, ставки риска повышаются. Александр Владимирович уже тогда был за со-страдание. Он редкий доктор, который не может «похвастать» своим кладбищем. Любая врачебная ошибка заставляла ещё упорнее постигать азы своего дела. Ни одного летального исхода – для врача определенный подвиг. Но Александр Гильдин другого себе и не представлял. 

Александр Гильдин

Жена. Гордость без предубеждений 

Удивительное всегда рядом. Гильдину и в этом повезло. Когда работал в Кыштыме, дежурства брал один за другим. Однажды даже пришел на работу, и остался – на четыре дня. В молодости всё хотелось делать самому, а особенно пестовать в себе ответственность. Работа – отчасти тогда стала первой женой и первой семьей. А потом появилась Света. Тоже доктор. Красивая и смелая, врач-окулист. Работала в поликлинике и занялась контактной коррекцией. А потом Свете надоели трудности переходного периода от перестройки к цивилизованному житию-бытию. Доктор Гильдина стала частным предпринимателем. Она, скрыв от мужа сумму, взяла банковский кредит. Чтобы открыть свое дело. Открыла. Квартиры в центре Челябинска превратила в салоны «Мир оптики». Работать опять пришлось много. Свой салон оптики – идея была хрупкая, но дело стало надежным. Работа жены принесла им успех. И каждый в семье стал делать то, что любит. И каждый в этой семье стал ещё больше любить то, что делает. Поступок супруги Александр Владимирович оценил сознательно и ответственно. Радоваться изобилию здесь и сейчас – это тоже талант. Благодарность стала помогать их благосостоянию расти. На помощь пришли и верные друзья. Кредит отдавали долго – шесть лет напряженной экономической мысли и постоянной предпринимательской работы. Но успех Светланы принес благо миру семьи Гильдиных. Отпала необходимость дежурить ночами. С женой Александру Владимировичу оказалось и целого мира мало. Гильдины стали путешествовать. Навестили сестру Наталью в Южной Африке, посмотрели на экзотику разных стран. Гильдины выросли. И рост их – это постоянная готовность позволить реальности каждое мгновение становиться новой. 

Александр Гильдин

Ученье – свет. И хорошо, что не Чубайс – министр образования

Наша встреча-интервью была первой. Гильдин назначил время. 11:00. Подошел к своему кабинету минута в минуту. Скромен, сдержан и как будто бы совсем не эмоционален. Зашли в кабинет. Сели. Стали говорить. О циничном медицинском юморе: «ой, березка-березка, мне бы столько почек, сколько у тебя!!!», о человеческих пристрастиях и хобби. Говорили сдержанно, спокойно. Даже грохот трамваев по проспекту Победы не нарушал какого-то больничного спокойствия. А тут звонок. Откуда только пошла энергетика жизнесбережения!? 

– Да, Николай Иванович…

– Как у вас там дела? 

– Всё нормально пока. Температура в норме, нефрастома работает. С примесью крови моча…

– А как он спал?

– Всё хорошо, обезболили – ночь хорошо поспал…

– Наблюдайте за ним…

– Да, Пономарев его ведет. 

Александр Владимирович снял звонок. 

– Это профессор. Тарасов. Звезда очень большой величины. Вчера оперировали нашего коллегу, с нами здесь работает. Николай Иванович интересуется. 

Медицину Александр Владимирович выбрал ещё и потому, что с юных лет всегда очень хотел помогать людям. А эта работа – как ничто другое, очень точно соответствовала его жизненному определению. Пациенты (а сегодня это почти треть Челябинска) постоянно общаются, консультируются со своим доктором. Благодарность людей, которым помог, дает заведующему отделением урологии больницы скорой помощи огромный заряд положительной энергетики. Ради этого стоит жить.

Александр Гильдин

– У нас же менталитет всё-таки, смотрите, какой, – доктор продолжает разговор уже со мной, – все хотят лечиться бесплатно. Поэтому говорить о частной медицине, как о всеобщем прорыве, пока рано. И бизнес-медицина – тоже дело далекого будущего. Во всяком случае, частная урологическая клиника – это точно из области фантастики. Нужны огромные деньги. Да, наверное, так в любой профессии – баланс эгоизма и альтруизма есть всегда. Так уж сложилось, что почки часто выходят из строя. Мы можем это дело быстро починить. 

– Хирургия – это поток интенсивный. Расслабляться не позволяет. Вот поступил к нам крупный камень, быстро анализы и на операционный стол. Сейчас у нас не так, как раньше, есть современное оборудование. И профессор наш постоянно нас мировым опытом снабжает, смотрим фильмы, учимся. Где-то, конечно, завидуем – далеко нам до суперцивилизованной медицины. Но это не страшно. Посмотрите, сколько к нам студентов ходит. Значит, есть интерес. Значит, кадры будут. 

Доктор Гильдин спокойно принял разрыв врачебной династии. Дочь Екатерина не захотела идти в медакадемию. Пошла в юристы. Сожалений о том, что ребенок не повторяет путь своих родителей, у Гильдина нет. Но вот если бы ему совершенно банально предложили повторить жизненный сценарий, он бы без капельки сомнений и притворного колебания, выбрал бы урологию. Не испугал бы провинциальный Кыштым и тысяча операций ежегодно. Это только у Генриха Бёлля «кровь в моче» стала лейтмотивом «Дома без хозяина». У Александра Гильдина другая красная линия. Посылать любовь и исцеление всем, кому этого действительно нужно.